Лонгрид без названия

#  Тверской » 23 янв 2018 17:14

(голосом Гарика Кричевского)
А в ДубаИ, а в ДубаИ
Сидит под пальмами
Тарам-алИ.
И курит план,
и чтит Коран.
И пишет нам здесь:
"С хрена лИ?"

#  taram » 23 янв 2018 13:51

(голосом Эдиты Станиславовны)
Нам рано жить воспоминаньями... :lol:

#  taram » 23 янв 2018 13:49

С хрена ли?

#  Тверской » 23 янв 2018 12:00

Лонгрид не читал, но Тарамыча осуждаю

#  taram » 22 янв 2018 15:22

С хрена ли?

#  Mike Lebedev » 22 янв 2018 15:17

"Своими руками себе срок с пола поднял"

#  taram » 22 янв 2018 15:01

Вот что, Миша, хочу сказать.
Лет 8-10 тому назад я бы подобную лирику счел бы за шедевр мировой литературы. И это, как минимум.
Года 2-3 назад... ну, наверно, тоже. Потому что плюс-минус у самого было почти тоже самое. Даже внешне они похожи.
А вот сейчас... максимум, что могу - это отнестись с пониманием. Подобная тематика совсем перестала торкать. Отболело. Прошло и прошло. Даже в памяти перестал к этому возвращаться. Хотя всё было и мило, и прикольно, не без драматизму и приятно было повспоминать.
Не знаю, как у тебя, но мое нынешнее окружение и положение вещей полностью устраивает. Если хотел бы быть с кем-то другой, был бы с другой и нефиг нюни разводить. Тут не институт благородных девиц. Хотя наши татарские дамы наверняка оценят сей лонгрид.)
"Тот, кто живёт прошлым, лишает себя настоящего". :lol:
https://www.youtube.com/watch?v=YPAwM3v2yC8

#  Mike Lebedev » 18 янв 2018 15:55

Лонгрид без названия или Lily of the Valley или Flames of Love или Вам и не снилось

А она тогда еще сказала...
А Сергеев подумал...
Сластолюбивый Конь тогда повращал глазами, указывая на нее, пока она отвернулась, и даже как-то подвигал ими туда-сюда, и еще по диагонали вверх-вниз, в своем неповторимом стиле, как умел только и исключительно он. Но вслух сказал:
- Вы разговариваете между собой так, как будто давно друг друга знаете, и при этом очень хорошо...
На самом деле конская пантомима означала следующее: «Уже, ага-ага? Сколько и как?» В принципе, Сергеев и с Конем был знаком уже весьма продолжительный срок, так что развернуто можно было не отвечать. Поэтому Сергеев лишь сказал:
- Ха!
А потом добавил:
- В общем, так оно на самом-то деле и есть
Конь еще маленько прожестикулировал белками и зрачками. Теперь это расшифровывалось следующим образом: «Что же ты так долго скрывал от друзей такую красоту? Дебил, бля!»
Сергеев лишь только шевельнул глазами в ответ. Ну, не знаю...
В принципе, так оно и было. Друзья почти всегда бывали в курсе, но в данном случае лицезрели и в самом деле впервые. Потому что... да потому. Потому что именно эта история касалась только их двоих. И никого больше

Сразу, конечно, Сергеев никуда не поехал. И даже не перезвонил по конспиративному номеру. Надо было подумать. Какое-то время и хотя бы для приличия. Хотя на самом деле размышлять там было особенно не над чем. Все равно Сергеев знал, что однажды это случится, и даже более того, знал, чем в итоге все закончится, и сути дела и всеобщего хода вещей это не изменит. Но так, надо было закончить в астральном плане некие дела, как рабочего, так и личного свойства...

