Спартак 1996-1998

#  Номер14 » 27 авг 2017 01:56

СПАРТАК-1997

Если сравнивать изменения, коснувшиеся состава ‘Спартака’ в межсезонье 1996-1997 с тем, что произошло зимой годом ранее, то можно сказать, что не произошло ровным счётом ничего. В Нижний Новгород ушли Чудин, Дуюн, Липко и Джубанов, где они присоединились к ещё двум бывшим спартаковцам – Афанасьеву и Мухамадиеву. Из ЦСКА пришёл бразилец Леонидас, который тут же был отдан в аренду ‘Торпедо’. Из ‘Уралмаша’ пришёл Мирослав Ромащенко, а из ‘КамАЗа’ – Роберт Евдокимов. Из ‘Лады’ были взяты в аренду Алексей Бахарев и Максим Бузникин. Кроме того, озабоченные проблемой вратаря, руководители ‘Спартака’ решили решить её нетрадиционным для тех лет способом – пригласить специального тренера для них. Найти способ связаться с жившим в ту пору в Испании Ринатом Дасаевым ‘Спартак’ не сумел, и поэтому был приглашён Юрий Дарвин, который до этого работал в школе клуба.

Все пятеро наших ‘мушкетёров’ остались в команде, что не могло не радовать. Как же выглядел состав ‘Спартака’ в 1997 году?
В воротах безальтернативен был пышногривый Александр Филимонов, который не принял участие лишь в одной встрече из 47 официальных – из-за красной карточки в предыдущем матче. За место второго вратаря боролись игравшие в дубле Епифанов, Панайотиди и Нигматуллин.

На позиции чистильщика начал сезон вернувшийся в команду Василий Кульков. Но начал сезон, прямо скажем, не очень хорошо и довольно быстро – проведя лишь четыре матча и разочаровав тренерский штаб – оказался в дубле, а затем перешёл в ‘Зенит’. После этого на этой позиции стал выступать Ананко, который провёл там практически весь сезон. Когда же он – из-за травм или дисквалификаций – не играл, то на месте последнего защитника оказывался Горлукович или Ромащенко. Вице-капитан команды Горлукович поиграл на всех позициях в обороне, но большей частью играл слева (в первой части сезона) или справа (во второй части). Переднего защитника поначалу играл Головской (который затем в середине чемпионата был сослан в дубль, а в концовке опять возвращён в первую команду), а правого – Мамедов. Ближе к осени Рамиз был отправлен в дубль и оттуда уже не вернулся.

Вот, что уже после окончания сезона говорил о нём Романцев:
“Он переведён в дубль. Мамедов демонстративно не тренируется, набрал лишний вес. Он, пятикратный чемпион России, по-моему, устал от футбола. Хотя начал сезон очень здорово, дошел до сборной. Все мы крепки задним умом, и теперь я всё отчётливее понимаю, что должен был отговорить Игнатьева от этого шага. Не надо было ему трогать Мамедова. Потому что возвращался он из сборной морально убитым: вызывают, но даже в запас не ставят. Честно говоря, мне подобная практика непонятна. Приглашать одних и тех же людей – и никак их не использовать. Футболисты ведь реагируют на это по-разному. Скажем, Хлестов в этом смысле очень устойчив, я бы даже сказал, равнодушен: не поставил Игнатьев – ну и ладно. Мамедов – совсем другой. После каждого холостого вояжа в сборную он страшно переживал. Возвращался совсем на себя непохожим, и ничего сделать было невозможно. В конце концов терпение лопнуло – и я перевел его в дубль. Знаю, что Мамедовым интересуются многие команды, и никаких препятствий чинить ему не стану. По слухам, его хотят видеть, например, в ‘Торпедо’. Что ж, отпущу и на прощание скажу ‘спасибо’. В ‘Спартаке’ Мамедова вы больше не увидите”.

Основным игроком обороны был, разумеется, Хлестов, который играл переднего, левого или правого защитника. Время от времени на месте левого защитника появлялся Вадим Евсеев. Что касается Мамедова, то в первой команде 'Спартака' он действительно больше не появился ни разу, хотя и провёл следующий, 1998 год, в дубле.

В средней линии особых изменений не было – не играл лишь Тихонов, который пропустил первые полтора десятка матчей из-за травмы, полученной в одном из предсезонных матчей во время… исполнения пенальти. Его слева в полузащите заменил прекрасный технарь Бахарев, который до этого, по словам очень переживавшего по этому поводу Бузникина, никогда на краю не играл. В остальном полузащита осталась той же: справа – Мелёшин, в центре – диспетчер Титов и работяга Аленичев под ним. В нападении играла парочка Цымбаларь-Кечинов.

Иными словами, состав в первой половине сезона большей частью выглядел так:

№1 Филимонов – №5 Мамедов, №3 Ананко, №6 Головской, № 2 Горлукович – №7 Мелёшин, №8 Аленичев, №9 Титов, №11 Бахарев – №10 Кечинов, №4 Цымбаларь (к).

К огромному сожалению, из-за серьёзных травм Илья Цымбаларь пропустил в общей сложности две трети года. Со временем восстановился Тихонов, отвоевал место в основном составе (а именно переднего защитника) приходивший как опорный полузащитник Ромащенко. За два места в атаке боролись Сергей Лутовинов, Луис Робсон, Сергей Дмитриев, Бузникин и Ширко. Последние двое, в конце концов, и завоевали место в нападении, тогда как Кечинов занял место севшего на лавку Мелёшина справа в полузащите. Потерял место в основе и Бахарев, о котором Романцев говорил в середине сезона:

“Команда стала демонстрировать свою игру именно тогда, когда выходила без Бахарева и, кстати, Мамедова. Бахарев задерживал атаку. Даже уступающий ему в технике Мелёшин, становясь на фланг, выглядел предпочтительнее, потому что не портил командной игры. Вы вспомните, когда Бахарев последний раз хорошо играл? В обороне он отрабатывать не хочет, хотя является полузащитником. Почему кто-то должен ‘пахать’ и за себя, и за него? К сожалению, команде, борющейся за чемпионство, приходится сталкиваться с такими вот нелепыми проблемами”.

Надо сказать, что тренерский штаб не переставал искать лучшие варианты, и поэтому некоторым игрокам приходилось покидать 'насиженные' позиции. Это коснулось Аленичева, который помимо своего уже привычного места в опорной зоне играл и справа, и слева, и под нападающими, Бахарева (справа и под нападающими), Титова (опорный), Тихонова (справа и в нападении), Цымбаларя (слева в полузащите и под нападающими). Но главным образом состав во второй части сезона был таким:

№1 Филимонов – №2 Горлукович (к), №4 Ананко, №5 Ромащенко, №3 Хлестов – №10 Кечинов, №8 Аленичев, №9 Титов, №11 Тихонов – №6 Ширко, №7 Бузникин.

Роберт Евдокимов получил в конце прошлого сезона приглашения от ‘Спартака’ и от ‘Алании’, и, по его словам, Валерий Четверик сказал ему, что отпустит в команду, которая станет чемпионом. Он пришёл к нам на место левого полузащитника, но сыграл лишь шесть матчей. Один из них был против родного ‘КамАза’, когда ‘Спартак’ на протяжении 84 минут бился об стену из 11 игроков соперника и проигрывал на ту минуту со счётом 0:2. На вышеупомянутой 84-й минуте Евдокимов вышел на замену и через минуту сквитал один мяч. Но на большее нашей команды не хватило. Евдокимов вскоре вернулся в Набережные Челны и в матче чемпионата второго круга забил уже нам!

Романцев: “До сих пор считаю Евдокимова хорошим игроком, который мог нам подойти: не хватило характера. Вот у Ромащенко хватило. Он бился за место в составе с начала сезона, его не ставили, а если выходил на поле, то играл неважно. Но своего добился”.

Наверняка в те годы многие задавались вопросом, куда так тихо и незаметно исчез Андрей Пятницкий. Напомним, что предыдущий сезон он начал в основе, а потом его постепенно вытеснил оттуда Егор Титов. В 1997 году Андрей не сыграл за основной состав ‘Спартака’ ни одного матча, хотя никакой информации о том, что он куда-то ушёл, получил травму или закончил, не было. Куда же он подевался? Он никуда не ушёл – буквально весь сезон он провёл в дубле. В конце года Олег Иванович Романцев, отвечая на вопрос журналиста, рассказал:
“Пятницкий – это случай почти уникальный. Поверьте мне на слово: на сегодняшний день он, возможно, находится в наилучшей среди всех спартаковцев форме. На тренировках любо-дорого смотреть на него. Но... Всё упирается в психику: он боится трибун, боится играть. Если засвистят – может морально совсем сломаться. Ему нужно перешагнуть через этот барьер, как-то пересилить себя”.

Добавим, что Пятницкий, сыграв несколько товарищеских матчей за первую команду и дубль в следующем 1998 году, тихо и без помпы оказался в саратовском 'Соколе'.

