История - лекарство от карантина

#  terpila » 12 апр 2021 14:12

Кончается Тридцатилетняя война, год 1648. Перестают литься реки крови. А в Польше случается своя история, которая оставит на евреях глубочайший след.
Суть. Когда-то земли нынешних Белоруссии и Украины принадлежали Великому Княжеству Литовскому. Земли, с преимущественным православным населением. И пока было так, все было более-менее нормально. Но в 1569 году эти земли переходят под польскую Корону. А в Европе католичество сражается против всех иных конфессий. И Польская Корона, как может, стремится окатоличевать всех, кого может на подведомственных территориях. Быть впереди всех по этому вопросу, быть впереди Папы Римского.
Особенную остроту это дело принимает в 17 веке. Стремиться не вредно. Но. Традиционная юго-восточная вольница не очень склонна подчиняться хоть кому-нибудь. В Польше и так был некоторый бардак. Выборные короли и все такое. Шляхта в принципе и по сути никому не подчиняется. Да и бедновата Корона по сравнению со шляхтой и другими землевладельцами. Законов в Польше, регулирующих землевладение, практически нет. Ну и представьте себе: Подолье. огромная территория. Принадлежит условному Вишневецкому. Ну и где видал этот Вишневецкий нищую Корону? У которой ни земли, ни денег серьезных…

И в таких условиях Корона проводит насильную католизацию. Разумеется, вспыхивают восстания. Их кое-как давят.
Но Корона в своей упертости умудрилась настроить против себя просто всех. Крестьян, которые там всегда были придушенными, православных и православную элиту резвыми конфискациями и разгромами Храмов. Казаков, которых в армии гнобило католическое польское офицерство. Тех, кто представляет из себя реальную силу в любой стране.

И Польша получает 1648 год. По не самому серьезному поводу. Был очередной беспредел в отношении какого-то казацкого полковника.
Казалось - ничего особенного, все, как всегда, а получили всю историю с Богданом Хмельницким. Лютое восстание под лозунгом: “Смерть полякам и жидам.”

Да, у поляков есть государство, да, есть армия, котороя кое-что может. Но эта польская армия никогда не пойдет помогать евреям в осажденных “местечках”.
Поэтому в местечках происходит ад. Это не старые европейские погромы, где просто режут, просто насилуют и просто грабят. В местечках - колодцы, забитые детьми, женщины, выпотрошенные, как рыбы… Там был геноцид. На левобережной Украине евреев не осталось вообще. Они там были уничтожены просто все. Все - это очень много.
Много, потому что спокойная сытая жизнь в местечках привела к резкому росту еврейского населения. Это не тот гулькин нос, который бежал от Крестовых Походов. Это уже серьезные сотни тысяч.
Есть вопрос, почему восстание удалось в военном смысле? Ответ - у восставших была кавалерия. Были казаки со своей кавалерией, были и другие православные кавалерийские части.

Восстание подъехал поддержать Крымский Хан Гирей Третий со своей кавалерией. Не просто так, по договоренности. С правом набирать себе рабов, сколько влезет. Работорговля Константинополя была обрушена количеством евреев, выставленных на продажу. Почему именно евреев, а не поляков?
Еврея забрать в рабство надёжнее. Схватишь поляка, а он окажется чьим-то родственником, кого трогать не стоило. Надо придумывать схему возврата, иметь хлопоты… А за евреем гарантированно никто не стоит. Из тех, на кого имеет смысл обращать внимание.
Поляков тоже забирали на продажу, но ничтожно мало по сравнению с евреями.

Последствия будут уничтожительными для Польши. Это повлечёт за собой переход этих земель под руку Московского Царя, Русско - Польскую войну за сохранение результатов восстания, кровавый потоп, когда с севера зайдет Швеция…

А подумать только - всего 35 лет назад в Смутное Время поляки сидели в Кремле. Вот такие повороты истории.

Произошедшее не было еврейской историей. Это были вполне европейские дела, в колесах которых евреи прохрустели чисто по сопричастности. Но прохрустели до конкретного национального шока.
Евреи, отвернувшиеся от религии опять поворачиваются к ней. Им нужны какие-то объяснения того, что произошло. Но времена абсолютного авторитета раввинов, которые все всегда объясняли уже прошли. И принимаемые “объяснения” имеют такой иудео-мистико- народно- маргинальный толк. Дескать, точно. Мессия грядёт. А произошедшее было таким сложным отражением родовых мук матери, рождающей Мессию. На это прямо указывала Каббала, по которой получалось, что “Хмель” - Хмельницкий - это такая аббревиатура, которая и говорила, что муки рождения Мессии наступят в мире.

Евреи Восточной Европы ждут Мессию. Который всех спасет. И он пришел. Пророчества сбылись. В городе Смирна ( современный Измир) появляется еврей, которого называют Мессией. Говорят, что к этому Мессии султан приползет на коленях, Мессия сорвет с него корону и султан, как раб, на коленях поползет за Мессией в Святую Землю. Там Бог спустит с неба Третий Храм, весь из золота и драгоценных камней. После этого все восстанут из мертвых и пойдут. А вообще все погибшие при погромах при Хмеле - они не совсем умерли. Они немножко живы. Они восстают по ночам и идут в свои специальные синагоги и там молятся. А между ними в темноте стоят тени тех, кто скоро умрет.
Рассказывали истории, как один дядька шел ночью и увидел телегу, запряженную голыми евреями. Эти евреи объяснили ему, что они -мертвые, и это их наказание за неправедный образ жизни. А ведет их Князь.

И такие странные, стрёмные истории расходятся среди евреев.

На этом фоне пророк не мог не появиться. Его звали Шабтай Цви ( Сабатай Цеви), в Смирне местные раввины давно выписали ему херем. За то, что он ходил по улицам и говорил: “ Яхве, Яхве…” Он даже особо не проповедовал. Просто ходил, говорил молитвы, мог внезапно заплакать или рассмеяться. Мог упасть в пыль и начать биться о землю.

За ним ходили люди, кто-то называл его Мессией, а тот и не отрицал. Нашелся раввин, который своими глазами видел у кума старинный свиток, где говорилось, что наступит время Мессии Шабтая, сына Давида. Обнаружились раввины, которые признали подлинность свитка. Шабтай добрался до Иерусалима, там возбудил евреев. Люди говорили: “Вот оно, вот оно…” Ездил по сути по всей Османской Империи. На рынке в Константинополе нашел себе жену. Еврейку с Украины, пережившую Хмель. Послушал ее, сказал, что эта кровавая жертва, которая нам была нужна… Назначил дату конца света, велел всем готовиться. И возрадоваться. Отменил все посты, отменил кошер, велел рожать, как можно больше детей. Движение стал практически массовым, свадьбы играли для детишек только-только ставших половозрелыми.
Последователи Шабтая уже не молятся, как раньше, а по его примеру падают в пыль с молитвой и говорят, что истинная благодать молитвы приходит именно так.

Наконец, в Константинополе Шабтая берут под стражу, потому что это все уже опасно для людей стало. Заключение в тюрьму только прибавило Шабтаю популярности. Тюрьму осаждают поклонники, передают туда записки и подарки. Радуются чуду, что Шабтая не убили, а только заключили под стражу. По тем временам - это действительно было чудо.

И настал момент, когда Султан Мехмед Четвертый, которого это все достало, захотел с Мессией встретиться. “ Он говорит, что с меня корону сорвет и я поползу за ним в Святую Землю? Ну что? Давай, поговорим…”

И все такие: “Сейчас будет… Сейчас - дааа”. Народ напряжен и возбужден до предела.

Разговор был коротким. Султан предложил Шабтаю перспективу: “ Либо ты сейчас снимаешь свою кипу, надеваешь тюрбан, читаешь шахаду , принимаешь ислам и пишешь письмо своим сторонникам, либо я тебе яйца отрежу”."Ля иляха илляЛлах" - отозвался Шабтай. И написал письмо, где говорилось, что по воле Всевышнего он стал мусульманином.

Сказать, что народ обалдел - ничего не сказать. Шок был фундаментальным. И кризис идей религиозности был фундаментальным.
Кто-то кончает жизнь самоубийством, кто-то тоже по примеру Шабтая обращается в ислам. Возникают многочисленные секты, так и сяк трактующие произошедшее. Возникает шаботианство, у которого и сегодня есть последователи, которое говорит, что все правильно, это и был Мессия. И он не совсем умер. И все не так просто, как вы думаете.

А когда все более-менее улеглось, остались чувства. Ребята, ну хорошо ж все было! Радостно, искренне, от сердца. Было ж в этом что-то честное, настоящее. Мы падали в пыль, мы танцевали… Все это было так прекрасно! Наверное, в этом и есть настоящая религиозность, а вовсе не раввин с Талмудом. Надо, чтоб от души было, брат. От души.

И на фоне таких чувств и пониманий появляется Израиль Бешт - родоначальник хасидизма. Того самого хасидизма и тех самых хасидов, о которых, наверное, слышали все. И который возник после двух кризисов - восстания Хмельницкого и эпического фейла Мессии Шабтая.

Ну и Россия. В России сроду евреев не было. “Елизавета Петровна, пригласите евреев, от них может быть большой интерес…”
“ От христопродавцев моей персоне интереса нету”.
Но. Восстание Хмельницкого. Уходим под руку московского Царя. Приходит Россия. Она будет выбивать Крымское Ханство. Когда с ним разберется, окажется, что рядом Австрия и Пруссия. А давайте, поделим Польшу? А давайте.
И тут в скором времени три четверти всех евреев в мире будут жить в Российской Империи. Но это другая история.