Сергеев тогда вошел к ней в контору, благо доступ был практически с улицы, она сидела где-то вдали, что-то рисовала, это хорошо, все-таки такой талант надо было прислонить к какому-нибудь общественно-полезному занятию. Окружающие сотруднички воззрились на него с немалым любопытством, и Сергеев насторожился. Уж не имелась ли тут у него какая пред-репутация, хотя откуда? Или тут всех, кто к ней заходят, так встречают? Но размышлять было особенно некогда. Она подняла голову, как-то странно, раньше она так не делала, или он не замечал, не обращал внимания, а потом еще дернулась как-то, или покачнулась...

«Сергеев, ты вошел – я когда глазами своими слепыми тебя разглядела, то чуть сознание не потеряла...»
«Врешь небось!»
«Ну правда! Я уж не думала, что ты объявишься...»
Они вышли на осенний, начинающий стремительно остывать воздух, закурили. По идее, надо было с чего-то начать
«Слушай, ты вошел – и я сразу вспомнила, как тогда...»
Сергеев тоже вспомнил. Точнее, он просто никогда ничего не забывал, но можно ведь просто помнить, а можно и вспоминать как-то по-особенному, только сразу не сообразишь, как именно, и не всегда тебя это трогает, но иногда тронет, пробьет так, что и в самом деле – почти до потери сознания
...Они отходили всего несколько первых дней своего самого последнего класса, тем более что 1 сентября того года выпало как раз на пятницу, хоть какая-то радость. И в один из дней они вышли на улицу, все вместе, ну как и раньше, ничего необычного. И тут она сказала:
- Ну все, мы идем. Пока
И тут... И тут она как-то даже не перестроилась, а словно на мгновение растворилась в воздухе и тут же материализовалась в чуточку другом месте. Но теперь как будто была незримая черта, и все остальные стояли по ту сторону этой черты, и только Сергеев с ней – по эту. Тогда, к счастью, еще не было слова «френд-зона», но по факту – это была именно она, и к немыслимому Сергеевскому счастью он тут же понял, что как раз он один-единственный в эту «зону» не входит...
- Ну что ты застыл? Пойдем

Они долго плутали по каким-то переулкам в центре, разыскивая эти ее херовы подготовительные курсы, на которые ей приспичило вдруг записаться, и вообще круто изменить свою жизнь, но что долго – это даже хорошо. Наконец, курсы нашлись. Сергеев терпеливо дожидался сначала в вестибюле, но потом вахтерша выгнала его на улицу, но он все равно – дождался бы ее где угодно
- Записалась?
- Ага! Только фотки еще надо сделать, и поскорее...
Сергеев знал одну автоматическую будку возле метро, недавно совсем поставили, весной во всяком случае еще не было, а тут обратил внимание... в общем, никакое знание лишним не бывает. Только он провел ее туда не самым прямым путем, а чуточку кружным, просто, чтобы дольше идти рядом
Потом она еще долго прихорашивалась, хотя с Сергеевской точки зрения и так всегда было более чем на уровне, «тридцать три очка в одиннадцати матчах», а он держал ее наполовину рюкзак, наполовину мешок, а она потом еще долго рылась в нем в поисках кошелька, и, наверное, единственный раз в жизни Сергеев порадовался, что содержимое женской сумки всегда столь же разнообразно и затейливо, как и содержимое головы ее владелицы. Наконец, денежка нашлась, и она исчезла внутри...
Фотки вышли шикарные, особенно самая первая. Видимо, что-то щелкнуло сверху, да вспышка, скорее всего, и через мгновение светлый ее лик так и был запечатлен с возведенными вверх глазами
- Жалко, одна не получилась... но две нормальные есть вроде...
- Это самая лучшая! – уверенно сказал Сергеев, - Слуш, подари!
- Тебе зачем? – недоверчиво спросила она, но при этом, еще порывшись в сумочке и вытащив ножнички, начала аккуратно отделять
- Возле сердца всю жизнь носить буду!
- Иди к черту! Вот, держи...
Сергеев сразу знал зачем. Он еще перед «третьим трудовым семестром» из старых джинсов, буквально истлевших на нем, скроил себе ксивник, и вещь полезная, и джинсы приняли достойную кончину, удачно получилось, многие засматривались на самопальный аксессуар, да и она тоже однажды обратила внимание. Дома Сергеев быстро отыскал какой-то старый детский значок, аккуратно снял стеклышко, еще чуточку подрезал края фотки, поставил все на место – и прилепил на ксивник