Если полузащита в те годы была однозначно сильнейшей нашей линией, то оборону не критиковал только ленивый. Даже Романцев по ходу сезона 1997 года неоднократно заявлял, что его команде часто просто-напросто везёт, но это не может длиться вечно. Как-то он даже заявил, что с такой игрой в обороне однажды мы получим десяток пропущенных мячей. Больше того, часто защиту ‘Спартака’ критиковали даже тренеры соперников, как это однажды сделал Садырин, заявивший “понимаю, что это не моё дело, но всё-таки нельзя так играть в обороне, как это делает ‘Спартак’”. Критиковали всех – пожалуй, единственные, кто заслужил похвалу за сезон – Горлукович и Ромащенко. При этом лучшего из спартаковской обороны, Горлуковича, в 1997 году ни разу не призвали под знамёна сборной.

Несмотря на все проблемы нашей обороны, мы таки стали в тот год чемпионами, но без ложки дёгтя не обошлось. Хотя, наверное, эту ложку правильнее назвать половником. Именно в этом сезоне случился наш ‘первый ‘Сент-Галлен’’ в российской истории – вылет из Лиги Чемпионов от скромного словацкого клуба ‘Кошице’. Первый и, к сожалению, далеко не последний. И тогда тоже болельщики негодовали и говорили, что “игроки плюнули нам в душу”…

Именно в матче против словаков впервые в российской истории в футболке московского ‘Спартака’ в официальном матче вышел самый настоящий иностранец – бразилец Луис Робсон. Вылетев из Лиги Чемпионов, мы оказались в Кубке УЕФА, где случился тот самый знаменитый замер ворот перед матчем со швейцарским ‘Сьоном’.

Кстати, когда тренера ‘Кошице’ спросили, кого из ‘Спартака’ он хотел бы видеть в своей команде, он сказал: “Аленичева, Титова, Цымбаларя, Тихонова. И кроме них в ‘Спартаке’ много хороших игроков”. А президент ‘Сьона’ сказал, что “наиболее опасны номера 11, 10, 9 и 8”. Это он имел в виду Тихонова, Кечинова, Титова и Аленичева, соответственно. Когда в результате жеребьёвки выяснилось, что в марте 1998 года нам придётся играть с голландским ‘Аяксом’, тренер соперника, датчанин Мортен Ольсен заявил, что пригласил бы в ‘Аякс’ всех спартаковцев, но больше всего ему нравятся Цымбаларь и Тихонов. Рискнём предположить, что ПОСЛЕ матчей с нами Ольсен налево и направо заявлял, что теперь ему больше всех нравится Валерий Кечинов!

Ну да это мы забежали несколько вперёд. Возвращаясь к 1997 году, скажем, что лучшим бомбардиром команды стал Валерий Кечинов, хотя большую часть матчей провёл справа в полузащите, а ещё добрый десяток матчей пропустил из-за травмы.
Вот, что он сам говорил после окончания сезона: “Забил бы я больше всех в чемпионате, если бы сыграл все матчи? Простая арифметика для футбола не подходит. Количество голов не имеет прямой зависимости от количества игр. Один отыграет весь чемпионат и лишь пару раз огорчит вратарей соперников, а другой сделает хет-трик в двух матчах – и станет первым. Поэтому я не могу ответить на ваш вопрос однозначно утвердительно. У нас коллективный футбол, и все личные амбиции уходят на второй план, главное – игра и результат. Пусть лучше десять игроков забьют по четыре мяча, чем один – 20. А насчёт того, что я почти весь сезон играл на фланге и всё равно забил достаточно много, так из глубины мне полегче действовать – защитники меньше внимания обращают, есть где развернуться.”

По окончании сезона, подводя его итоги, Олег Иванович Романцев говорил:
“Сезон получился неоднородным. Ещё на старте чемпионата мы предполагали: будет тяжело. Потому что делали поправку на психологические особенности молодых футболистов, присущие, впрочем, их сверстникам любой профессии. Неожиданно для многих – и для себя, возможно, в первую очередь – выиграв золотые медали, некоторые из них искренне посчитали, что достигли пика своих возможностей, успокоились, понизили порог требовательности к себе. Например, Джубанов был отдан в средненькую, будем говорить, команду ‘Локомотив’ (Нижний Новгород), и даже там не заиграл в основном составе. Я уже не говорю о том, что они пренебрегли одной из аксиом большого спорта: подняться на пьедестал легче, чем удержаться на нём. Поэтому одни игры мы проводили на хорошем, ‘спартаковском’, уровне, а за другие до сих пор стыдно перед болельщиками. И самое страшное: психологическая яма пришлась как раз на международные матчи. С ‘Кошице’ играли просто бездарно – другого слова не подберёшь. Мало того, что в итоге оставили россиян без Лиги Чемпионов и крепко подмочили свою репутацию, так еще и материально клуб подкосили, не попав в основной турнир лиги. Мы не имеем даже своего стадиона, возможности обратиться к каким-нибудь государственным структурам. Мы предоставлены сами себе: нашли спонсоров или заработали в 1995 году в Лиге Чемпионов – значит, у клуба есть какие-то деньги. Не заработали в этом году – становится очень сложно, хотя условия по контрактам, в общем-то, выполняются. Приходится крутиться. Так что блеск очередного комплекта чемпионских медалей не ослепил нас настолько, чтобы не видеть объективную картину сезона.
Не знаю, можно ли отнести к категории молодых Аленичева, но он сделал даже не шаг – огромный прыжок, став главным открытием сезона не только в ‘Спартаке’ – во всём чемпионате. Заметно вырос Кечинов, прибавил Филимонов, и его прогресс во многом связан с работой нашего тренера вратарей Дарвина. Остальные играли неровно, чередуя удачные матчи с откровенно провальными. Отчасти это можно списать на молодость, отчасти – на недостаток класса, первым признаком которого является стабильность.
У большинства игроков есть приглашения от других клубов, но все высказали желание остаться. В этом смысле Бахарев и Бузникин – случай особый. Оба они из Тольятти, у нас – в аренде. И оба хотели бы в ‘Спартаке’ остаться. Однако это зависит не столько от них, сколько от людей, с которыми они заключили в Тольятти контракты.
Бахарев долго не мог вписаться в нашу игровую концепцию. Это факт, который невозможно оспорить. В самых тяжёлых играх он пока не зарекомендовал себя бойцом. У него своеобразная техника, как ни странно, больше цирковая, чем футбольная. Он может носить мяч на голове, крутить на всех частях тела. А спартаковская техника рациональна, её эталон – Фёдор Черенков. Который уже месяц работаю с ним индивидуально, а всё требую: “Мяч – вниз, вниз…”, а он его в игре ловит на ногу, подбрасывает. В футболе этого не нужно, техничен тот, кто первым же касанием укротил мяч или отдал удобно партнёру. А они с Бузникиным встанут на тренировке и кидают мяч друг другу – на грудь, на носок. В игре этого не бывает. Это даже не вина Бахарева, а его беда. Он не индивидуалист по природе, просто у него такая школа. В любой другой команде он может быть абсолютно незаменимым человеком, лидером. Но в ‘Спартак’, где результат достигается слаженными усилиями всех одиннадцати человек, Бахарев долго не вписывался. Пока наконец не понял, чего от него хотят. И ближе к концу сезона его акции пошли в гору.
Насчёт новых ‘экзотических’ иностранцев, вы же понимаете, что ради экзотики такое не делается. Другое дело – усилить команду. Это будет оправдано. А с Робсоном мне работать легко. Трудно было с Леонидасом. Поэтому я от него отказался. Он меня не устроил своим непомерным апломбом. Он считал себя гениальным футболистом, что далеко от истины. На этом разногласии мы, собственно, и разошлись.
Горлукович остаётся в команде. Был у нас с ним разговор. Горлукович сказал, что ещё чувствует в себе силы и желание поиграть. Мне осталось только поблагодарить его за это”.

ИГРОКИ ‘СПАРТАКА’ В ОФИЦИАЛЬНЫХ МАТЧАХ СЕЗОНА 1997 ГОДА

Филимонов 46 (46 в основе) 36 пропущенных голов, Нигматуллин 2 (1) 2 пропущенных гола;
Горлукович 44 (44), Ананко 37 (35), Хлестов 33 (30), Ромащенко 33 (21), Евсеев 25 (18), Мамедов 23 (20), Головской 22 (19), Кульков 6 (6);
Аленичев 45 (45), Титов 43 (43), Бахарев 39 (30), Мелёшин 35 (16), Тихонов 34 (33), Кечинов 33 (32), Цымбаларь 16 (13), , Коновалов 13 (2), Евдокимов 6 (1);
Ширко 36 (23), Бузникин 25 (16), Робсон 16 (8), Лутовинов 11 (7), Дмитриев 9 (8).

Голы забивали: Кечинов 15, Тихонов 12 (2), Ширко 11, Титов 10, Бузникин 9, Аленичев 6, Ромащенко 5, Цымбаларь 4, Мелёшин 3, Дмитриев и Бахарев – по 2, Горлукович – 2 (1), Мамедов, Хлестов, Евдокимов, Коновалов, Робсон и Лутовинов – по 1.

Голевые передачи делали: Аленичев 22 (!), Титов 14, Тихонов 4, Головской, Цымбаларь, Кечинов и Мелёшин – по 3, Ромащенко, Бузникин и Бахарев – по 2, Ананко, Горлукович, Евсеев, Дмитриев, Лутовинов и Ширко – по 1.
Пенальти заработали: Аленичев и Бузникин – по 2, Ширко и Дмитриев – по 1.