#  terpila » 05 апр 2021 16:02

От гетто кроткий шаг до получения гражданских прав. И евреи начинают их получать. В Ливорно, в Падуе.
В Падуе евреи допускаются до преподавания в университете. Правда, евреи преподают только медицину, которая входила в число традиционных еврейских занятий. В Европе тогда универсальными методами лечения были кровопускание и пиявки. А евреи были в курсе достижений восточной медицины, чьи достижения были куда круче.
Итальянский студенты преимущественно не возражают против преподавателей евреев.
А вот в немецких университетах, когда евреи придут много позже будет специфическое студенческое развлечение - “студенческое преследование”. Это значит, что студенты усердно отзанимавшись в учебных классах, на улице после занятий начинают преследовать своего преподавателя, гонять его палками, камнями, веселиться короче.

И вот 17 век. Важнейший век в европейской истории. Можно сказать, судьбоносный. Судьбоносный для европейской мысли, для той Европы, которая потом будет повелевать миром, для рационального сознания, для философии, для науки…
А еще это век весьма мрачный в плане резни всех всеми. Европу залило кровью. Так, как еще, наверное, не было. Примерно на уровне Первой и Второй Мировых Войн. Например, в процентном отношении Тридцатилетняя Война была даже кровавее Мировых Войн.
Еще эпидемии. Оспа, чума, венерические заболевания… Людей косят войны, косит мор… Ужас!

И евреям приходится тяжко. На Балканах они помогают туркам, точнее - ставят на турков. Но у них происходят важные процессы. Как свои, так и под влиянием Европы. В Европе еще не сформировались нации, но процессы формирования идут. В Испании, Португалии появляется понятие “лемезе де сангре” - капелька крови. Так уже не удовлетворяются фактом крещения евреев, Важно, кто еврей по крови. И выкресту приходится непрерывно объяснять, кто он такой и что он за человек и что он искренен в своем крещении.

Куда поехали евреи после изгнания из многих европейских стран? Они поехали в новые колонии.

А еще евреи, преимущественно бывшие испанские сефарды, едут в Голландию. Там они участвуют в борьбе за независимость от Испании, получают гражданство и вписываются в новый, передовой голландский капитализм.
И вот здесь надо сказать “Ох” , “Ах” и выбить барабанную дробь. Эта встреча была случайной, но очевидно, предписанной где-то на небесах. Встреча евреев с капитализмом. Сефарды становятся важной частью нового голландского капитализма.
Вот так совпало. Еврейская культура разбросанных коммун, практически поголовной грамотности мужского населения, знания многих языков, умения анализировать условия и приспосабливаться к ним встретилась с капитализмом.

Эта встреча была очень значительной для самих евреев. Впервые в их истории понятия “ еврей” и “иудей” перестают быть синонимами.
Впервые, еврей, заработавший много денег, становиться более уважаемым человеком, чем знаток Талмуда. Быть успешным дельцом становится очень важным в еврейском сообществе. И вне него. Еврей - гражданин, имеющий успешное дело, он принят обществом страны пребывания. И такой еврей вовсе не всегда интересуется быть только членом еврейского сообщества. Он интересуется быть членом делового сообщества страны, где он находится. И в котором он принят.

У евреев появляется новое “фирменное” занятие - книгопечатание. И в связи с ним падает абсолютный авторитет раввинов. Раньше человек приходил к раввину, спрашивал, как вот надо в такой-то ситуации, как понимать и поступать… Раввин листал рукописные книги и свитки, отвечал на вопрос.Теперь иудеи сами могли прочесть в книгах ответы на многие свои вопросы. А иногда и поспорить с раввином, что раньше было немыслимо.

Европа на евреев влияет больше, чем евреи на Европу. Ну количественно это понятно. Еврейские сообщества породили много мыслителей внутреннего, так сказать, характера.
Но в Голландии все начинает меняться. Протестантизм кружит всерьез головы молодым евреям. Самые смелые начинают применять критику христианства, впитанную с молоком матери, к своему иудаизму.

И еврейское сообщество бывших сефардов в Амстердаме порождает имя, без которого сейчас немыслима европейская философия. Борух ( Бенедикт) Спиноза.
Урожденный еврей. Воспитанный и обученный, как еврей в еврейской традиции.

Вообще, кто такой Спиноза? Это философ, принадлежащий к европейской школе рационализма. В одном ряду с Декартом и Лейбницем. Спиноза первым посмел критиковать Пятикнижие, заявляя, что это не единый текст, а компиляция разных текстов.
Дальше вообще начинает говорить лютую жесть. Говорит, что вот евреи жалуются, что Бог их покинул. А что вы хотите? Вы придумали себе дядьку на небе, а теперь хотите, чтоб он работал? Может, вы хотите, чтобы Сириус ( который именовался “Собачьей Звездой”) залаял, потому, что вы его так назвали?
Спиноза утверждает, что Бог- это природа. Когда ты растираешь пальцами листик растения - ты общаешься с Богом. Когда делаешь глоток воды из ручья - общаешься с Богом. Природа и Бог - это одно. Когда ты дышишь, когда видишь, когда слышишь, ты воспринимаешь Тело Божье. Это и есть Бог, которого ты ощущаешь. Ежедневно и ежеминутно.

И в 23 года Спиноза идет нафиг из еврейского сообщества. Ему - херем. Его изгоняют с сильными формулировками.
“ … Будь он проклят, когда он входит. И будь он проклят, когда выходит. Пусть Бог обрушит на него все проклятия, которые есть в Торе. Ни один еврей не должен иметь с ним дело, разговаривать или стоять ближе, чем в четырех шагах.

Судя по всему, все так и было. Спиноза больше до конца жизни не разговаривал ни с одним иудеем. Запрет был абсолютный.

И похоже, тему вернуться он не рассматривал. В его время было еще одно “громкое” еврейское дело. Был такой еврейский интеллектуал, философ Уриэль Акоста. Ему тоже объявили херем, но ему стало одиноко, и он стал проситься в общину, не выдержав отлучения от родных и близких. Его приняли, но он должен был покаяться, его публично выпороли при мужчинах и женщинах, при этом он должен был биться лбом об пол и просить прощения у Бога. Его приняли, но он скоро покончил с собой от пережитого стыда.

В общем у Спинозы и мысли не было проситься обратно в общину.

Все это было предвестником. Предвестником того, что все большему количеству молодых и успешных евреев становилось важнее вписаться в свои научные, деловые и прочие гражданские среды, чем сохранять верность коммуне. Евреи начинают секуляризироваться и отходить от религиозности. А на “Каббалу” они вообще смотрят, как на потёмки разума.

А тут еще случается Великая Английская Буржуазная Революция и евреев опять зовут в Англию. А в Лондоне - что? А в Лондоне строят корабли, готовые везти людей за океан, где есть огромное количество ничейной земли, где можно с нуля организовывать для себя любое общество… Вот так. Любое общество на ничейной земле. Про индейцев им никто не рассказал. А зачем?
Ну и сегодня мы знаем, что Нью-Йорке живет евреев в три раза больше, чем в Иерусалиме. А процесс пошел тогда.

Польша и основные события, связанные с ней. Опять 17 век.
В Польше евреи расселяются сначала на юго-востоке. Там, где было разорено монголами. В 1364 году Казимир Великий их там расселяет и дает “гарантии”. Потом Сигизмунд Смелый закрепляет за евреями тучу гражданских прав. Евреям там нормально и они даже вписываются в одну польскую мощную тему - создание больших городов. Под эту тему поляки зовут еще и немцев. Полякам в принципе без разницы - немцы там, евреи, их интересует культура больших современных городов. Но разница есть для немцев - больших нелюбителей евреев, с темами протестантизма и все такое. Из новых больших городов евреев выдавливают, но они особо не унывают, потому что получают право на покупку земли.

Мобами от ста семей евреи покупают землю и начинают строить свои городки. Так появляется еврейский феномен восточной Европы - “местечки”. Вокруг “местечка” есть сельское хозяйство, все еврейское. Внутри городка - ремёсла, торговля, образование, медицина, все, что надо для жизни.

Где-то в 15 веке выходит Указ, о том, что за убийство или покалечение еврея наказание будет, как за убийство или калечение шляхтича. Населению дают понять, что евреи особенные. Что они нужны власти, что за ними смотрят. Евреи начинают представлять из себя как бы сословие. Их называют “камеркнехтами”. Они, конечно, не шляхта, но и не совсем простые люди. В те времена в Польше была пословица о том, что Польша - это рай и небеса для шляхты и евреев и ад и чистилище для мещан и крестьян.

Для польских властей важно, что евреи очень честно ведут дела. А как ещё? Если еврей ведет дела государственные дела нечестно, то он долго не проживет.
Евреям отдают в откуп сбор налогов. Шляхта вообще мытарство считает плебейским делом. Евреи собирают плату за проезд по важным мостам и дорогам.

В 1480 годах евреи проникают в Новгород. Дело даже не в том, что они там стали проповедовать, а дело в том, что некоторые из церковных иерархов приняли иудаизм. Ересь “жидовствующих” стала самой страшной ересью. Русские власти задались вопросом как с этим разбирались в Шпании. Был большой судебный процесс, закончившийся в 1496 году. И по примеру Инквизиции сожгли человек 20 иерархов, но не на открытом костре, а в специальных маленьких срубах. Остальным вырвали языки и разослали по монастырям. По сравнению с настоящей Инквизицией это был режим лайт.

А в Польше права евреев достигают невиданного размаха. Им даруется право на самоуправление. Создается выборный верховный орган - кагал ( сход), а “подкагальники” - это города, управляемые большим кагалом.
Самые крупные города с самыми большими кагалами - Львов, Гродно, Брест.