- Вот, - сказал он ей на следующий день, - Теперь ты всегда будешь на меня смотреть!
- Иди к черту! Дай сюда! Сама буду на себя любоваться!
В общем и целом, она была права. В астральном плане так и было. Но Сергеев уже тогда понимал, что это – когда надевают на себя твою вещь...
Так прошло несколько дней

А потом был этот в чем-то злополучный Ванькин день рожденья, хотя в чем-то и нет. Ванька тоже захотел себе такой же ксивник в подарок, ну в смысле – для начала просто предмет, но, видимо, в расчете и фоткой такой же обзавестись, то, что Ваня дышал неровно в ее сторону давно было очевидно. Но портняжная работа как-то не заладилась, видимо, на психосоматическом уровне, не совсем то вышло, как в первый раз, не, внешне похоже, но Сергеев чувствовал разницу. И Спартак проиграл, причем дома, причем уже в третий или четвертый раз подряд не выиграли, и всё преимущество, набранное с начала сезона, грозилось быть слитым за какой-то месяц. Но Сергеев никак не мог оторваться от экрана, а все равно проиграли, а неизвестно, что там у нее с именинником за стенкой в это время происходило.

Спартак – Динамо (Тб)
https://youtu.be/gvl8EtHpQ88
Очнулся Сергеев, когда уже пора было расходиться, даже чересчур пора, и Ваня с отцом повезли ее к метро на машине, а то, может, и дальше...
Сергеев поплелся к метро с Гриней, домой ехать было уже совсем поздно, позвонил родителям, поехали к Грине, и так-то на последний поезд еле поспели...
У Грини дома к Сергееву отнеслись более чем ласково, и даже постелили на практически лучшем месте на кухне, кухня была «сталинская», банкеты можно было устраивать, но лучше бы вообще не дали спать...
Раза четыре или даже пять Сергеев просыпался в холодном поту. Каждый раз ему снилось одно и то же: вот они идут с ней, ищут эти ее херовы курсы, потом она дает ему фотку, потом он... а потом он просыпается, и до него доходит, что всё, всё – уже все в прошлом, никогда... всего несколько дней, и конец... и он засыпал снова, и снова видел, и снова просыпался... И опять понимал – что всё, всё, больше никогда... И каждый раз теперь, когда он просыпается среди ночи, а просыпается он часто, то первое, что он всегда вспоминает...

Расписание понедельника, как положено, было тяжелым, и что-то дополнительное, и классный час, и так далее, и Сергеев никак не мог понять, то ли он ждет конца, причем самого конца, то ли нет, она даже не смотрела на него, и может, было бы лучше, чтобы день вообще не кончался, а лучше всего – в принципе бы не наступал...
Когда он наконец-то выполз на улицу, она стояла, но опять же, как-то боком, чтобы не смотреть на него, во всяком случае сразу. «Ксивник, наверное, хочет вернуть...» - горестно подумал Сергеев. В принципе, пока кармашек на веревочке был еще с ней – какая-то надежда оставалась...
- Или мне одной до троллейбуса идти? – неожиданно спросила она, словно продолжая какой-то оборванный разговор. Сергеев даже опешил. В целом, ему еще очень много раз приходилось дивиться внезапным перепадам, но то был – самый первый...
- Не, ну отчего же, - то ли буркнул, то ли прохрипел он. Скорее даже – «просипел»...
До троллейбуса, и на троллейбусе, и даже до дома, до самого дома. Совершенно неповторимый запах ее дома, старого дома, прежнего дома, ни один старый дом никогда не пах так, запах и даже вкус, и даже какое-то неосязаемое, до самых мурашек ощущение на коже...