Лучшим футболистом страны в результате опроса еженедельника ‘Футбол’ стал Дмитрий Аленичев. Из 198 опрошенных футбольных обозревателей две трети (133 человека) поставили его на первое место! Вот как выглядела пятёрка лучших игроков страны по версии издания:
1. Аленичев; 2. Веретенников; 3. Кобелев; 4. Овчинников; 5. Хохлов…
В опросе были названы и оказались другие спартаковцы:
Тихонов (7 место), Филимонов (10 место), Кечинов (11 место), Титов (14 место), Горлукович, Бузникин Ромащенко и Ширко.

Думается, кому-нибудь может быть небезынтересно, какие тройки назвали некоторые довольно известные и по сей день личности:
Алексей Андронов – Аленичев, Яновский, Березовский;
Виктор Гусев – Аленичев, Ковтун, Яновский;
Борис Духон – Аленичев, Титов, Хохлов;
Илья Казаков – Аленичев, Тяпушкин, Филимонов;
Борис Левин – Аленичев, Веретенников, Чугайнов;
Геннадий Орлов – Аленичев, Березовский, Веретенников;
Леонид Трахтенберг – Аленичев, Кечинов, Тихонов;
Роман Трушечкин – Аленичев, Хохлов, Титов;
Василий Уткин – Хохлов, Аленичев, Веретенников;
Юрий Цыбанев – Аленичев, Кечинов, Хохлов;
Георгий Черданцев – Аленичев, Титов, Хохлов;
Александр Шмурнов – Аленичев, Мостовой, Кобелев;
Савик Шустер – Канчельскис, Аленичев, Веретенников.

‘Спорт-Экспресс’ провёл свой опрос среди 198 игроков высшей лиги (по 11 игроков из всех 18 команд) с просьбой назвать тройку лучших футболистов сезона в России. С огромным отрывом победил Дмитрий Аленичев. Достаточно сказать, что его поставили на первое место все 22 футболиста московского и нежегородского ‘Локомотивов’, по 10 игроков самого ‘Спартака’ (сам Аленичев назвал лучшим Веретенникова), ‘Динамо’ (Некрасов поставил на первое место Тяпушкина), ‘Балтики’ (Руслан Аджинджал назвал Цвейбу), ‘Ростсельмаша’ (Герасименко сказал, что лучший – Хохлов), по 8 игроков ‘Черноморца’, ‘Зенита’ и ЦСКА (трое назвали Семака), по 7 игроков ‘Жемчужины’ и КамАЗа. Также Дмитрия назвали лучшим и 9 игроков ‘Факела’, причём Городов назвал Веретенникова, а будущий спартаковец Александр Щёголев на первое место поставил Вячеслава Чурикова, а на второе – себя. Скромно. А может быть, самокритично. Видимо, Чуриков и в самом деле был в таком большом порядке, раз уж сам Щёголев оценил его выше самого себя!

Ну так вот. Львиную долю всей суммы очков (около 70%) набрали занявшие первые два места Аленичев и Веретенников. Далее расположились:
3. Хохлов, 4. Кобелев, 5. Кобиашвили, 6. Титов, 7. Березовский, 8. Тихонов, 9-10. Семак и Яновский.
Одиннадцатое место занял Филимонов. Также удостоились упоминания Кечинов, Бузникин, Ромащенко и Горлукович.

РФС включил в список 33 лучших под первыми номерами троих спартаковцев – Аленичева (как правого полузащитника), Тихонова (левый полузащитник) и Кечинова (правый нападающий). Под вторыми номерами в списке оказались Филимонов, Горлукович (правый защитник), Титов (центральный полузащитник), Бузникин (левый нападающий). Под третьим номером был назван Хлестов (левый защитник).

В шестёрке лучших игроков чемпионата по среднему баллу ‘Спорт-Экспресса' оказалось сразу четыре спартаковца: Аленичев – 6,39; Тихонов – 6,35; Кечинов – 6,32 и Бузникин – 6,31. ‘Разбавили’ их лишь Веретенников и Леван Кобиашвили из ‘Алании’ – оба по 6,35. В двадцатке лучших оказалось ещё четыре игрока ‘Спартака’ – Титов (6,24 и девятое место), Бахарев (6,15 и четырнадцатое), Филимонов (6,14 и пятнадцатое) и Горлукович (6,04 и двадцатое).

А вообще оценки наших основных игроков оказались такими:
Аленичев – 6,39; Тихонов – 6,35; Кечинов – 6,32; Бузникин – 6,31; Титов – 6,24; Бахарев – 6,15; Филимонов – 6,14; Горлукович – 6,04; Ромащенко – 6,02; Мамедов – 5,92; Хлестов – 5,84; Ширко – 5,70; Ананко – 5,68; Мелёшин и Евсеев – по 5,50.

СПАРТАК-1998

По сравнению с предыдущим годом изменения в команде не очень большими. В Волгогад ушёл Бахарев, а в 'Локомотив' – Нигматуллин. Пришёл Дмитрий Парфёнов, который сразу застолбил за собой место правого защитника (правда, он не играл в мартовских матчах против 'Аякса' и 'Интера', так как не был заявлен за нас в еврокубках). После долгих скитаний вернулся в команду Николай Писарев, кроме того из 'Алании' пришёл нападающий Анатолий Канищев. А ещё Филимонов избавился от своей гривы, побрившись практически наголо.
Ван дер Сара с братьями де Бурами 'Спартак' прошёл, а вот итальянцев с Роналдо – не смог. Но самым обидным был, пожалуй, даже не сам факт вылета, а то, что в первой встрече очень серьёзную травму получил Кечинов, для которого сезон закончился, практически так и не начавшись.

В начале сезона в Кубке УЕФА и в первенстве страны выступали как будто немножко разные команды. Дело в том, что у Ананко были проблемы со здоровьем, и врачи 'Спартака' аккуратно готовили его именно к еврокубковым матчам, а в первых десяти внутренних матчах Дмитрий не провёл на поле ни минуты. Кроме того, Парфёнов и Канищев, которые сходу стали игроками основного состава, не были в еврокубковой заявке команды.
Когда на поле выходил Ананко, он занимал позицию чистильщика, перед ним располагался Ромащенко, справа – Горлукович или Хлестов, а слева Хлестов или Евсеев. Если же Ананко не было, тогда последнего защитника играл Горлукович, а место справа в защите занимал Парфёнов. В опорной зоне играл Аленичев, над ним – Титов, справа – Тихонов или Мелёшин, а слева – Цымбаларь или Тихонов (тогда Цымбаларь занимал место одного из двух нападающих).
По поводу того, что Тихонова тренеский штаб довольно регулярно бросал с фланга на фланг, он сам заявил: “Для меня играть в полузащите что слева, что справа – практически одно и то же”.
В нападении чаще всего играла связка Цымбаларь-Ширко или Ширко-Бузникин. Но затем, когда Ширко вдруг поразила 'общая усталость мышц' (слова спартаковского эскулапа Василькова), в нападении осуществлялся один из трёх вариантов: Цымбаларь-Канищев, Цымбаларь-Бузникин или Канищев-Робсон.

В первом матче сезона – против 'Аякса' – команду вывел на поле прошлосезонный вице-капитан Горлукович. На ответный матч – когда 'Дед' был дисквалифицирован – поязка оказалась на рукаве у Тихонова. В третьем матче сезона, когда Горлукович вновь был на поле, капитаном был… Аленичев.

Комментарий Романцева: “Уже несколько лет капитана в 'Спартаке’ не выбирают. Официально капитаном у нас был Андрей Пятницкий. Но он долго не играл, а потому на поле с капитанской повязкой выходил то один игрок, то другой, то третий. Для того чтобы этого больше не было, я назначил капитаном Аленичева. Он лучший футболист прошлого года, стабильно играющий в основном составе, пользующийся авторитетом у партнеров”.
В начале лета Дмитрий Аленичев подписал контракт с итальянской 'Ромой' и в июле ушёл...
............................................................................................................................................................
Во второй половине сезона 1998 года в 'Спартак' из Калининграда придёт правый полузащитник Василий Баранов, который застолбит за собой правую бровку. В опорную зону опустится Титов. Место того займёт Цымбаларь. Из 'Торпедо' вернётся в почти родные пенаты Евгений Бушманов, который вытеснит из состава Мирослава Ромащенко. Но всё это уже другая история.

Ах, да – чемпионат России 1998 года мы всё равно выиграем!

В 1999 году практически весь сезон отыграет Кечинов, и практически весь сезон будет лечиться Цымбаларь.

В 2000 году Цымбаларя уже не будет в команде, а Кечинова практически не будет…

В 2004 году Аленичев вернётся в 'Спартак', но это будет уже другой 'Спартак' – с Баженовым, Ковтуном, Дедурой и без Кечинова, Цымбаларя и Тихонова. Титов всё ещё будет в команде, но как раз в год возвращения Аленичева не будет иметь права играть…

НЕМНОГО ИТОГОВОЙ ЦИФИРИ

За два споловиной сезона (1996, 1997 и 1998 (до июля)) 'Спартак' провёл 114 официальных матчей (70 побед, 25 ничьих, 19 поражений, мячи 214-108).