Это все хорошо для евреев, пока хорошо. Но хорошо кончается. Кончается Тридцатилетняя война.

Продолже сле

#  terpila » 19 мар 2021 14:46

Вообще в средние века серьёзно богатых евреев практически не было. Некоторым исключением была Испания. Там состоятельные семьи называли себя “сефардами”, осознавали себя элитой. Крутой, высокообразованной, зачастую богатой, элитой. Высоким субэтносом даже среди евреев.
Всех других евреев они называли “ашкеназами”. Выходцами с севера.
Если ашкеназа и пускали в синагогу сефардов, то там он не смел сидеть на одной лавке с ними. Он должен вообще сидеть подальше. Была среди евреев некоторая сегрегация.


Все совокупные особенности жизни еврейских коммун не могли не выразиться в особенных направлениях их интеллектуальной деятельности.
И в 13 веке еврейская мысль уходит в мистицизм. Часть этого мистицизма под названием “Каббала” захватывает умы не только иудеев, но и католиков. “Каббале” суждено будет распространиться в пространстве и времени вплоть до наших дней.

А христианская мысль, напротив, будет тяготеть к известному рационализму, буквально на грани допустимого. Вот знаменитый Фома Аквинский, представивший знаменитые “пять доказательств существования Бога”, рассуждал о том, что раз Бог явлен человечеству, то он доступен познанию. Христианство рационально обосновывает существование Бога. Заново для себя открывает Аристотеля и Платона. В греческом переводе Библии - “Септуагинте” то самое “слово”, которое “было в начале“ переводится, как “логос”. А “логос” - это не совсем “слово”. Логос - это “вечная и постоянная необходимость”. Задолго до христианства греки “логосом” объясняли то, что мы сейчас называем “законами природы”. “Логос” - это весьма определенные коннотации.

Итак, “Каббала”.
Практически все древние мыслители пытались определить первородную стихию мироустройства. Фалес считал, что это вода. Стоики полагали, что в основе всего - огонь. Аристотель утверждал, что таких стихий пять. А для евреев первородная стихия, первородный элемент - это буква. “В начале было слово”.
У евреев процесс создания мира Богом - это вполне лингвистический процесс.

Не надо забывать, что одним из жестких, травматичных для культуры, и культуроопределяющих еврейских запретов - был запрет на избражение Бога. (Травматичных - потому что представьте себе, что иудаизм был в Греции, Италии, Испании - тогда бы не было их музеев.)
Христианин может обратиться к иконе. Или к скульптурному изображению. А у евреев - самый верный способ обратиться к Богу -это слово. Речь. И Бог обращается к еврею с помощью слова. Все религиозное искусство выражалось в слове. А слово - это алфавит.

“Каббала” переводится как “традиция”, “поучение”. По содержанию “Каббала” это особенное толкование Ветхого Завета.
А ключом к этому особенному толкованию является “Сефер Йецира” - знание, по преданию полученное Авраамом непосредственно от Бога. “Сефер Йецира” - это книга переведенная на множество языков, чей авторитет у иудеев и каббалистов всего мира чуть меньше, чем у самого “Ветхого Завета”.
“ Сефер Йецира” в самом -самом полном варианте составляет всего две с половиной тысячи слов. Ее текст не предназначен для “бытового” чтения. Ничего не понятно. Он предназначен для особенного углубленного понимания, бесконечного толкования и интерпретирования.
“Сефер Йецира” трактуется так, что еврейский алфавит - это код построения мира во всей полноте его законов и явлений. И предназначенный для описания чего угодно мире.
И чего угодно в мире может быть описано сочетанием букв еврейского алфавита и десятью магическими числами сфирот.
Числа сфирот задают уровни эманаций Бога.
Если ты научишься толковать Ветхий Завет по Сефер Йецира, то сможешь там прочесть не только то, что там написано, но и получишь многое другое знание. Откроешь скрытые тайны. Там закодировано все. Там строят тетраграмматон Яхве, которого нельзя называть, но можно обозначить. Каббалисты используют математику - к тексту Ветхого Завета применяют углы, геометрические фигуры, считают пропорции в поиске скрытых в Ветхом Завете, истин.

Все человеческие органы обозначаются сочетанием букв еврейского алфавита. Кто читал “ Маятник Фуко” Умберто Эко, тот помнит, что там человек умер, потому что перепутал буквы в названии больного органа. Такая “каббалистическая “ книга. Кстати, буквенного обозначения для сердца у каббалистов нет. Для всех органов есть, а для сердца -нет.

“Сефер Йецира” - знание, полученное от Бога. И оно позволяет стать немножко Богом. Как? Проще некуда. Создать человека. Голема. Из очень-очень чистой земли и глины, с помощью специальных заклинаний и ритуалов. Но есть железное требование. После создания Голема надо уничтожить. Быть Богом, но в определенных пределах.
Люди кидаются создавать Големов по инструкции. Если верить публикациям - получается абсолютно у всех.

Люди увлекаются “Каббалой” всерьёз. У людей сносит крышу. Кто-то реально умирает над бесконечным поиском истин, зашифрованных Богом в Ветхом Завете.
И вводятся ограничения: К занятиям “Каббалой” допускаются только мужчины, старше 40 лет, женатые и прекрасно знающие Талмуд.
Но эти ограничения только для евреев. По Европе “Каббала” топает без всяких ограничений.
Вот почему? Почему из всего спектра мистических еврейских учений и практик именно “Каббале” стало суждено стать популярной? Никто не знает сейчас. Но так или иначе, но именно эта часть еврейской мысли войдет в европейскую культуру очень плотно.

“Каббала” - это, конечно, для евреев один из способов ухода от несправедливой реальности. “Каббала” - это оппозиция христианскому рационализму. Это даже форма интеллектуального протеста. И именно это протест будет съеден Европой, как самый лучший десерт. Протест станет мейнстримом.

У каббалистов появляется туча бытовых ритуалов, понятных “своим” - как брать чашку, какими узорами украшать предметы, появляются тайные слова, непонятные чужим.

Лет через двести во вполне европейских средах из “Каббалы” вырастет оккультизм, которому тоже будет суждено жить и развиваться до наших дней. Появятся трактаты по какой-то “Христианской Каббале”, где авторы будут стараться оторвать “Каббалу” от еврейской традиции. И не без сильнейшего влияния “Каббалы” появится алхимия.


В 1453 году пал Константинополь. Пал Второй Рим. Приходит Османская Империя. Приходит Империя, которой нужны специалисты. Турки управлять не умеют. А христиан, с которыми они всю жизнь воевали, считают ненадежными. Туркам нужны управленцы. И они начинают приглашать евреев. За последующие столетия к туркам уедут примерно двести тысяч евреев. Это очень много.
На первых порах все будет очень хорошо. Евреи даже сделают попытку опять заселиться в Святую Землю. Но не получается. При мамлюках - это было невозможно, а при османах - там просто нет евреям места. Это абсолютно мусульманский край и евреям там делать нечего.

В 1492 году евреев изгоняют из Испании. Большое дело в истории евреев. Единственных богатых евреев среди всех евреев. Которые в Испании со времен Рима. Они пережили Рим, пережили вестготов, пережили арабов. Но заканчивается реконкиста. Христиане все отвоевывают обратно. А у Фернанда с Изабеллой есть план объединения Испании. В рамках крепчайшей христианской догматики. И в этом плане серьёзная роль отводится Инквизиции, которая играет роль “комиссаров” дела объединения. Евреев начинают обращать в христианство. Обращают, а потом ищут среди обращенных неблагонадежных, которые приняли христианство только формально. Кончается это тотальным изгнанием. Три месяца на сборы. Нельзя вывозить драгоценности, золото, серебро, деньги в монетах. Можно вывозить мебель и одежду. Не уложишься в три месяца - пеняй на себя. Либо всерьез крестись ( мы проверим), либо смерть. Испанская Инквизиция шуток не шутит. У нас реконкиста на дворе. Торжество христианства. Нехристям здесь не место.

Испанские евреи раздиперсиваются по Европе. Едут в Голландию, в Германию, в Италию…
Так. А что у нас в Италии на дворе? Там на дворе Возрождение! И Козима Медичи приглашает евреев. Флоренция. Богатый цивилизованный город со всеми видами хозяйственной активности. “Банковский” сектор работает.Евреев приглашают для организации сектора микрозаймов, займов для простых людей.
Евреи говорят: “Спасибо, хорошо. Только, пожалуйста! Там, где нас поселят- обнесите это место стеной. Для нашего спокойствия.” Город соглашается.
Так появляются первые еврейские гетто. Самое первое гетто появилось в Венеции. Евреям там отдали райончик рядом с литейным производством, который на местном сленге назывался “гетто”. Для евреев - это счастье. Это праздник. У них будет закрытая территория, которая запирается на ночь, куда никто не зайдет без приглашения, кроме городских властей. Больше -никаких погромов.
Вторая Мировая сильно испортила значение слова “гетто”. Снабдила его плохими коннотациями. А во Флоренции и других итальянских городах, куда евреев пригласили - это был дар безопасной жизни. Относительно, но безопасной. Евреи годовщины оснований своих гетто отмечали гуляниями с песнями, танцами. ( Сохранились документы) Гетто - это наконец!
Свой клочок земли.
К еврейским гетто сразу начинают тяготеть всякие вольнодумцы тех времен, которые потом будут истово каяться перед Савонаролой. Кстати, евреи во Флоренции застали Савонаролу. Да. Козима Медичи и его приглашения - это очень хорошо.
Но Савонарола их тоже, так сказать, “приглашает”. Только немного по другому адресу - в подвалы Инквизиции.