...Он знал, когда позвонит ей, и даже знал, куда. У ее бабушки был день рожденья в один день с его дедом, вот такое совпадение, легко запомнить, только Сергеевского деда давно не было, один день рожденья и остался, а вот бабушка, к счастью, была жива, и даже, когда Сергеев набрал номер, от трубки вдруг запахло тем самым ее домом...
Она и в самом деле была там, и даже, облобызав бабулю, приехала, и Конь повращал глазами и сказал, они и в самом деле давно друг друга знали, но все равно надо было поговорить, и, само собой, без друзей, пусть и внезапно потрясенных свалившихся на них такой красотой...
- Я от мужа съезжаю. Всё, вопрос решенный...
Сергеев деланно приподнял бровь. Уж не собирались ли, помня о его недолгом, но насыщенном грузчицком экспириенсе, привлечь в качестве тягловой силы. В целом, какая-то не вполне ловкая могла выйти ситуация...
- Можешь не строить такую рожу, тут я справлюсь как-нибудь сама! – улыбнулась она, не дожидаясь реплики. В общем, они и действительно давно хорошо друг друга знали...

...Он долго ждал в указанной точке пространства, где-то на самом краю земли, диаметрально противоположном родной сергеевской рабочей окраине, господи, он и не подозревал, что в столице случаются и еще более заброшенные места! Она, конечно, опаздывала, но это было в порядке вещей, так-то она однажды даже на выступление ВИА Manowar умудрилась опоздать... понимаете, на концерт коллектива «тяжелый металлический рок», это на билете 20.00 значилось, а он выписал ее к семи, всё понимая, а в 21.00, поди, у музыкантов ансамбля только будильник прозвонил, пока позавтракать, доехать до ДК Горбунова, саундчек, разогрев, разминка, все дела – и все равно опоздала, даже Джо ди Майо уже приехал, а ее все не было!
Пару-тройку раз Сергеев выходил курить, а может, и все полпачки, обозревал окрестности, после чего где-то внутри него заиграла Lily of the Valley, в принципе, очень подходящая как к пейзажу в частности, так и к ситуации в целом. А мобильных телефонов не было, на пустынной ближе к вечеру станции на него уже стала поглядывать старушка-кондукторша, а потом и приглашенный ею милиционер, народу сделалось совсем мало, а мобильных по-прежнему не было, и не то чтоб Сергеев занервничал и засомневался...
Разумеется, когда он в очередной раз спустился вниз, она стояла, вся такая внезапная и возникшая из ниоткуда, уж поезда, кажется, завершали свой путь в промежуточном депо, и где-то даже вполоборота, как тогда, и даже закатила глаза, в точности как на той самой фотке...
А потом они шли в еще большую глушь, и казалось, никого уже нет, кроме них, только они и снег, снег, мягко падавший с черного неба, и закрывавший их ото всех, если кто-то и глядел вдруг на них и окна...

Queen, Lily of the Valley
https://youtu.be/2LGujYR8omQ

- Вам какой этаж, молодые люди?! – поинтересовался очкастый старик, втиснувшийся в лифт сразу вслед за ними, как будто и без него они не прижались сразу плотно друг к дружке
Сергеев мысленно хмыкнул. Он ведь и в самом деле не знал, какой этаж, и хотел было вежливо, но твердо заметить, что это никого, кроме них самих, по-видимому, не должно особо тревожить. Но она слегка наступила ногой ему на мысок и, обворожительно улыбнувшись седовласому затейнику, доложила:
- Шестой...
- А то я тут выше всех живу... типа, старший подъезда...
Сергеев тоже вежливо улыбнулся, дескать – да. Шестой. Именно. Продолжаем поступательное движение
- Но, как я вижу, люди вы приличные...
Сергеев опять-таки хотел возразить, что это никого не е.. тоже не должно волновать, но она прикрыла ему рот своей цветастой варежкой, Сергеев всегда удивлялся, она никогда не носила шапку, если только в самый мороз могла замотаться в платок, а вот шарфов и варежек всегда был целый разноцветный арсенал
- Пол не проломите только!
- Не проломим. – заверил Сергеев активного гражданина
- А чего это не проломим? Очень даже! – неожиданно задорно возразила она, но тут, по счастью, лифт, грохоча и звеня, все-таки остановился на шестом. И они, любезно выставив деда на площадку, а затем столь же любезно затолкав его обратно, отправили по месту прописки, в поднебесье...
- С собакой только погулять надо сначала...
В какой-то степени у Сергеева маленько отлегло от души. Если вывезла своего любимого спаниеля – значит, и впрямь съехала с концами. Без разницы, конечно, но все-таки – фактик