Вот кто из игроков провёл больше всего матчей за этот период не меньше 20 выходов в стартовом составе):
Филимонов 100 игр (99 в основе);
Горлукович 104 (102), Ананко 88 (84), Евсеев 71 (58), Ромащенко 53 (41), Хлестов 50 (47), Мамедов 43 (39), Головской 37 (27), Липко 30 (22);
Аленичев 108 (105), Титов 103 (94), Тихонов 99 (98), Кечинов 76 (72), Мелёшин 76 (46), Цымбаларь 65 (60), Бахарев 39 (30);
Ширко 75 (54), Бузникин 37 (25).

Больше всего из них на скамейке провели Головской (37), Евсеев (28) и Мелёшин (22). Титов остался на скамейке 5 раз, Цымбаларь – 3, Кечинов – 2, Аленичев – 1, Тихонов – ни разу.

Больше всего предупреждений у Ананко и Горлуковича – по 20. Евсеев – 18, Хлестов – 15.
Аленичев – 13, Титов – 10, Тихонов – 8, Цымбаларь – 6, Кечинов – 5.

Два удаления у 'Барези' Хлестова, по одному у ‘Фили’, ‘Деда’, Головского и Аленичева.

По два заработанного пенальти у Тихонова, Мелёшина, Титова, Бузникина и Ширко. У Кечинова – ни одного. Помнится, в одном из интервью он искренне недоумевал по этому поводу. Рекордсмен здесь – Аленичев. У него их – шесть.

Забитые мячи: Тихонов 39 (6 с пенальти), Кечинов 30, Цымбаларь 20, Ширко 19, Аленичев 18, Титов 15, Бузникин 12, Ромащенко 9 (1), Мелёшин 8, Горлукович 4 (1), Евсеев 3, Хлестов и Бахарев – по 2, Липко, Мамедов и Ананко – по 1.

Голевые передачи: Аленичев 29, Титов 28, Цымбаларь 16, Тихонов 13, Мелёшин 12, Ширко 9, Кечинов 8, Горлукович 6, Евсеев 5, Бузникин и Головской – по 3, Ромащенко, Ананко и Бахарев – по 2, Липко – 1.

Что касается позиций, на которых играли наши герои, то:
Аленичев из своей сотни матчей семь десятков провёл в опорной зоне, два с половиной десятка – справа в полузащите, пяток – слева, пяток – под нападающими.
Кечинов почти полсотни матчей сыграл в нападении, два десятка – справа в полузащите и несколько – на позиции под нападающими.
У Титова семь десятков игр под нападающими, два десятка – опорным полузащитником и парочка – справа.
Тихонов отыграл семь десятков матчей слева в полузащите, десяток – справа и столько же – в нападении.
И, наконец, у Цымбаларя десяток встреч в роли левого полузащитника, полтора десятка на позиции свободного художника и три десятка – в нападении.

И, пожалуй, самые грустные цифры…

Из-за дисквалификаций пятеро наших героев за два с половиной года пропустили вкупе меньше десятка матчей: Аленичев – 5, Тихонов – 2, Титов и Цымбаларь – по 1, Кечинов – ни одного.
А вот из-за травм – под сотню: Аленичев – ни одного, Титов – 3, Тихонов – 13, Кечинов – 36, Цымбаларь – 44!
4 – 8 – 9 – 10 – 11 – вот их игровые номера!

#  Номер14 » 27 авг 2017 01:56

СПАРТАК 1996-1998

Если спросить практически любого поклонника московского ‘Спартака’, что же такое в его понимании ‘классический’ ‘Спартак’ российского периода, то практически наверняка девять из десяти скажут, что это короткий перепас, стеночки, забегания, Романцев и полузащита 90-х. А если же попросить этого самого поклонника назвать ‘классический’ состав полузащиты команды тех лет, то, скорее всего, опять же девять из десяти назовут Аленичева, Кечинова, Титова, Тихонова и Цымбаларя.
Но мало кто даже из самых ярых поклонников команды сможет без справочника сказать точно, когда именно сформировалась эта – вне всякого сомнения, ставшая ‘классической’ – линия полузащиты, и кто из них на какой конкретно позиции выступал. Большинство считает – и, скажем прямо, не без оснований – что никто из них не был чётко привязан к какой-либо позиции, что они были самым замечательным образом взаимозаменяемы, и всё это, безусловно, так. Но, тем не менее, на каких-то позициях они всё-таки на поле да выходили и какие-то функции, пусть зачастую и чисто номинально, да выполняли.
И – хорошо, их почти все помнят, но кто играл во время этой 'классической' пятёрки в обороне 'Спартака'? А в нападении? По какой тактической схеме играл тот 'классический' 'Спартак'? Как располагались на поле игроки? И вообще, в какие конкретно годы играл тот 'Спартак'?
В связи с этим, наверное, нелишним будет совершить небольшой экскурс в историю, чтобы воскресить в памяти настоящих поклонников ‘Спартака’ времена, когда эти замечательные мастера выступали за нашу любимую команду.
Сразу скажем, что мы не будем рассказывать о перипетиях отдельных матчей. О том, КАК они играли, не надо читать – на это надо смотреть! Зачем объяснять человеку, что такое 'сладко', если можно просто дать ему попробовать сахар?
………………………………………………………………………………………………………………………………………............................................
В сезоне 1995 года ‘Спартак’ впервые не победил в российском первенстве, заняв в нём лишь третье место, но зато произвёл настоящий фурор на европейской арене, победив во всех шести матчах группового этапа Лиги Чемпионов. Та команда, феерившая в главном клубном турнире планеты, полностью сформировалась лишь в сентябре, то есть ближе к концу Чемпионата России. Выгляди состав ‘Спартака’ так с самого начала сезона, вряд ли он занял бы во внутреннем первенстве лишь третье место.
Всю осень и до конца года состав команды был практически неизменен и выглядел так:

№1 Черчесов – №5 Мамедов, №3 Никифоров, №7 Онопко, №2 Хлестов – №11 Тихонов, №8 Кульков, №10 Пятницкий, №4 Цымбаларь – №6 Юран, №9 Шмаров.

На краях защиты играли Мамедов (справа) и Хлестов (слева). В центре защиты располагались Никифоров (свободный) и Онопко (передний). В полузащите слева играл Цымбаларь, в центре – Пятницкий, под ним – Кульков, СПРАВА – Тихонов. В нападении действовал дуэт Шмаров–Юран. Изменения были редки и происходили практически лишь в случае травм или дисквалификаций. Лишь к середине группового этапа Лиги Чемпионов Дмитрий Аленичев постепенно вытеснил из основы Пятницкого.

Георгий Александрович Ярцев:
“В 1995 году, когда уже близилась поездка в Польшу на матч с ‘Легией’, у меня дома вечером вдруг раздался телефонный звонок. Я снял трубку. Это был Романцев: "Я сейчас за тобой заеду". Мы с ним отправились в Тарасовку. И вот тогда он мне сказал, что очень устал и хочет оставить пост главного тренера ‘Спартака’, сделав меня своим преемником.
Первой моей реакцией было: так нельзя, ведь всё у него получалось, и в сборной, и в клубе. Но я уже понял, что отговаривать его бесполезно, ведь Романцев уже всё для себя решил.
Шестого декабря, после нашей заключительной игры в Лиге чемпионов, в гостинице был накрыт стол. И вот тогда Олег Иванович сказал, что уходит, и что с командой будет работать Ярцев.
Предпринимая этот шаг, Романцев, конечно же, рисковал. Если бы я потерпел неудачу, все шишки посыпались бы на него: ведь это он назначил главным тренером Ярцева, у которого не было опыта подобной работы, да еще в тот момент, когда команду оставили признанные звезды. Значит, Романцев и виноват во всем.
Я тогда поставил одно условие: Романцев остается в команде тренером-консультантом”.

СПАРТАК-1996

Уже в начале сезона 1996 года команда была, мягко говоря и цензурно – по-аленичевски – выражаясь, “не той”. Хотя сам Аленичев в ней оставался.

Вот, что писал об этом обозрватель ‘Спорт-Экспресса’ Максим Квятковский:
“Потянулась вереница событий, которые иначе как странными не назовешь. Перед матчем против ‘Легии’ Романцев сделал заявление об уходе с поста главного тренера, аргументировав это решение чрезмерной загруженностью (тогда, напомню, он совмещал три должности – главного тренера ‘Спартака’, президента ‘Спартака’ и главного тренера национальной сборной). Затем команда, заработавшая одними лишь победами в Лиге 10,2 миллиона швейцарских франков (не считая рекламных и телевизионных денег), не смогла удержать лучших игроков. В одночасье уехали Черчесов, Юран, Кульков, Онопко. Никто из них, насколько мне известно, особо за рубеж не рвался, по крайней мере каждый готов был остаться в ‘Спартаке’, однако приемлемых финансовых условий футболистам, надо понимать, предложено не было. Странная политика клубного руководства наиболее ярко выразилась на примере Черчесова, который несколько месяцев ждал обстоятельного разговора, но так и не дождался.
Взамен ушедшим не купили практически никого. Как потом мне рассказывал Вячеслав Колосков, в УЕФА даже поднимался вопрос о том, можно ли допускать нашего чемпиона к четвертьфиналу Лиги – ведь ‘Спартак’ весенний оказался совсем другой командой, что сильно било по авторитету турнира. Решение Романцева уйти с должности главного тренера можно было бы считать резонным, прими он его хотя бы на несколько месяцев раньше. ‘Спартак’ же оказался в уникальном положении: поменялся не только победный состав, но и победный тренер. Склонен согласиться с бытовавшим тогда мнением, что Романцев, знавший уже о скором распаде команды, спешил уйти с гордо поднятой головой. Загадкой только остаются причины этого распада – ‘Спартак’ ведь далеко не самый бедный клуб даже по европейским меркам”.