Но так или иначе, в итальянских гетто евреям хорошо. Это дом. Как правило, в плохих районах, но евреев это смущает. Гетто - это дом. Это признание права жить в городе.
Не то, что сейчас начнется в Германии. Где начинается реформация. Где Мартин Лютер писал про евреев такие вещи…
Которые потом нацисты на Нюрнбергском процессе приводили в свое оправдание. Что, дескать, до таких степеней мы не доходили…

Продолже сле

#  terpila » 15 мар 2021 08:50

По Европе разъезжает и расхаживает проповедник Пётр Пустынник. Он рассказывает о том, как был в Святой Земле, каким надругательствам там подвергаются христианские святыни и каким унижениям подвергаются христианские люди. Его проповеди собирают тысячи людей. Люди уже готовы отправляться в поход и бить нехристей - басурман.
Поход - походом, но в городах живут нехристи, за которыми далеко ходить не надо.
Так в городах Европы начинаются еврейские погромы.

Подготовка Первого Крестового Похода - дело небыстрое. Короли, герцоги, воеводы и церковные иерархи трудятся, не покладая рук.
Святят оружие и доспехи, отпускают грехи свершенные и будущие; готовят и оснащают войска; разрабатывают логистику; формируют обозы; добывают средства; делят шкуры неубитых медведей.

А параллельно Петр Пустынник собирает свою армию. Без коней, обозов, доспехов и нормального оружия. Не очень понимая, в какую сторону топать. Бедному собраться - только подпоясаться. Го, ребята, нехристей бить. Сейчас считается, что ополчение Петра Пустынника составляло тысяч двадцать людей. Такому количеству людей надо, как минимум, есть и пить. И в попутных городах и населенных пунктах начинаются уже хардкорные еврейские погромы. Евреев режут, насилуют, грабят. Льется кровь. Евреев насильно тащат христианские храмы, пытаются “крестить”. Зафиксированы случаи, когда евреи, притащенные в храм, доставали нож и убивали, кто рядом был. Таких растерзывали на куски.
Ну, грабили не только евреев, но и братьев христиан. “ Я иду Святую Землю освобождать, а ты, сука, мне свинью ( овцу, корову) жалеешь! Да я тебя…” Но без такой жестокости.

Сами крестоносцы вели себя прилично, в отличие от ополчения. Воеводы держали свои армии в руках. Готфрид Бульонский сразу приказал: “ Не баловать!” И там, где он проходит, там евреев не трогают.
Раймунд Тулузский говорил: “Так. Евреи! Идите сюда. Вся Европа тратит на Крестовый Поход. И вы должны тратить. Дайте нам хлеба и мы вас не тронем.” Понятно, что хлеб они получали.

А как Папа и вообще церковные иерархи относятся к евреям? Плохо и очень плохо. Позиция Церкви: “ Евреи должны жить и быть. Они должны быть свидетельством. Доказательством. Вечным примером того, что бывает с теми, кто отвергает Христа. У них нет земли, нет родины. Они, всеми презираемые, живут кучками и перебегают с места на место. Важно не давать им разбогатеть и вообще жить достойно. Их надо держать на таком минимальном уровне существования, но чтобы они были.”

А евреи, как могут, реагируют. Сопротивляются такому отношению. А что они могут? Придумывать то, что можно условно назвать “анекдотами”. Про Христа, Богоматерь, Апостолов… Апостолов, например, они называют “апостатами” ( отступниками на латыни)

Евреи живут в городах. Еще нет ни гетто, ни местечек. Они ходят с горожанами в одни лавки, в одни кабаки. И еврейские шуточки так или иначе, звучат в городах.
Церковь время от времени устраивает “баттлы”. Публичные диспуты. И местные раввины, имеющие наследственный, вековой опыт интеллектуальной работы, выигрывают эти диспуты с все еще малограмотными местными иерархами. Особенно, если приезжает какой-нибудь рамбан ( авторитетный раввин) из Испании. После выигранных баттлов евреев бьют.
Это потооом. когда появятся иезуиты, расклад интеллектуальных сил резко поменяется.
Евреи устают от погромов. Их литература тех времен полна ненависти к христианам и полна вопросов: “ За что? Что мы вам сделали? За что до такой степени?”
Ну вообще над сказать, что в средние века всем тяжело было. Тяжело выжить. Будь ты еврей, будь кто.

С тех пор сохранились совершенно страшные раввинистические поучения своим коммунам, что делать в случае погрома. Главное - не сопротивляться. Если тебя режут, постарайся сделать этот процесс удобнее для режущего. Чтобы быстрее было. Не сопротивляться.
Если у тебя есть подозрение, что детей хотят оставить в живых и крестить - убей сначала своих детей. Себя убивать не надо. Нехорошо это. Сделай так, чтобы тебя убили быстрее и легче. Никогда не выдавать своих. Если собралась толпа и требует выдать такого-то, обещают других не тронуть, не выдавать. Пусть режут всех. Если требуют выдать такую-то женщину, обещая не трогать остальных - не выдавать. Пусть режут всех. Своих - никогда не выдавать. Запрещено во время погромов выставлять в окна кресты, чтобы казаться неевреем. Надо честно быть евреем.
За такими поучениями стоял опыт поколений, переживших или не переживших погромы.

В Талмудическом Иудаизме понятие “души” как-то не проработано. А в раввинистическом его прорабатывают по необходимости. Евреев режут столетиями. Это ж надо как-то объяснить людям. И раввины создают что-то вроде теории о переселении душ, генетически совмещенной в первородным грехом. Если тебя режут - значит, за что-то. Значит в тебя вселилась душа, которая накуролесила не так в прошлой жизни. Значит, терпи. Есть за что.

От жести погромов крестоносной Европы евреи начинают стучатся в Польшу и Венгрию.
Кстати. Арабы разрешили евреям жить в Иерусалиме. Но в это время в Иерусалиме живет примерно двести еврейских семей и десять тысяч арабских. Не. Не вариант.
А в Польше их ждут, как выясняется. Это сейчас Польша - самая католическая страна в Европе. А в те времена население было весьма разношерстным, были и язычники. А еще Польша была молодым королевством, где, однако, приметили, что присутствие евреев здорово оживляет торговлю.

Торговля - это важное и меняющееся обстоятельство. Крестовые Походы возродили серьезную торговлю в Европе. Серьёзную торговлю с серьёзными деньгами. Это уже не гроши Темных Веков. В Италии, например, поднимаются Венеция и Генуя. И туда пускать в эту торговлю евреев никто не собирается. В Генуе евреям просто запрещается жить. Вообще появляется тренд - изгонять евреев из городов.
На дворе время расцвета средневекового города. Растет торговля, растет город. Город - это гильдии, цеха, Магдебургское право. Самоуправление. Евреям запрещается входить в некоторые гильдии и цеха. А кому жаловаться? Город решил. Получается: вот гильдия сапожников, вот гильдия кожевенников, вот гильдия торговцев, а вот гильдия евреев, которая занимается сразу всем. Но еврейская гильдия не представлена в городском совете. Еврейская гильдия не влияет на самоуправление.
Да, и кредитование, которым евреи уже начали заниматься, чахнет. Теперь кредитами ведают монастыри и Ордена.
Ага. Пойди скажи тамплиерам, что у них процент не тот по кредитам.

Раввины вводят все больше ограничений своим коммунам. Никогда не петь христианских песен и особенно - колыбельных. Даже, если музыка очень нравится. Категорически никогда не торговать христианской церковной утварью. Чтобы не подумали, что еврей колдует, напускает порчу и не пришли громить. Евреи проявляют максимальную осторожность.
И все равно в Англии в 13 веке появляется первый “кровавый навет”. Это значит, что евреев обвиняют в том, что накануне Пейсаха они замешивают тесто для мацы на крови христианских младенцев. Когда-то в этом обвиняли в Риме ранних христиан. Когда римлянам объясняли обряд Причастия, хлеб и вино - это плоть и кровь Христова… Они, особо не разобравшись, рассказывали, что христиане пьют кровь и едят плоть.
В Ланкастере была еврейская свадьба. И одновременно пропал мальчик Хью. Население быстро сообразило, в чем дело, был суд и всю свадьбу сожгли по приговору суда. Мальчик потом нашелся, он упал в яму и не смог выбраться. Но осадок остался. Потом “кровавые наветы” разойдутся по Европе и будут возникать.

Не случайно, что первый “кровавый навет” произошел в Англии. Король Эдуард Первый издает свое знаменитое распоряжение о том, что каждый еврей, начиная с семи лет должен носить на одежде отличительный знак в виде двух полосок желтого цвета,( это не изобретение нацистов) должен платить подушную подать к Пасхе и имеет право распоряжаться своим имуществом только с разрешения Короля. Давал им право заниматься торговлей и ремеслом. Пойди займись торговлей и ремеслом, когда гильдии уже все заняли.
А Генрих поступает еще круче. Он выгоняет евреев из страны полностью, предварительно конфисковав все деньги и все имущество.
Англия была первой страной, откуда евреев выгнали из всей страны. Получилось - на несколько веков.
И только Кромвель их пустит обратно.

Евреев так или иначе выдавливают из значительных торговых дел и они пытаются найти себе нишу в финансовом секторе, кредитовании.
К изгнанию евреев из европейских стран приложило руку лобби монастырей и Орденов. В Англии евреям было запрещено брать проценты по кредитам. А во Франции евреи брали восемь процентов. Немного. Их кредиты были доступны простым людям. А монастыри и Ордена брали от 40%. Почему так много? Просто в те времена деньги в долг давали, но не имели внятных представлений, как деньги работают. До. капитализма еще далеко. Процент - такой. Не хочешь не бери. У монастырей и Орденов деньги брала высокопоставленная знать, короли, надеявшиеся в войнах добыть достаточно, чтоб оплатить кредит. Или не собиравшиеся возвращать.