- Смотри, Сергеев, он точно тебя узнал!!! – закричала она, когда верный пес чуть не снес Сергеева с ног, а затем щедро и шершаво обагрил его лицо месячным запасом слюны
- Да ты с ним гуляла, поди, последний раз, еще когда при муже была, - утеревшись рукавом и потрепав за ухом закрутившееся вокруг него четвероногое, заметил Сергеев
- Иди к черту! Точно, узнал!
Тут, скорее всего, она тоже была права. У собак верность и преданность развита, как правило, значительно сильнее, нежели у их хозяев
- Ладно. Тогда я сам с ним спущусь, а ты потом выходи. А мы посмотрим, узнал или как, дружок он мне или так, знакомец просто...
А потом они еще долго шли, и даже зашли в какой-то лес, хотя и до того, казалось, был уже не особо город, и снова играла Lily of the Valley. И дорвавшееся до свободы животное ныряло в самый-самый снег, а потом вылетало из него совершенно с очумевшими глазами, и крутилось волчком, так, что и не разобрать было, где что, где руки, где ноги...
- Что разбираться, - сказал Сергеев, - Руки слева, ноги справа!
- Точно!
Все-таки они правда давно друг друга знали. Но потом, конечно, была внесена важная поправка:
- Нет! Наоборот! Руки справа, ноги слева!!!
А потом...

Она включила радио, и стало интересно, что она сейчас слушает, в принципе, у нее всегда был хороший вкус, просто немного в другом направлении. Неожиданно из какого-то шума вдруг вынырнуло...
Flames of Love
https://youtu.be/YrLTBJj26gs

Тысячу лет спустя она сказала:
- Слушай, я точно знаю ее... но не помню, откуда
Она никогда ничего не помнила. Или – всё забывала, что на самом деле одно и то же, и правильно. Это Сергеев помнил всё, хотя многое старался забыть, только не получалось, но это, в общем, правильно тоже
А потом...

- Слушай, Сергеев, только дело такое...
Сергеев слегка насторожился, но да, слегка, не сильно...
- Мне нельзя сегодня... ну, совсем... ну ты понял
Сергеев лишь втянул носом сопли. И даже паритетно ответил за нее на свою давешнюю мысленную реплику – «Ну ты и выбрал, конечно, самый подходящий момент для волнительного камбэка!»
Не, ну типа того...
- Просто именно сегодня я хотела чтоб совсем по-настоящему, в этот раз...
«Не, ну нельзя по-настоящему, можно и по-игрушечному, если этот раз опять не в последний, конечно...» (но вслух, конечно, не сказал) Потому что сразу вспомнил...

Они, конечно, встречались, но очень давно, бесконечно давно, просто без повода, и не потому, что это было кому-нибудь нужно, хотя, возможно, было нужно именно обоим. И болтали обо всем на свете, кроме одного, никогда. Никогда ни про нее и не про него, и не о прошлом и будущем, хотя на самом деле это было одно и то же, так что – об одном. И однажды летом они шли, и было особенно хорошо, даже зная, что ни прошлого, ни будущего нет, просто хорошо в настоящем и именно поэтому по-настоящему хорошо. И все улыбались им, нет, ну все, конечно, но некоторые, и особенно мужики, а один, как показалось Сергееву, даже подмигнул ему...
Да твою же мать! Конечно, у нее на джинсах на коленках, следы от травы, так не сильно, но заметно все-таки... «Стой, подожди... дай отряхну, что ль...» И Сергеев склонился к ней, как и она к нему...
- Да пошли все к черту! Пусть завидуют! – сказала она. И неожиданно поцеловала его так, как было, наверное, еще только считанное число раз, и до, и после...