Сам же Романцев говорил: “Некоторые игроки, приходя в ‘Спартак’, например, Юран и Кульков, не скрывали, что намерены помочь команде и одновременно ‘засветиться’ в Европе, чтобы получить хорошие контракты. Они отработали честно, но мы знали, что по окончании сезона они оба уйдут. По условиям контрактов удержать их мы не могли. Теперь о других игроках. Могу привести фразу Онопко. Уезжая, он говорил: “Еду не за длинным рублём, а за спокойной жизнью. У меня двое детей, и в этой стране я не спокоен за них, уезжая из дома”. В чём-то он, конечно, прав. Черчесов тоже задал мне вопрос: “А вы отвечаете за безопасность моих детей?” Это, на мой взгляд, один из ключевых моментов при отъезде наших игроков за рубеж. Материально они там несильно выгадывают. Условия контрактов у них выше, но ведь им приходится платить за аренду жилья, машины, за бензин. А мы предоставляем им квартиры бесплатно. То есть в финансовом плане они там особо не выигрывают”.

Ну а теперь – об изменениях, произошедших в команде, несколько подробнее. А насколько значимыми они были, предлагаем вам судить самим.

Итак, вратарь Станислав Черчесов ушёл в австрийский ‘Тироль’. В январе 1996 года в еженедельнике ‘Футбол’ появилась рубрика ‘Классификация’, в которой известные в прошлом игроки называли лучших российских футболистов, соответствующих, на их взгляд, мировому, международному и национальному классу. Бывшие известные вратари Александр Прохоров и Юрий Пшеничников определили Черчесова (наряду с Хариным) в мировой класс, причём второй назвал ещё и Овчинникова. К международному классу Прохоров не причислил никого, а Пшеничников – только Хапова.

Кто же должен был заменить в воротах ‘Спартака’ Черчесова? Слово самому Ярцеву: “После ухода Черчесова наш тыл не останется беззащитным. Руслан Нигматуллин – это очень талантливый футболист, вполне зрелый мастер. Ему необходимо лишь перейти некоторый психологический барьер, и он сможет стать первым вратарём клуба”.

Пришедшему из камышинского ‘Текстильщика’ Александру Филимонову отводилась роль третьего вратаря. Вторым был Валерий Чижов. Никого из этой троицы ни Пшеничников, ни Прохоров не определили даже в национальный класс, хотя там ими были упомянуты Сметанин, Клеймёнов, Пчельников, Плотников и даже Девадзе с Шанталосовым.

На месте последнего защитника в 1995 году чаще всего играл Юрий Никифоров, а переднего защитника чаще всего исполнял капитан команды, лучший футболист страны 1992 и 1993 годов Виктор Онопко, который с таким же замечательным успехом мог сыграть чистильщика и опорного полузащитника. Но в 1996 году его в команде уже не было – он уехал играть в испанский 'Реал'. Правда, к сожалению, это был не тот самый, нереальный клуб из Мадрида, а очень даже реальная команда из Овьедо, но факт остаётся фактом: уехал.

Обратимся опять к еженедельнику ‘Футбол’, который для оценки уровня игры российских центральных защитников привлёк в качестве экспертов Александра Бубнова и Вагиза Хидиятуллина, а классификацировать центральных полузащитников попросил Владимира Салькова и Виктора Папаева. Оценивая представителей этих разных амплуа, четыре эксперта словно сговорились. Судите сами:

Последний защитник
БУБНОВ: мировой класс – никого, международный класс – Онопко и больше никого
ХИДИЯТУЛЛИН: мировой класс – никого, международный класс – Онопко и больше никого
Передний защитник
БУБНОВ: мировой класс – никого, международный класс – Онопко и больше никого
ХИДИЯТУЛЛИН: мировой класс – никого, международный класс – Онопко и больше никого
Центральный полузащитник
САЛЬКОВ: мировой класс – никого, международный класс – Онопко и больше никого
ПАПАЕВ: мировой класс – никого, международный класс – Онопко и больше никого
Любопытно, правда?

В числе свободных защитников национального уровня у Бубнова и Хидиятуллина совпала лишь одна фамилия – Никифоров. Иными словами, эксперты сошлись во мнении, что в 1995 году в ‘Спартаке’ была однозначно лучшая пара центральных защитников. Теперь один – абсолютно лучший! – ушёл. Никифоров в команде оставался. Заметим, что пока ещё оставался. Кто же должен был заменить Онопко?

Слово вновь Ярцеву: “Откровенно говоря, рассуждать о полноценной замене Виктора просто несерьёзно, поскольку его роль в игре ‘Спартака’, да и вообще в жизни команды неоценима. Можно говорить только о том, что кто-то постарается выполнить его функции: это могут быть молодые Ананко и Липко или опытный Афанасьев”.

Добавим также, что в команду также пришли 34(!)-летний Сергей Горлукович, списанный за профнепригодность из ‘Алании’, за которую провёл лишь пять матчей, и Владислав Дуюн из харьковского ‘Металлиста’. И отметим, что ни Бубнов, ни Хидиятуллин не включили в число игроков национального уровня ни Ананко, ни Афанасьева, ни Липко, ни Горлуковича.
Как мы уже отмечали, основными крайними защитниками команды в сезоне 1995 года были Рамиз Мамедов и Дмитрий Хлестов. Как их оценивали эксперты? Одинаково. Высоко. Словно сговорившись, Эдуард Мудрик и Геннадий Логофет в один голос заявили, что у нас нет крайних защитников мирового класса, а высокому международному классу соответствуют лишь двое – Мамедов и Хлестов. К слову, в национальный класс оба эксперта определили Тимофеева (само собой не Артёма, которому в ту пору был лишь годик с гаком, а Сергея из ‘Алании’). Также Мудрик назвал Сабитова (разумеется, не Рената – Равиля) и Смертина (естественно, не Алексея, а его старшего брата Евгения). А Логофет кроме Тимофеева назвал ещё Соломатина. Того самого, конечно.
Оба наших крайних защитника в 1996 году по-прежнему оставались в команде. Ура? Ура, да не совсем…
В январе ‘Спартак’ по традиции отправился в Германию на серию турниров по мини-футболу, и в первом же матче, против немецкого ‘Санкт-Паули’, Хлестов получил двойной перелом ноги. Травма была очень серьёзная, но и врачи и сам игрок надеялись, что он успеет восстановиться к европейскому первенству. Но, забегая вперёд, скажем, что к началу лета он не восстановился, более того, он весь тот сезон провёл вне футбольного поля. Что касается Мамедова, забившего, кстати, все три гола ‘Спартака’ в том самом матче с ‘Санкт-Паули’, проигранном нами со счётом 3:7, то он прошёл с клубом всю подготовку к сезону и… поломался в первом же официальном матче сезона – во Франции против ‘Нанта’. Он также вылетел всерьёз и надолго и вернулся на поле лишь в августе.

Что ж, переходим к полузащите и атаке. В анлийский ‘Миллуол’ ушёл опорный полузащитник Василий Кульков и нападающий Сергей Юран. Зато все остальные ключевые фигуры ‘Спартака’ образца концовки предыдущего сезона – Цымбаларь, Тихонов, Пятницкий, Аленичев и Шмаров – остались. Что несказанно радовало. Правда, не очень долго. Уже на самой первой тренировке травму получил Цымбаларь. Травма была очень серьёзная: наружный мениск правого колена не только разорвался, но и перевернулся в суставе, и его пришлось удалять по частям в течение почти трёх часов.

Сам Илья говорил: “Если сбудутся оптимистичные прогнозы, к марту я буду в строю. В общем, настроение неплохое. Всё, что ни делается по указу свыше – к лучшему: можно только порадоваться, что долго мучившая меня травма открылась сейчас, а не в разгар сезона”.

Вдобавок ко всему, Валерий Шмаров отыграл лишь пяток первых матчей сезона и уехал в Корею. Итак, ещё раз пройдёмся по игрокам, победившим в шести матчах из шести в Лиге Чемпионов:

Черчесов – ушёл
Мамедов – травма в первом же официальном матче, лечился более половины сезона
Никифоров – уйдёт в середине сезона
Онопко – ушёл
Хлестов – травма в первом же товарищеском матче, лечился весь сезон
Тихонов – играл
Кульков – ушёл
Пятницкий – играл
Цымбаларь – травма на первой же тренировке, по ходу сезона пропустит довольно много матчей
Юран – ушёл
Шмаров – уйдёт в самом начале сезона

Но Ярцев, видимо, из тех, кто предпочитает замечать, что стакан наполовину полон, а не плакаться, что он наполовину пуст: “У нас отличная школа, постоянно растящая хороших и очень хороших игроков, и, как следствие, сегодня на подходе к главной команде мы видим ряд интересных игроков: Мовсесьяна, Ширко, вратаря Чижова, Титова, Липко”.