В 1306 году Французский Филипп по примеру Англии тоже выгонит евреев. Чем я, дескать, хуже? Нехристи грабят христиан, обдирают честнОй народ. Но братья - христиане в отсутствие евреев так взвинтили проценты по кредитам, что через девять лет евреев пришлось возвращать во Францию, буквально отлавливая по всей Европе, гарантируя неприкосновенность, которую, конечно, никто обеспечивать не собирался.
Следующий король Франции опять изгонит евреев для повышения своей популярности. И лет через пять опять будет их возвращать.

Евреи того времени вели себя в делах скромно и предельно честно. На то существовали предписания раввинов, которые были законом для евреев. Никто не смел не то, что обсчитывать или обманывать, а если клиент сам обсчитается, тому спешили указать на ошибку и исправить её. Ошибок быть не должно. Будут ошибки - будут погромы.

Продолже сле

#  terpila » 10 мар 2021 06:39

А почему, собственно, евреи стали активно расселяться по не очень уютной и даже опасной, Европе?
На них начались гонения.
Когда Феодосий Великий сделал христианство религией Римской Империи, начались гонения на язычников. В том числе, и на науку. Был разгромлен Серапеум в Александрии, была разгромлена Академия Платона и многие другие научные и учебные центры по всей Империи.
Когда с язычниками “разобрались”, при Феодосии Втором в начале пятого века, на закате Римской Империи, взялись за иудеев. Гонения на них не имели “народного” характера. Это была, скорее, политическая расчистка поля идеологических влияний. И это был первый значительный конфликт христианства с иудаизмом.

И евреи идут дальше. Их часть доходит аж до Крыма, где их потомки живут до сих пор. Это караимы. Это та часть иудеев, которая наотрез отказалась принимать все наставления об “Устной Торе”, считая Ветхий Завет единственным учением для евреев. Во время Великой Отечественной это даже спасло их. Когда гитлеровцы спросили у евреев, являются ли караимы евреями, те ответили, что знать их не знают, что эти сектанты - еретики и близко к евреям не относятся.

А в Европе сильна христианская ересь - арианство. Ариане - это те, кто отказывается принять догмат о Троице, не признают Иисуса Христа Богом, полагая его особенным, благодатным, но - человеком. И в этом они где-то совпадают с иудеями. И в странах с сильным арианством евреям оказывается весьма комфортно. Это визиготская Испания, остготская Италия…
Короче, евреи с готами - преимущественно арианами, уживаются очень хорошо.
Это уже потоом… Когда визиготы в Испании начнут массово переходить в лоно католической церкви, будут доказывать, что они настоящие христиане и кричать: “Да вы посмотрите на нас! Мы даже евреев бьем!”

В странах с ортодоксальным христианством получается еще хуже. Расхождения в основном - церковные, сводящиеся к тому, что вы не признаете Христа Богом( Мессией) и вы распяли Христа. Вот зафиксирован эпизод, когда в Лионе ( Меровингская Франция) евреи подали петицию в магистрат, в которой жаловались на то, что в Пасхальные дни, люди, выходя из Церквей, где слушали проповеди о Страстях Христовых, били всех встречных евреев. И получили предписание от архиепископа Лиона в ответ на удары христианских прихожан, не сопротивляться, а кричать: “Справедливо! Справедливо!”

Но евреев мало. На дворе Темные Века. Государственная жизнь стоит колом. Евреи всем нужны. Они, фактически, единственные, кто поддерживает какую-то торговлю, и те, немногие, к кому можно обратиться, если нужны грамотные, соображающие люди.

Темные века были страшным временем. Беспредельным временем. Все резали всех просто с позиции силы. Любой силы. Но, все ж можно считать, что Темные Века были неплохим временем для еврейских коммун. По крайней мере, они оказались больше других готовы к 711 году. Когда у нас Корсика, Испания, Северная Африка и множество других территорий оказываются под Халифатом.

Как известно, Халифат делил людей на три сорта. 1.Правоверные мусульмане. 2. Признающие Писание - христиане и евреи.
Да, они пошли по пути заблуждений, но пусть живут. И даже исповедуют свои религии, но тихо. Никаких куполов, крестов на зданиях. Никаких колоколов. Никакой публичности. Во время намаза - чтоб их вообще видно не было. Вот дома, тихо пусть молятся. И джизью платят. 3. Язычники, которых надо убить, либо обратить.

Кстати, “есть мнение”, что Халифат выбрал Багдад своей столицей, в том числе и потому, что городе было много евреев. Много элитарных еврейских семей из Вавилонии с сильными позициями в городе. Наверное, логично. Сасанидский Иран, зороастрийцы… Непросто среди них столицу строить. Вырежут, пока обустроишься. А с евреями можно договориться, они - люди Писания.

Надо заметить, что со времен Вавилонского Пленения у евреев действовал жесточайший культурный код: не смешиваться. Не ассимилироваться. Жениться - выходить замуж только среди своих. И, разумеется, не обращаться в иную веру. И этот запрет работал. Евреи прошли массу завоеваний, жили среди других народов и не пропали, как многие. Даже не пропали среди греков, имеющих в эллинизированных городах массу культурных соблазнов для просвещенной элиты. В городах греки делали театры, торговые площади( агоры) с местами для дискуссий солидных граждан и обучения юношей, организовывали спортивные состязания.
Так вот. Багдадские евреи - первое объемное явление ассимиляции тех времен. Они приняли ислам и вошли в элиту столицы Халифата.
Среди маранов - евреев, принявших ислам, есть контрпозиция. Которая заключается в том, принять ислам велели раввины. Велели вести себя внешне, как правоверные мусульмане, а дома… Раскрывать священные книги и читать, как оно есть по самой правде и успокаивать свою душу.

А теперь - Испания. Испания - это золотое время евреев. Особенно - девятый и десятый века. В Испании сложилось особенное положение. Очень разнообразное население - с римских времен остался сильный римский контингент. Там есть кельтиберы - кельто-иберийцы. Там есть кельты, которые еще не успели ассимилироваться. Там есть баски - еще с доиндоевропейских времен, глубочайшая древность. Есть вестготы.
И приходят арабы. Получается сумасшедшая языческо-христианская- исламская смесь, в которой евреи чувствуют себя прекрасно. Они играют роль многофункциональных посредников, сглаживающих всевозможные острые углы такого сосуществования.
Кроме того. Рядом стоит Франкия, с которой богатой Испании надо торговать. Тоже привычное дело.

Сначала Испания, как положено, - эмират большого Халифата. Но Испания, умудрившись интегрировать все лучшее от проживающих в ней народов, начинает жить настолько богаче, круче, умнее, способнее, что охамев, объявляет себя Халифатом. Суперправоверным Кордовским Халифатом . В принципе - обалдеть!
Сказать - что это наглость - ничего не сказать. Мы и сегодня читаем в газетах, что исламское государство должно быть одно. По всем исламским понятиям.
Но мусульманская Испания процветает, а у большого Халифата - проблемы. Междусобойные. Фатимиды, Аббасиды…Да и до Багдада далеко.
В Испании все хорошо. Да, номинально христиане и евреи притесняются. Должны притесняться. Но на самом деле… Все как-то притерлось, утряслось, устоялось… И мусульмане, христиане и евреи живут примерно в равных правах. И в этом есть заслуга евреев.

Евреи активно действуют и как торговцы. Сохранился документ, где еврейские торговцы рассказывают арабскому путешественнику о географии своей торговли. Они покупают в Кордове ткани и еще что-то. Плывут во Франкию. Покупают франкские мечи. Плывут в Италию. Продают все. В Италии и на Балканах покупают рабов и бобров. Едут в Каир продают. Накупают тучу скота. Скот перегоняют к Красному морю и каботажным плаванием, вдоль побережья плывут в Йемен, по дороге продавая скот караванам. Караваны связаны с Багдадом и у караванщиков покупают багдадские товары.
В Йемене, продают. Дальше кто-то возвращается домой, а кто-то едет дальше - В Индию, Китай. Это уже специи, камфара, алоэ и прочее. И только после этого возвращается.

Торговля во времена Халифата, конечно, была арабским делом. Но евреи умели договариваться. А вот торговля христианскими рабами стала еще одним фактором, осложнившим взаимоотношения евреев с Церковью. Дело было даже не в самом факте торговли ( с кем ни бывает), а в том, что рабы, проданные мусульманам, непременно подлежали обращению в ислам. И следовательно, их души были загублены навечно. Эти души вечно будут гореть в аду из-за евреев. А душегубство - это преступление.
И Халифат торговал христианскими рабами, что возмущало Церковь. Но Халифату в те времена пойди - предъяви. А вот евреям предъявить было возможно.

Ну и к слову о хазарах. Испанские евреи узнали о хазарах. О таких удивительных евреях, у которых есть… Есть! Собственная земля! Свое государство! Но узнали поздно. Незадолго до похода Святослава. Не сложилось.

К этому времени еще тверже складывается раввинистическая культура евреев. Они по-прежнему не допускают ассимиляции с окружающими народами. Попытка принять иную веру и составить семью с иноверцем или иноверкой - херем! ( однокоренное с харам) - нельзя. За такое дело еврей будет изгнан их коммуны жестко. Даже родители перестанут его узнавать. А шансов выжить вне коммуны одинокому еврею - практически нет.
Вот такая уникальная культура. У евреев нет общества. Есть только сообщества в множественном числе. Сообщества, тяготеющие только к городам, сообщества с культом книги и письменного слова. Сообщества, где знаток Талмуда все еще уважаем больше, чем человек, заработавший много денег. Сообщества, весьма способные к торговле и посредничеству. Сообщества, обращающие к окружающим практически только одну просьбу: “Не лезьте в наши дела! Мы сами по себе”. Сообщества, которые нигде на земле не находятся дома. Сообщества, для которых дом - это их коммуна. Для которых коммуна - это весь мир.