- Ладно, - смилостивилась она
А потом добавила, тихо-тихо:
- Только ты тоже разденься... ну, как я, совсем
«А то знаю я тебя». Но вслух тоже не сказала. Для этого они и в самом деле знали друг друга очень хорошо.
А потом...
- Я так соскучилась по твоему запаху...
- А я – по твоему...
В тот раз от нее пахло ее домом, тем, самым первым, настоящим, который всегда бывает только один...

Утром Сергеев проснулся первым, она, конечно, спала, как водится, разметавшись, и так далее, и все такое прочее. Он подошел к окну, надо же было все-таки разглядеть окружающий пейзаж и при свете дня, и он стал разглядывать, и вгляделся вдруг, и глазам своим не поверил...
Нет, в детстве он смотрел, конечно, эту кинокартину, но ничего особого не приметил. Жалко было только парня, который в конце из окна вывалился, вернее, очень хорошо, что остался живой, просто страшно немного. Сергеев не то чтоб боялся высоты, они всегда высоко жили, даже выше шестого этажа, но все равно зябко смотреть! Хорошо, что не разбился, в общем, хотя в книжке вроде – разбился
Но однажды, это Сергеев уже в институте учился, и как раз сдал сессию зимнюю. Вернулся домой, и прям такой «кессонный» переход, когда вдруг резко делать ну абсолютно нечего, то есть вообще, и от этого даже эмоций как будто никаких!
Ладно, включил телевизор, поглядел краем глаза – как раз тот самый фильм!
Тут Сергеев посмотрел чуть более внимательно и вдумчиво. Даже провел ряд определенных параллелей, например, главный герой (тот, который потом из окна выпадет, но выживет) готовился поступать на Физтех, тут Сергеев мысленно похлопал его по плечу, дескать, давай, мужик, дело непростое, но интересное, видишь, я-то справился! В общем, определенные элементы жизненной правды имели место. Не всегда, правда, но в целом норм...
«У тебя таких Кать будет миллион!»
Вот тут мать его была права ровно наполовину . Миллион не миллион, конечно... но вот таких – точно нет. Это можно утверждать с уверенностью... к чему только все это...
«Школа!» - вдруг осенило Сергеева. «Та самая!»
Ну точно, она. Не спутаешь... Снимали в разных местах, и дом, и все остальное, и в Останкино, но школа – точно!
«Факт любопытный. Надо будет поразмышлять на досуге...»

Песня из кинокартины
https://youtu.be/ZgzxeHwxBFg

Сергеев никогда и ни о чем не жалел. Делай что должен, и будь что будет, надо так надо, от судьбы, которая тоже достойных ищет, не уйдешь, и все в таком же духе
Только о том, что сжег тогда ту самую фотку, где она с глазами и всегда должна была смотреть на него... а он, соответственно – всегда смотрел бы на нее...


Вместо послесловия
«В такой снег хочется просто идти куда глаза глядят, где ты не знаешь ничего, и никто не знает тебя, и не думать ни о чем...»

Idlewild Travis ft. Josephine Oniyama

https://youtu.be/WLKBOJ9jyQg

(нынче школа 1103 на Литовском бульваре, МО «Ясенево», если кому интересно)


Вернуться в Литературный клуб




Яндекс цитирования
Связь с администрацией сайта -
Создание - Сёма.Ру
© 1997 - SPARTAK.MSK.RU. При полном или частичном использовании материалов сервера, ссылка на http://spartak.msk.ru обязательна.
Название "Спартак" и эмблема являются зарегистрированными товарными знаками МФСО "Спартак".