А вот, что говорил Кечинов: “После нашей последней декабрьской победы мы уже точно знали, что Олег Иванович Романцев покидает пост главного тренера, а Черчесов, Юран, Кульков, Онопко уезжают за рубеж. Те же, кто никуда не собирается, в том числе и я, обговаривали между собой создавшуюся ситуацию и пришли к выводу, что нельзя опускать руки, жизнь продолжается, судьба команды теперь зависит от нас, и надо сделать всё для того, чтобы достойно выступать и дальше. Конечно, мы жалели об уходе ведущих игроков, но поделать-то ничего не могли. Солнце от этого не закатилось, просто пришло время тем, кто постарше, поопытнее – Тихонову, Аленичеву, Мамедову, мне, – брать ответственность за ‘Спартак’ на себя, вот и всё”.

Андрей Тихонов: “Лучшие игроки уходят от нас каждый год. Но свято место пусто не бывает. Кто-то обязательно берёт на себя их ношу. И я подумал про себя: пора, всё-таки один из самых старших в команде”.
Кроме выше упомянутых игроков состав команды пополнили ещё два атакующих игрока – Сергей Нагорняк из днепропетровского ‘Днепра’ и Константин Коваленко из краснодарского ‘Колоса’.

Вот и настало время немного поговорить о том, когда и как в ‘Спартаке’ очутилась наша великолепная пятёрка.

Андрей Тихонов появился в команде в 1992 году. Романцев увидел его в матче второй лиги, где спартаковский дубль встречался с командой ‘Титан’ (Реутов). Причём играл Тихонов тогда совсем не полузащитника, а чистого нападающего (8 голов в 15 матчах в 1992 году за ‘Титан’, 33 гола в 32 матчах годом ранее за королёвский ‘Вымпел’, а до этого – два года службы в армии!). Любопытно, а нынешняя селекционная служба нашей команды просматривает игроков второй лиги? Простите, это так, вопрос в никуда. В качестве нападающего Тихонова и взяли в ‘Спартак’. К основному составу его подводили очень медленно.

1992 год: дубль – 25 матчей, основа – 2;
1993 год: дубль – 35 матчей, основа – 9;
1994 год: дубль – 16 игр, основа – 30;
1995 год: дубль – 4 игры, основа – 27.

Бомбардирские качества Андрея при переходе в ‘Спартак’ никуда не подевались: за четыре года в этих 80 официальных встречах за дубль он забил ровным счётом 80 мячей! Интересно, что в 1993 году, в матче против александровского ‘Рекорда’, закончившемся со счётом 8:0, Тихонов забил все восемь (!) мячей, да ещё и не забил пенальти. Настоящим игроком основы он стал, когда летом 1994 года в Испанию уехали Карпин и Ледяхов, и тренерский штаб дал шанс сначала Дмитрию Аленичеву (вцепился) и Олегу Надуде (упустил), а затем и Тихонову (воспользовался). Лишь в следующем, 1995-м, году последний застолбил за собой номер 11. А вот до этого на его спине красовались все ‘основные’ игровые номера, кроме “двойки” и “семёрки”.

Тихонов: “Из дубля меня приглашал в ‘Локомотив’ Юрий Сёмин. Сначала я хотел перейти: надоело уже в дубле. А потом прикинул: всё-таки в ‘Спартаке’ я уже два с половиной года, всё вокруг – родное, ребята, как говорится, свои. И подумал: ладно, потерплю ещё в дубле, покараулю свой шанс. И, в конце концов, я его дождался. В 1995 году я уже достаточно прочно вошёл в основной состав, играл в нападении в паре с Валерием Шмаровым. Но к началу турнира Лиги Чемпионов в команду пришла группа известных мастеров, в том числе Сергей Юран. Это классный нападающий, его надо было использовать в полной мере. Меня тренеры, видимо, тоже не хотели выпускать из поля зрения, решили попробовать в полузащите. Сыграл как будто бы нормально, даже гол забил, и тренеры тогда, наверное, решили, что определили моё настоящее амплуа. С тех пор я постоянно играю в полузащите”.

Практически все, кто играл в те годы в ‘Спартаке’ в один голос говорят, что Илья Цымбаларь был изумительным футболистом, настоящим виртуозом, одним словом – гением. Он перешёл в ‘Спартак’ вместе со своим закадычным другом Юрием Никифоровым из одесского ‘Черноморца’ в начале 1993 года, и они оба сразу же стали основными игроками. Правда, тогда любимая “четвёрка” Ильи была занята Дмитрием Поповым, и когда они появлялись на поле одновременно, Цымбаларю приходилось мириться с пятым номером на спине. Но продолжалось это не очень долго – лишь до осени, когда Попов уехал играть за испансикй ‘Расинг’, и отныне четвёртый номер стал принадлежать Илье.

Летом того же 1993 года в команде появился Валерий Кечинов из ‘Пахтакора’. В ‘Спартак’ его звали, ещё когда ему было 16, но тогда ташкентский клуб его не отпустил. Когда, через пару лет, московский клуб позвал его снова, Валерий просто сбежал из Ташкента. Полтора месяца он только тренировался и ждал разрешения играть от ФИФА. Разрешение, наконец, было получено, Кечинов провёл пару официальных матчей, выйдя в обоих на замену, а затем…

Слово самому Валере: “Мы поехали на международный турнир в Ла-Корунью. Там я получил серьёзную травму колена. Залечил её только к январю следующего года, а во время подготовки к следующему сезону травмировал бедро. Снова я начал играть только летом 1994 года”.

В итоге Кечинов провёл в основном составе тогда лишь 14 матчей, переживя по ходу дела ещё и месячную ‘ссылку' в дублирующий состав. Зато в следующем, 1995-м, году Кечинов не провёл ни дня в дубле, где, между прочим, отметились Аленичев и Пятницкий (пусть лишь по разу), Тихонов и даже Родионов. Справедливости ради, надо сказать, что твёрдым игроком основы он был лишь в начале чемпионата, но тогда в виду относительного кадрового дефицита (то ли ещё будет через год!) более или менее регулярно играли Чудин, Коновалов, Мухамадиев, Нагорняк… А затем, когда от травм оправились Цымбаларь и Тихонов, и пришёл в команду Шмаров, все они игровой практики лишились, а наш герой стал главным образом выходить лишь на замену. Своего постоянного номера у Кечинова, разумеется, пока что не было: на его спине успел покрасоваться буквально весь числовой ряд от 2 до 11 кроме “семёрки”. Категорически не принимали почему-то спины Кечинова и Тихонова седьмой номер…

Дмитрий Аленичев пришёл по окончании 1993 года из московского ‘Локомотива’. Первую половину следующего года провёл большей частью уже дубле ‘Спартака’, но (см. выше) во второй половине сезона он под “карпинским” восьмым номером закрепился в первой команде. 1995 год Аленичев уже под шестым номером (“восьмёрку” забрал себе правый защитник Рамиз Мамедов) начал железным игроком основного состава, но, ближе к концу сезона, когда после длительного отсутствия в состав вернулся Пятницкий, Дмитрию пришлось поделиться с ним игровым временем.

Сам Дима так вспоминал о своём попадании в ‘Спартак’: “В конце 1993 года у меня заканчивался контракт с железнодорожниками, и Олег Иванович Романцев пригласил меня в свою команду. Долго я не раздумывал. Я вполне отдавал себе отчёт, что, возможно, годик придётся и под основой побыть, и в дубле поиграть. Понимал, что мо время впереди, не опережал события, а терпеливо ждал своего часа. Тем более, что ждать его пришлось не так уж и долго”.

Егор Титов – это единственный из нашей великолепной пятёрки собственный воспитанник ‘Спартака’. В тренерском штабе о нём узнали ещё в 1991 году, когда Егору было лишь 15 лет.
Вот как сам он вспоминает об этом событии: “Дело было осенью. Мы играли с армейцами – самыми принципиальными нашими соперниками. На игру пришло очень много народу, а главное – Зернов, Тарханов и сам Романцев. Мы победили 6:2, а я забил четыре гола, два из которых до сих пор с великим удовольствием вспоминаю. Одни мяч слёта, с линии штрафной в ‘девятку’ засадил, а другой, обыграв пять человек и вратаря, в пустые ворота катнул. Как мне потом сказали, Романцев попросил: ‘Мальчика этого доставьте мне поскорее в дубль. Я хочу к нему приглядеться’.”

Правда, этому воспротивился тренер спартаковской школы Королёв, который посчитал, что в дубль Титову пока рановато, и Егор оказался там лишь год спустя. И уже в том, 1992 году, Романцев в одном из интервью сказал о нашем герое, что в спартаковском дубле есть парень 16 лет, который уже готов к игре в основном составе. Но подводить Егора к основе тренеры не спешили:

1992 год – 6 матчей за дубль, 1993 год – 33 матча за дубль, 1994 год – 42 матча за дубль. И ни одного матча в первой команде за эти три года.