Все золотые века имеют свойства кончаться. Заканчиваются они и для евреев в Испании. Для начала берберы Аль Андалуса начинают проявлять нешуточную раздраженность относительно положения евреев в Кордовском Халифате, такого положения в модальности “лайт”.
И постепенно начинают переводить стрелки в сторону жестяной ненависти к евреям.

А самое главное - это грядет эпоха Крестовых Походов. По европейской истории - это период вдохновенного европейского единения в достижении священных целей. Единения под знаком борьбы за христианские святыни и землю. Началась она за несколько десятилетий до Клермонского Собора, пожалуй с битвы при Манцикерте в 1071 году, где Византия терпит жесточайшее поражение от турков-сельджуков.
Тогда по всей Европе началось волнение и шелест: “Турки… Турки… Нехристи… Басурмане… Насилуют-пытают-грабят… А что в Святой Земле делается… Басурмане…”
Продолже сле

#  terpila » 06 мар 2021 04:57

Иудаизм на рубеже нашей эры переживает тяжелый идеологический кризис. Во-первых, большое количество евреев попадает под обаяние эллинизма, и люди, оставаясь иудеями, в значительной мере эллинизируются. ( Слово “синагога” - греческое, например).
Это сейчас “Септуагинта” ( перевод Ветхого Завета на греческий) решительно отвергнута талмудическим иудаизмом. Но когда-то на рубеже тысячелетий евреи в Александрии сделали этот перевод для евреев. Для тех евреев, которые могли прочесть Ветхий Завет только на греческом и которые разговаривали только на койне ( международном греческом). Перевели для того, чтобы эти люди могли исповедовать свою религию.

Во-вторых. Ветхий Завет был написан для скотоводов и земледельцев конца бронзовых веков.
Там , например, ничего не написано об укладе городской жизни. Там ничего нет о торговле и ремеслах. Вот, к примеру, суббота. В Торе написано, что нельзя разжигать огонь. А свечку дома еврей может зажечь? А торговать? Или чинить обувь? Нужны толкователи Торы.
Правильные ответы на эти другие вопросы дает жречество в Храме. Но не только. Появляется очень много независимых толкователей. Появляются весьма активные секты, появляются реформаторы, появляются пророки, учителя, различные ветви иудаизма. Христианство в самое первое время тоже воспринималось, как реформаторское движение внутри иудаизма. Но многое поменялось во время Иудейской Войны с Римом.
Еврейское общество находится в перманентном волнении. Происходят бунты и восстания, весьма раздражающие Рим. И в 68-70 годах Рим приступает к решительным действиям и разрушает Второй Храм. Храм, простоявший почти 600 лет. Храм, строительство которого прошло при деятельном участии Кира Великого Персидского. Храм, при котором по сути оформлен Ветхий Завет, сформировался Танах. Храм был не просто местом, куда приходят помолиться. Еврей мог принести жертву Богу только в Храме и нигде боле. В Храме получали ответы на вопросы. В Храме было казначейство. В Храме принимались политические и догматические решения. Храм был центром жизни еврейского общества.
Разрушение Храма - тяжелейший удар по еврейскому обществу и его религии и без того находящимся в кризисном состоянии.
Евреи пытаются собраться. Одно восстание, два восстания, три восстания… В какой-то момент даже удается отбить Храмовую Гору и восстановить храмовые функции, какие возможно.

И в 135 году Рим решает вопрос радикально. Он приходит, все распыляет, все разрушает, разрушает Иерусалим, запрещает селиться в городах, напрочь переформатирует территорию.
Иерусалим теперь не Иерусалим, а Элиа Капитолина.
Иудеи больше никакой нет, Израиля нет, есть Сирия Палестина со столицей в Сирии. Позже это будет разделено на две части - Сирия Палестина Прима и Сирия Палестина Секунда.
А на Храмовой Горе, где стоял Второй Храм, теперь Храм Юпитера Капитолийского. То есть, не абы какого Юпитера, а самого римского из всех возможных.

Евреев выселяют и евреи бегут. По источникам - население только Иудеи уменьшилось больше, чем вдвое. Состоятельные и знатные евреи бегут в Вавилонию. Там со времен вавилонского пленения сохранились значительные еврейские коммуны, и там для состоятельных еврейских семей была возможность быть не беженцами и просителями, а вести достойный образ жизни. Там они будут стараться реанимировать и пронести какие-то жреческие традиции, но у них это будет плохо получаться.

А для большинства населения веками сложившаяся культура : на своей земле, есть Храм, там есть первосвященник, там есть храмовые деньги, там приносят жертвы - закончилась.
Вся эта культура уничтожена Римом.
Евреи расселяются семьями, группами по Римской Империи, преимущественно, по её востоку. Крупная коммуна переселяется в Карфаген.

По видимой стороне обстоятельств евреи и христиане - еще вместе. Они вместе ходят в синагоги. Нет еще никаких отдельных христианских храмов. А по сути, по смысловой стороне дела между иудеями и христианами уже раскол.
Позиция христиан. Все логично, ребята. Бог оказал богоизбранному народу огромную честь, выбрав его представителя для своего воплощения. А что сделал народ? Он распял Мессию. Распял Машиаха. Народ выбрал вора. Теперь все. Действие “Договора”, “Пакта”, заключенного Моисеем на Горе - кончилось. Кончилось, когда родной народ отрекся от Мессии.Теперь нужен Новый Завет. Новый Закон, написанный самОй жизнью Иисуса. Теперь Царство - это наша коммуна. Церковь. Теперь Царство в каждом из тех, кто верует в Христа.
И уже звучит: “Ни эллина ни иудея…” Христианство забирает более широкую аудиторию, чем только евреи. Христианство успешно проповедует. Христианство отказывается от ряда иудейских ограничений. Кошер, обрезание, суббота - зачем все это надо, если Договор кончился?

Позиция иудеев. Горе. Беда. Нет родины, нет государства, нет Храма. Нет Первосвященников, которые всегда наставляли и объясняли. В Торе ничего не написано, что делать, если у нас отняли нашу землю. Как жить, кто скажет. Если христиане в ответ на новое положение дел отвечают: “Новый Завет”, то иудеи в ответ на эту же ситуацию, отвечают: “ Устное толкование. Устная Тора”.
Так рождается институт раввинов. Евреи теперь живут коммунами в разных землях. И в коммунах появляются люди, учителя, зачастую из фарисеев, или просто образованные люди из коммуны, которые берут на себя ответственность толковать, наставлять, объяснять.

И раввины объясняют людям, что, нет-нет-нет. Что на Горе Бог дал Моисею две Торы - одну письменную, вторую - устную. Устная Тора - это учение, наставление, как толковать Первую Тору в новые времена. Применительно к ним. Вы просто не знали. Да, была еще и Устная Тора. Которая держалась в секрете и передавалась из поколения и поколение через избранных людей.

И раввины в разбросанных коммунах толкуют Тору. Приспосабливают её к городским условиям второго века. Как толковать установление “глаз за глаз”? Раввин поясняет, что это… Гм…. Метафора. Что, если без злого умысла глаз повредил, надо выплатить компенсацию, установленную коммуной. А как сыграть свадьбу? В Торе ничего не сказано об этом. Только “… да прилепится к жене своей…” И раввины объясняют, как сыграть правильную еврейскую свадьбу. И отвечают еще на множество вопросов. Евреи теперь живут в самых разных землях.
А в этих землях новая, для них, фауна и флора. Вот кошерно это пищу употреблять? Раввин отвечает.

Эта традиция жива и сегодня. Если ты сегодня в государстве Израиль подойдешь к раввину и спросишь, можно ли есть пиццу с ананасом, то раввин обязан ответить и на этот вопрос.

Возникает проблема. В коммунах раввины толкуют Тору и отвечают на вопросы по-своему. В результате у коммун получаются различные подходы к установлению правил жизни.
Но с точки зрения иудаизма такого не должно быть. Раввин сообщает людям не свое мнение, а Устную Тору, которую дал Бог. Она должна быть у всех единой. И Устную Тору приходится записывать. Придавать толкованиям установленную ортодоксальность. Так появляется Мишна.
Записанные толкования, указания как надо понимать Тору во втором веке.

Мишна записана, но традиция устного толкования новых ситуаций - остается. Жизнь шире и богаче, чем все написанное.
Вот два человека нашли плащ. Не поделили. Разругались. Один говорит: “ Мне принадлежит половина этого плаща.” Второй говорит: “ Мне принадлежит не менее половины плаща”.
Решение по ситуации. Отдать тому, кто претендовал на “не менее половины” три четверти плаща. Второму - четверть.
Почему? Потому, что тот, кто сказал: “ Мне половину!” автоматически отказался от рассмотрения второй половины плаща. Она для него лично - не существует. Вторая половина плаща - вне рассмотрения для него.
Это идет вразрез с Римским Правом, но вот такое собственное, натуральное еврейское право.
Это право пронесут через Рим, через средние века, через Халифат, через Возрождение, буквально до наших дней. И сейчас в Израиле есть линии, лоббирующие восстановления этого еврейского права в полном объеме.

Но так или иначе, раввины все равно вынуждены устно толковать уже записанную Мишну. Жизнь идет своим чередом. Накапливается опыт толкований и осмыслений. Проходят века.
И в шестом веке появляются записанные комментарии уже к Мишне.
Значит так: есть Ветхий Завет - священные тексты. Чуть ни к каждому абзацу их имеются краткие пояснения - Мишна. И есть уже значительно более развернутые комментарии к Мишне. И это все вместе называется “Талмудом”.
Талмудов сначала будет несколько, это будет связано с различиями в традициях толкования, но победит вавилонский Талмуд.