Лишь в 1995 году Титов появился в основной команде и то не на постоянной основе: начало сезона – дубль, затем основа, потом снова дубль, конец сезона – вновь основа. Любопытно, что из более чем сотни матчей за дубль и основу, числившихся на его счету на тот момент, лишь в трёх из них на спине Титова был ‘его’ девятый номер. Гораздо чаще он появлялся на поле с номерами 6 (четыре десятка раз) и 10 (двадцать раз). Да о чём вообще тут говорить, если даже под третьим номером он выходил чаще – пять раз!?

Итак, впервые все наши герои появились в первой команде одновременно в 1995 году. Так почему же мы в качестве времени появления на свет нашей великолепной пятёрки берём 1996 год, а не 1995-й?

Всё дело в том, что суммарное количество минут, проведённых этими пятью игроками на поле одновременно в сезоне 1995 года, ограничивается скромным числом 124. В предпоследнем туре Чемпионата России на последние 34 минуты матча против ‘Тюмени’ вдобавок к уже находившимся на поле Аленичеву, Кечинову, Цымбаларю и Тихонову добавился ещё и Титов. А в последнем туре все пятеро провели целиком матч против ‘Текстильщика’. Обе игры были выиграны – 6:0 и 4:2 соответственно.

Вот мы и подобрались вплотную к сезону 1996 года.

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ СЕЗОНА

Первые четыре матча в воротах провёл Нигматуллин. Не впечатлил. Поэтому его место занял Филимонов и провёл там большую часть сезона, хотя Руслан время от времени и отправлял того снова на лавку. ‘Спартак’ сыграл в том году 46 официальных встреч, из них 32 раза между штангами с первых минут располагался Филимонов, а 14 раз – Нигматуллин. ‘Филя’ пропустил 29 мячей, а Нигматуллин – 25. У первого 12 встреч на ‘0’, у второго – 2. Первый пропустил более двух мячей за один матч дважды, второй – трижды.

В том сезоне мы играли по классической схеме 4-4-2 с последним защитником и ‘ромбом’ в середине. В обороне первую часть сезона основную нагрузку несли на себе Ананко (играл справа в защите, свободным или передним защитником), Горлукович (справа, свободный или передний), Липко (свободный, передний или слева) и Евсеев (слева). Любопытно, что в те годы наши крайние защитники, кто бы на их месте ни играл – кто-то из вышеназванной четвёрки ли, Хлестов ли, Мамедов ли – играли на краю только при нашем владении мячом. Когда же мячом владел соперник, они играли не зонную защиту, а персонально с нападающими соперников, страховали их центральные защитники, а края защиты прикрывали крайние полузащитники. Иными словами, у нас уже в те годы играли самые настоящие ‘латерали’. А ‘Дед’ Сергей Горлукович просто поражал всех своим профессионализмом – он участвовал в командной разминке даже перед теми матчами, в которых из-за дисквалифиции играть не мог!

В середине поля и в атаке ключевую роль стали играть четыре наших героя (пока что кроме Титова). Аленичев вновь – и уже окончательно – вернул себе “восьмёрку” и занял место основного правого полузащитника. Тихонов весь сезон провёл на левой бровке, лишь несколько матчей он провёл – как в былые годы – в нападении (и тогда его место занимал Цымбаларь или Аленичев). Опорного полузащитника в основном исполнял Никифоров, что было для того в новинку, и поэтому он первоначально сопротивлялся этому решению тренеров. Но некоторые матчи он по-прежнему играл чистильщика или переднего защитника, тогда опорным играл или Аленичев (которого справа заменял Алексей Мелёшин) или Титов. В центре поля творил капитан команды Андрей Пятницкий. Вице-капитаном, кстати, был Никифоров. А – внимание! – двух номинальных нападающих в основном играли Цымбаларь и Кечинов. Оба, правда, появлялись иногда на позиции атакующего полузащитника, кроме того Илья раз или два возвращался на своё место слева, а Валерий, который, наконец, сделал своим номер 10, провёл пару матчей справа в полузащите. Немало матчей провёл в нападении и юный Александр Ширко – как правило, он выходил в паре с Кечиновым, тогда Цымбаларь (если был здоров) опускался ниже. Часто на замену выходил молодой нападающий Владимир Джубанов.

Постоянные номера в команде имели лишь самые опытные: №3 – Никифоров, №4 – Цымбаларь, №5 – Мамедов, №7 – Пятницкий, №8 – Аленичев, №9 – Шмаров, №10 – Кечинов, №11 – Тихонов. Номера 2 и 6, а после травмы Мамедова и ухода Шмарова и номера 5 и 9 были ‘плавающими’, то есть доставались кому-то из молодых (или не очень молодых, когда дело касалось Горлуковича), в зависимости от того, кто в конкретном матче выходил на поле. Резюмируя, можно сказать, что в первой половине сезона состав ‘Спартака’ выглядел чаще всего так:

№1 Филимонов – №2 Ананко, №5 Горлукович, №6 Липко, №9 Евсеев – №8 Аленичев, №3 Никифоров, №7 Пятницкий (к), №11 Тихонов – №10 Кечинов, №4 Цымбаларь.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ СЕЗОНА

Схема осталась той же – немного поменялись исполнители. Вернулся после травмы правый защитник Мамедов. Лишился места в составе Александр Липко. Ушёл в хихонский ‘Спортинг’ Юрий Никифоров. Начали появляться в основе Владислав Дуюн и Константин Головской (оба играли переднего защитника или опорного полузащитника, кроме того, Дуюн иногда появлялся слева). Капитана команды Пятницкого вытеснил из состава Егор Титов. Так как заместителя капитана, Юрия Никифорова, уже не было в команде, повязку носил теперь Илья Цымбаларь, а в его отсутствие – Сергей Горлукович. А в одном матче – когда их обоих на поле не оказалось – повязку надел Андрей Тихонов. В нападении Кечинов играл с Ширко или Цымбаларём (который много пропустил из-за травм).

Валерия Кечинова в том сезоне много критиковали за низкий процент реализации голевых моментов. Сам же он опрадывался: “Раньше я всё время играл, как говорят, ‘под нападающими’, атаковал из глубины поля. А сейчас, при дефиците форвардов в ‘Спартаке’, приходится всё чаще находиться на переднем крае атаки, и, когда защитники всё время буквально висят на мне, чувствую себя на поле неуютно, испытываю трудности. Мой козырь – атака цели. Для меня такая игра естественна. Но она, повторяю, лучше всего получается, если я играю чуть сзади нападающих, в полузащите, поглубже. Тренеры моё мнение разделяют. Начинал-то я в ‘Спартаке’ на своей любимой позиции, но, думаю, обстоятельства сейчас вынуждают их передвигать меня ближе к воротам соперников”.

Любопытную перестановку сделал тренерский штаб в конце сезона, когда были травмированы Цымбаларь и Кечинов: Тихонову позволили вспомнить молодость и вернуться в нападение, где он действовал в паре с Ширко. Справа играл Мелёшин, место в опорной зоне занял Головской, а левую бровку оккупировал… Аленичев! Сам Дмитрий, кстати, не раз признавался, что не любит играть на краю – ни на левом, ни на правом, чувствует себя там неуверенно.

Перед ‘золотым’ матчем восстановились Цымбаларь, который занял в этом матче позицию под нападающими, и – наконец-то! – Хлестов. Дмитрий очень надеялся сыграть, но из-за отсутствия игровой практики тренеры не рискнули его поставить, ведь после последнего тура прошло две недели, и всё это время команда проводила только двухсторонки, не сыграв ни одного товарищеского матча. Справа в защите сыграл Мамедов, в центре обороны – Горлукович и Ананко, слева – Евсеев. Справа в полузащите на сей раз вышел Аленичев, опорным выступил Титов, а слева сыграл Андрей Коновалов, который до этого в 45 официальных матчах выходил в основном составе лишь однажды! И ведь тренеры угадали – именно Коновалов отдал голевую передачу на Илью Цымбаларя, забившего ‘позолоченный’ гол! В нападении сыграли Тихонов и Джубанов (Ширко, который до этого провёл четыре матча кряду, был наряду с Головским дисквалифицирован).

Если вспомнить, что в нападении ‘Спартака’ начинала сезон пара Нагорняк-Шмаров, большую его часть выступала парочка Цымбаларь-Кечинов, а заканчивали Тихонов с Ширко, то начинаешь понимать, насколько головоломные задачи приходилось постоянно решать Георгию Александровичу и Олегу Ивановичу.

Подводя итог, скажем, что вторую часть сезона команда в основном выглядела так:

№1 Филимонов – №5 Мамедов, №3 Горлукович (к), №2 Ананко, №4 Евсеев – №7 Мелёшин, №8 Аленичев, №9 Титов, №11 Тихонов – №10 Кечинов, №6 Ширко

Помимо уже упоминавшихся травм Хлестова, Мамедова, Цымбаларя, Кечинова, заметим также, что из-за серьёзного повреждения весь сентябрь пришлось пропустить Алексею Мелёшину. Что касается Дмитрия Хлестова, то он, лишь раз за весь сезон попав в заявку (как раз на ‘золотой’ матч, где он так и не вышел на поле), получил свою золотую медаль за то чемпионство!
Интересно также вспомнить, что в том сезоне игрок получал дисквалификацию на один матч после уже второй и каждой (!) последующей жёлтой карточки. Иными словами, если игрок получал в чемпионате, скажем, девять предупреждений, тогда он пропускал из-за дисквалификаций в общей сложности восемь матчей. Надо сказать, что в следующем сезоне это варварское правило было отменено.
Вообще порой создавалось впечатление, что в виду кадрового дефицита тренерский штаб ‘Спартака’ просто бросал неопытных игроков в матчевое пекло, словно неумеющих плавать в бурлящие воды – выплывет, значит станет хорошим игроком, а не выплывет, тогда что ж, значит утонет. Помимо упомянутых ранее игроков в официальных матчах принимали участие ещё и Артём Безродный, Сергей Чудин, Александр Павленко (но не ТОТ Александр Павленко), Евгений Толокнов, Константин Коваленко. А в заявке побывал ещё добрый десяток дублёров – Панайотиди, Епифанов, Буров, Алимов, возможно, где-нибудь в заявке и промелькнул Константин Генич, который в тот год играл за дубль.

Вот что говорил об этом сезоне по его окончании Георгий Александрович Ярцев:
“В первых матчах сезона-96 я ощущал в Романцеве какую-то тревогу, мне даже казалось, что он, понимая, какой груз я на себя взвалил, испытывает ко мне что-то вроде жалости. А нас тогда словно преследовал рок: первая тренировка – мениск у Цымбаларя, первая игра – перелом ноги у Хлестова. Затем надолго заболевает Мамедов, а Пятницкий получает очередную травму.
Подыскивая новых исполнителей, я смотрел почти все игры дубля. Но делал это не созерцательно, а просил Родионова и Черенкова, чтобы они ставили на ту или иную позицию тех игроков, которые меня интересовали. Так были найдены Джубанов, Мелёшин, Головской и Евсеев.
В то время я только в глубине души мог мечтать, чтобы ‘Спартак’ занял одно из тех мест, которое позволило бы ему принять участие в каком-либо европейском кубковом турнире. Однако я прекрасно понимал, что достичь этой цели будет нелегко, поскольку впереди нас ждут неизбежные потери. Так оно и произошло. Сначала от нас ушел Шмаров, затем Никифоров.
Романцев не вмешивался в мои действия. Один из футбольных мэтров даже заметил по этому поводу: Романцев, мол, отпустил Ярцева на волю. Это было бы, наверное, правдой, если бы только Романцев когда-нибудь держал меня на поводке. У меня был полный карт-бланш. Если в чем-то сомневался, мне незачем было куда-то идти за советом. Олег Иванович всегда был рядом.
Не скрою, сначала это было очень удобно. Первое время, давая установку на второй тайм, всегда спрашивал: "Олег Иванович, у вас что-нибудь есть?" Но он категорически отказывался что-либо говорить. Это была его тактика по отношению ко мне. Поэтому все видели: игру ведет один человек, главный тренер Георгий Ярцев.
Потихонечку наша игра налаживалась. Не могу не сказать слова благодарности опытным мастерам - Горлуковичу, Цымбаларю, Тихонову, Мамедову, Аленичеву и Кечинову. С их стороны никогда не ощущал ни ревности к молодым, ни пренебрежения ко мне. Я знал, что могу полностью им доверять.
В то время только три человека – Горлукович, Тихонов и Цымбаларь – пропускали игры только из-за дисквалификации или из-за травм. Остальным же пришлось посидеть на скамейке запасных, потому что меня не устраивал уровень их мастерства.
В начале сезона я говорил, что у нас есть пять-шесть позиций, за которые можно не беспокоиться. Потом забыл об этой фразе. И Тихонову, и Кечинову, и Аленичеву и Титову не раз напоминал, что прошло то время, когда можно было отсидеться за спиной у Онопко, Никифорова, Пятницкого и Цымбаларя, и что пора брать на себя часть бремени лидеров. Видимо, слова мои дошли до игроков. Ни один из них в конце сезона не дал повода засомневаться в нем.
Я доволен командой, хотя иногда она непредсказуема, вспыльчива и даже взбалмошна. Но что поделаешь – все эти черты в какой-то степени свойственны и мне. Не думаю, что заработки наших молодых игроков выше, чем у их сверстников в других российских клубах. Я даже знаю, что на периферии футболисты получают больше. Но ведь не все измеряется деньгами. Та честь, которая оказывается игроку, который выходит на поле в футболке московского ‘Спартака’, тоже, наверное, дорогого стоит.
Далеко не всякому футболисту удается в течение одного сезона выйти в своем клубе на передовые позиции. А в ‘Спартаке’ такой бросок вперед совершила целая плеяда молодых. Я очень высоко расцениваю их перспективы”.

Андрей Тихонов: “Было ощущение, что я, что все мы это сможем, хотя бы уже оттого, что в ‘Спартак’ игроки абы какие не приглашаются. Мы уже достигли какого-то уровня, тренеры нас на него подняли. И ои, и болельщики теперь ждали от нас отдачи. Осознание всего этого дало силы, уверенность в том, что и мы, оставшиеся в ‘Спартаке’, кое на что способны. Поэтому ни страха, ни каких-то сомнений не было. Нам не надо было лишних слов, сами понимали: нужно, теперь всё от нас зависит. Мы впряглись в эту ‘телегу’, и всё у нас получилось”.

ИГРОКИ ‘СПАРТАКА’ В ОФИЦИАЛЬНЫХ МАТЧАХ СЕЗОНА 1996 ГОДА

Филимонов 33 (32 – в основе) 28 пропущенных голов, Нигматуллин 14 (14) 25 пропущенных голов;
Горлукович 40 (38), Ананко 40 (38), Евсеев 37 (34), Липко 30 (22), Дуюн 23 (15), Мамедов 20 (19), Головской 13 (9), Чудин 8 (4);
Тихонов 45 (45), Аленичев 42 (39), Титов 39 (30), Мелёшин 30 (25), Никифоров 19 (19), Пятницкий 18 (16), Безродный 15 (0); Коновалов 12 (2), Коваленко 3 (1), Павленко 2 (0), Толокнов 1 (0);
Кечинов 40 (37), Джубанов 32 (9), Ширко 29 (22), Цымбаларь 28 (28), Шмаров 5 (4), Нагорняк 4 (4).

Голы забивали: Тихонов 20 (4 с пенальти), Кечинов 14, Цымбаларь 9, Никифоров 9 (3), Аленичев 8, Титов и Ширко – по 5, Мелёшин и Джубанов – по 4, Евсеев – 3, Горлукович 2, Пятницкий, Коваленко, Ананко, Липко и Дуюн – по 1.

Голевые передачи делали: Цымбаларь – 8, Тихонов, Титов, Мелёшин и Ширко – по 7, Аленичев – 5, Евсеев и Кечинов – по 4, Горлукович – 3, Шмаров и Никифоров – по 2, Пятницкий, Ананко, Липко, Джубанов и Коновалов – по 1.

Пенальти заработали: Аленичев, Кечинов и Тихонов – по 2, Мелёшин, Титов, Никифоров и Ширко – по 1.

По опросу еженедельника ‘Футбол’ лучшим футболистом страны был признан Андрей Тихонов. Признан чуть ли не единогласно. Судите сами: он один набрал почти столько же очков, сколько набрали остальные девять игроков, попавшие в первую десятку. Вторым стал Цымбаларь.
1. Тихонов, 2. Цымбаларь, 3. Веретенников, 4. Тетрадзе, 5. Хохлов…
У Тихонова оказалось 152 (!) первых места, тогда как у Цымбаларя – 10, Веретенникова – 4, Тетрадзе – 14, Хохлова – 2…
Были упомянуты ещё пятеро наших игроков: Горлукович, Кечинов, Титов, Никифоров и Аленичев.

‘Спорт-Экспресс’ провёл свой опрос, в ходе которого поинтересовался мнением 198 футболистов (по 11 основных игроков всех 18 клубов). Здесь первая пятёрка оказалась абсолютно той же, только Цымбаларь и Веретенников поменялись местами.
1. Тихонов, 2. Веретенников, 3. Цымбаларь, 4. Тетрадзе, 5. Хохлов…
Прозучали фамилии ещё пятерых наших игроков: Аленичев, Горлукович, Никифоров, Мамедов и Кечинов.

Сам же Андрей Тихонов сказал: “Я бы выбрал Илью Цымбаларя. Считаю его самым сильным из футболистов, выступающих в России. Не первый год играю рядом с ним и вижу, что такого технаря, такой умной головы в нашем футболе больше нет”.

Средние оценки спартаковцев за чемпионат по версии ‘Спорт-Экспресса’:
Тихонов – 6, 59; Цымбаларь – 6,55; Аленичев – 6,28; Кечинов – 6,13; Титов – 6,11; Горлукович – 6,09; Ширко – 6,05; Филимонов – 6,00; Мелёшин – 5,89; Ананко – 5,76; Евсеев – 5,73; Липко – 5,70; Джубанов – 5,67; Дуюн – 5,58.

Заметьте, первые пять мест занимает именно наша великолепная пятёрка.


Вернуться в Литературный клуб




Яндекс цитирования
Связь с администрацией сайта -
Создание - Сёма.Ру
© 1997 - SPARTAK.MSK.RU. При полном или частичном использовании материалов сервера, ссылка на http://spartak.msk.ru обязательна.
Название "Спартак" и эмблема являются зарегистрированными товарными знаками МФСО "Спартак".