Работа над Талмудом и Талмудическими учениями играет большую роль в формировании новой культуры разбросанной по странам, еврейской нации. Мы получаем книгоцентрированную нацию. С огромным почтением к письменному слову. С традицией вчитываться в него, понимать, интерпретировать. С традицией все по многу раз истолковывать. Смотреть на написанное и так и эдак.

В еврейских коммунах создаются ешивы. Такие школы-академии, где мальчики учатся читать-писать и изучают Талмуд.
По тем временам грамотность мужской части еврейских коммун достигает 50-60 процентов.
Это крутейшее обстоятельство.

Что у нас на дворе? А на дворе у нас Темные Века в Европе после развала Римской Империи.
Сильнейший культурный откат назад. Натуральное хозяйство, паралич торговли и грамотность, стремящаяся к нулю. Христианские миссионеры и священники не умеют читать и зачастую не знают основных молитв. Латынь - это уже сложно.

А еврейские коммуны расселяются и по Европе. Спрос на них колоссальный. Что делать князьку-царьку в раздробленной темной Европе, если он хочет посчитать налоги, поборы, записать, проконтролировать.
Где взять грамотного? Выход - найти еврея. Он запишет и посчитает.
Коме того, расселяясь по торговым путям по Европе и Средиземноморью, евреи поддерживают затихшую торговлю. Это уже специфика новой еврейской культуры . Основной вопрос практической торговли - с кем иметь дело в городе, где ты хочешь продать свой товар. Для евреев этот вопрос решается просто. В городе есть еврейская коммуна и она не кинет. Сделает, как надо.
Продолже сле

#  Авверс » 03 мар 2021 18:38

Про Индию писать ооочень трудно, поклон Лене за продуманную смелость.
Почему трудно? А вот, например. Насколько помню, а Универ был давно, у них 7, а может и более, слов, обозначающих любовь. В зависимости от объекта и способа.
Мужчины к женщине - это, скорее, влечение с желанием обладать с толикой нежности. (Отдельное слово!) К божеству - стремление полностью раствориться и стать обладаемым.
И ещё, и ещё. 1005000 оттенков страсти. И ни одного полного соответствия нашему понятию.

Эти люди четко сегрегировали свои чувства, втискивали в рамки и определяли правильность/последовательность.

А теперь попробуйте объяснить наши максимы хоть шудре, хоть брахману. Бог есть любовь.
А какая? - ехидно щурясь, спросит отшельник, раскачиваясь аки лотос.

Поплевав через левое плечо, погрузится португальский миссионер в тексты и найдёт три-четыре важных слова про любовь. Объяснит, что, мол, такая вот и такая она есть.

А потом с изумлением и воплями поймёт, что нету понятия для любви Бога к человеку. Принципиально нет. И аналогов не подберешь. Что, Бог вожделеет тебя? Или стремится в тебе раствориться и стать тобою обладаемым?
Заплачет португалец и пойдёт в свою миссию, махнув рукой, что её местные назвали уже ашрамом. Даже не подозревая, каких демонов он, типа, миссионер, самолично призывает каждый раз произнося сей термин про своё святое место.

Сколько оттенков цвета или состояния снега имеют свои названия в языке чукчей? 15, 70, 196? Представляете, а у братьев индуёв чуть ли не больше терминов, описывающих социальные и религиозные системы взаимодействия. Сверх развитая регламентация. Миллион страниц мануала. (Вскочил, заорал и забился в восторге, когда Лена уподобила индуизм операционной системе. Блестящее видение сути, Леночка!)
Мы просто говорим на разных языках, братцы, как менеджер по продажам туалетной бумаги с кодером, пишущим обновления для 1С. У нас разная логика. Разное целеполагание. Само понятие, что есть цель - до полного непересечения смыслов разное!


Я к чему это всё? Мы можем с уверенностью говорить только про факты политического или экономического порядка Индии от древности до наших времён. Мы вряд ли когда поймём истинные мотивы, что двигали и движут этими массами людей.

Ну, по крайней мере, до того момента, пока 5-7 выпускников кафедры индийской филологии ИСАА или иного достойного ВУЗа не примут постриг и не возрастут в вере и знании. Тогда есть шанс, что они растолкуют смыслы и дадут универсальный аппарат и набор понятийных отмычек. Потому что народ делает религия, а религиозные движухи лучше всех толкуют монахи.

#  terpila » 02 мар 2021 08:04

Существенное. Бхакти йога сыграла чувствительную роль в становлении индуизма. На юге появляются движения бхакти, свои святые, последователи и сочувствующие. Выбравшие путь бхакти йоги не живут по шастрам. Он любят бога по своим собственным ритуалам. Зачастую - кровавым и травматичным. Кто-то прокалывает себе нос. Шива, я тебя люблю, это для тебя! Находятся женщины, втыкающие себе в бока крючья и таскающие на этих крючьях тележки вокруг храма. Шива, это для тебя! Эти традиции живы по сю пору и телевизионщики всю эту жесть обожают.
У хардкорных бхакти появляются последователи. Но больше почитателей. А главное - все это происходит в рамках индуизма и разными путями проникает на север.

Важное. На севере Индии из потомков кочевников, понаевших в Индию формируется конгломерат племен, потомков саков, юэчжи, эфталитов и т.д. - раджпутов.
Их называют индийскими асасинами, индийскими рыцарями, спецназом и т.п. Раджпуты в переводе - сыны царя, сыны раджи. Их слишком много, чтоб признать их кшатриями, считается, что миллионов 17. И слишком много, чтобы проигнорировать их элитарные амбиции. Они не варна, они джати. И к ним больше всего применимо слово “каста”.
Это каста воинов, осевших в Индии, принявшие индуизм и исполняющие свою дхарму воинов.
Раджпуты ассимилировались с Индией, но сохранили свою манеру воевать - на лошадях. А надо сказать, что чисто индийская армия знала два вида войск: пехота и боевые слоны. Так в Индии появился кавалерийский регион, представляющий из себя большую силу, нарушаемую только межплеменными разборками самих раджпутов.
Раджпуты сами себя настойчиво именуют “кшатриями” и из всех сил натягивают на себя систему индуизма.
У раджпутов есть свой главный - Махараджа, а остальные, примерно, 30 кланов выполняют при нем, можно сказать, вассальные обязанности. Раджпуты без особых затруднений завоёвывают мелкие, раздробленные государства севера.
Местное население - не против. Кшатрии? Кшатрии. Ну и славно, пусть правят. Были одни, пришли другие. В Индии решает не этнический состав. Решает право касты. Потом это произойдет с британцами, моголами… Каста позволяет править? Ну и ладушки. Пусть проживают свою дхарму правителей.
Раджпуты мыслят свою дхарму воина, как очень агрессивную во всех смыслах. Бог Шива хочет, чтоб мы разрушали. А можно разрушать и не жрать мясо? Или не бухать? Или не пользовать красивых женщин?

Индия с раджпутами погружается в период перманентной резни. Ничему другому раджпуты не обучены. Прости, чел, я тебя режу, потому что у меня дхарма такая. Раджпуты делают употребление опиума частью своей дхармы.
А еще раджпуты ценят красоту. Индийские храмы, украшенные барельефами с порнографией, на чьи деньги строились?
На деньги раджпутов. Если мне положено сдохнуть в бою, пусть все остальное будет по красоте, как мне нравится.

Жены раджпутов в обязательнейшем порядке сжигались вместе с телом мужа, когда он погибал.
Раджпуты делали попытки создать своё, большое государство, но не получалось. Так бы они и жили мелкими региональными правителями, если б не ислам.
И здесь надо отдать раджпутам должное. Конец седьмого века, восьмой, девятый, десятый - больше трехсот лет они отбивали сначала арабов, потом халифат, потом принявших ислам, среднеазиатов. Сейчас посчитали, что отбивать попытки вторжения раджпутам приходилось раз в шесть лет. Триста лет раз в шесть лет.

А дальше в Афганистане появляется очень дееспособный человек - Махмуд Газневи с его армиями. Он создает свою державу газневидов и в начале одиннадцатого века забирает всю территорию современного Пакистана и начинает вдавливаться в Индию.
Дело небыстрое, сначала газневиды, потом гуриды - армии мамлюков Мохамеда Гури уже в конце 12-го века проламывают северную Индию. В 1192 году раждпуты, объединившись, дают колоссальное приграничное сражение и разбивают гуридов. Гуриды отступили, собрались, наняли еще войско и через год появились снова. Раджпуты их не ждали. Раджпуты полагали, что тема закрыта. И в 1193 году раджпуты эпически гибнут на поле боя. Погибла вся правящая верхушка. Многие кланы погибли целиком. И гуриды вторгаются в Индию. Грабят и режут. Они разрушают города и храмы.
Это важно. Храмы в Индии были не просто местами, где молятся и справляют общие ведийские праздники, а точками сборки индийского общества. Храм был единственным местом, где разные варны-джати-касты пересекались. В храме решались и хозяйственные вопросы. И вопросы управления территориями. И вопросы организации жизни. Строительством зданий и инженерных сооружений занимается храм. Образованием занимается храм. Всем занимается храм.

Особенно в Индии отличился генерал гуридов Кутб-ад-Дин Айбак. Генерал со своими заходит в самое сердце классической Индии. А там вдруг решает, что домой он не пойдет. Что ему и здесь норм. И делает себе столицу в городе Дели. Посылает к халифу, дескать, нет возражений, что я тут султаном побуду? Возражений нет. И так образуется делийский султанат. Это многое поменяет в Индии. И произведет сильное впечатление.

Для начала Индия впервые так, лоб в лоб, столкнулась с реально отличной от ее собственной, религией. Да, были греки, были кочевники… Но они обладали пантеонами, понятными для ведической традиции. Да и мусульман индийцы видали. Шелковый путь, путь специй… Видали арабов, видали азиатов. Но здесь Индия столкнулась с исламом с позиции ислама. Это раньше индийцы считали, что верующие в Вишну радикально отличаются от верующих в Шиву. Теперь они увидели действительно иное.
А позиции ислама в завоеванных территориях были отработаны столетиями. С позиции ислама Индия - это абсолютная “земля войны”, которую надо превратить в дом мира. Индийцы- даже не люди Писания. Следовательно, их надо либо убить, либо обратить. Третьего не дано.
Но и гуриды тоже оказались в достаточно глубоком шоке. Их отработанные технологии столкнулись с непредвиденными обстоятельствами. Для начала они увидели перед собой сто миллионов достаточно вальяжных пацанов, предельных интровертов, которые никак не хотели их принимать всерьез. Слишком они были заняты своими делами, своей дхармой.
Традиционная тема “убить” как-то резко потеряла смысл в силу своей очевидной неисполнимости.
А вот тема “обратить” оказалась успешнее. С очевидной готовностью ислам принимали неприкасаемые, уставшие от своего низкого положения. И с меньшей готовностью ислам принимала богатая элита, желавшая сохранить и статус, и собственность.
А с остальными гуриды пошли на подлог. Осознав тупиковую ситуацию, связанную с количеством индийцев, они задали вопрос: “ А книги священные у вас есть?” Выяснив, что священных книг у индийцев больше, чем в исламе, что у них есть НАПИСАННОЕ, поминая шайтана, признали индийцев людьми Писания.

На этом сложности гуридов не кончились. Ну признали индуистов людьми Писания. Но с них же налоги получать надо. Джизью, харадж. Тут выяснилось, что индийцы вообще не знают слова “налоги”. Не, разумеется, с них получали поборы на войну, на строительство, но регулярно они никогда никому не платили.
Делийский султанат впервые приносит в Индию вертикаль власти, которую в Индии до этого еще не изобрели за ненадобностью. Индия управлялась системой каст.
Султанат обнаруживает огромное количество невозделанных плодородных земель. К своему огромному удивлению.
Начинает предлагать кредиты и помощь тем, кто будет их обрабатывать и использовать.
Получает ответ: “ А зачем?” Интровертивные люди с повсеместными культами аскезы не нуждаются в дополнительной еде.

Султанат просуществует примерно триста лет. Со своей стороны он научит Индию государственному управлению. Продавит обработку простаивающих земель. За время существования султаната их количество увеличится вдвое. Будет учить горожан не справлять нужду и не выбрасывать мусор, где им вздумается, исполняя дхарму.
Но и ислам султаната станет “индо”. Принявшие ислам брахманы и кшатрии так и не смирятся со всеобщим равенством, устанавливаемым исламом. Они не признают своего равенства с бывшими неприкасаемыми. В Индии появятся “чистые” мусульмане и “нечистые” мусульмане. А мусульманские потомки гуридов будут радостно принимать участие в древнем ведическом празднике красок “холи”.
Потомки гуридов -воинов, будучи мусульманами, исполняя дхарму воина пьют вино. Но даже гуриду в Индии нельзя есть говядину. Местное население на крючьях повесит за убийство коровы. И у индийских мусульман говядина - харам. Нельзя.
А местные, принявшие ислам, признают, что свинина - это харам.
Государственный закон султаната - шариат. Но по факту индусами управляют их собственные храмы. С учетом всего-всего, но вполне индийские храмы.
Не без эксцессов, конечно, но исламизация Индии проходит скорее по персидскому варианту, а не по египетскому.
Ну и султанатом в Индию впервые приходит рабство. Впервые - потому, что в кастовом обществе оно было как-то не надо.
А при султанате расцвело. Ну и делийский невольничий рынок будет позже звучать на весь мир.

Территория раджпутов рьяно сопротивляется султанату, но когда в 1221 году монголы предпринимают первую попытку вторгнуться в Индию, их отбрасывает объединенное мусульмано - раджпутское войско.
Вообще весь 13 век будет занят отбиванием монголов от границ Индии. И отбили, ведь.
Вот парадокс. В принципе исторически те же люди не смогли защитить от монголов Афганистан. А Индию защитили.
Монголы превратили тот цветущий Афганистан в Афганистан. Кто, знает, может и северную Индию ждала б такая судьба.

#  terpila » 27 фев 2021 01:18

Скифы, которые в Индии стали “западными кшатриями”, представляли из себя скифскую ветвь под названием “Саки”. Многие считают небезосновательно, что крымский город Саки - это место их древнего обитания, и что оттуда они пришли в Индию.

Буддизм никогда открыто не противостоял брахманизму. Он многое заимствовал, видоизменял и наполнял своим содержанием. Буддизм даже инкорпорировал брахманистический пантеон.
Да, в буддизме были боги. Но в буддизме они не имели серьезного значения. Они были больше похожи на людей, подвержены дхарме, подвержены перерождению, покруче, чем люди, с бОльшими возможностями и бОльшей продолжительностью жизни. Основное их предназначение в буддизме - быть фигурантами поучительных, наставительных историй, сказок, мифов, притчей для детей и неофитов.
Пожалуй, единственная “грубость” буддизма в адрес брахманизма находится в концепции мироздания. Брахманизм строго заявлял, что мир создал Брахма. Буддизм на это отвечал, что Брахме это померещилось или он вполне сознательно соврал, ибо проверить все равно нельзя. И обозвал Брахму “лжетворцом”.

За время доминирования буддизма в Индии ведический брахманизм тоже не стоял на месте. Присматривался к буддизму, джейнизму. И к концу классического, античного периода, примерно к четвертому веку нашей эры переформатировался в индуизм. Примерно тот, который мы знаем. Индуизм отказался от постоянных масштабных кровавых жертв богам. Стал признавать, что жизни животных важны. Коровы, которых прежде из чисто прагматических соображений не советовали убивать, становятся священными животными.
В индуизме почти не вспоминают о сложных путях выхода из колеса сансары. Практикуется только бхакти йога. Люби бога и он сам тебя вытащит. Наверное, с точки зрения древних брахманов это выглядело бы чудовищной профанацией. А что делать? Жизнь такая. Не принимает народ сложностей.
А еще народ не принимал старого ведического санскрита. Тяжелый, непонятный. Надо запоминать слово в слово. Брахманы решили и эту проблему. Они пишут пояснения к Ведам на местных языках - шастры. В которых объясняют, как ведический мир, который был в принципе миром кочевников-скотоводов, наложить на современный, им мир.
Раньше как учили простого человека? Вот, Рамаяну знаешь? Махабхарату знаешь? Вот и веди себя так же. Но были сомнения в таком подходе. Так ли поймут? Вот женщины. Понятно, дуры. А вдруг они не поймут, что для них образец Лакшми? Вдруг начнут подражать отрицательным героиням, а не Лакшми? Ну и мужик дурным может быть. Возьмет себе для подражания не того персонажа…
И брахманы со всем усердием и тщательностью прописывают как, когда, где и зачем положено себя вести человеку.
Брахманизм уже не тот. Он стал понятным всем. В нем нет сложнейшей космогонии. и философии. Она осталась только для брахманов. Он стал индуизмом.

И государство гуптов - северные остатки империи Чандрагупты будет опираться на эту кодифицированность шастр. В шастрах все расписано от и до. Подробнее и строже, чем в шариате. Вот дхарма шастра. Если ты аграрий, то там написано, что и как ты должен выращивать. Если ты отшельник. Там написано, кто такой отшельник. Буквально, отшельник - это тот, кто ушел туда-то, вещает то-то. Если ты скоро станешь женой. Там все написано. Жена - это та, кто делает это вот, а не это вот.
Есть шастры, как быть архитектором с перечислением инженерных решений. Есть шастра искусства драмы. Есть - скульптуры. Вплоть до камы шастры, более известной, как кама сутра.
И это очень серьезно. Если ты муж или жена, то все, абсолютно все свои дела надо делать, стремясь к совершенству исполнения. В каждом деле достигать высоты мастерства. Тяжело? Неудобно? А ты -стремись.

В государстве гуптов осовремененный индуизм не просто победит буддизм, а выдавит его из Индии. В новом индуизме буддисты были неприкасаемыми. Даже не шудрами.
Когда в седьмом веке даосы из Китая приедут в Индию изучать буддизм, они следов его не найдут.

Ну и надо сказать, что в Индии на буддистов были гонения. Письменных источников на этот счет
нет, но это видно по следам разгромов и пожаров в буддийских монастырях, центрах и даже ступах - местах захоронений. Археологи видят, что на последних этапах буддизм не выдавливали, а громили. Ну и, вероятно, грабили. Буддисты богатыми были.

Когда у индуистов спрашивают, дескать, вы что, отрицаете, что Будда был великим человеком?
Они отвечают, что конечно не отрицают. Это была реинкарнация Кришну.

А на дворе - уже великое переселение народов. Гунны лупят аланов, аланы лупят варанов, все лупят славян, славяне лупят германцев…
Мы как-то привыкли считать, что вся эта груда народу свались на Римскую Империю. Но ведь не только на Рим. Эти движения идут по периметру Сасанидской Персии и Индия им очень даже интересна.
В Индию вторгаются “белые гунны” - эфталиты и громят государство гуптов.
Север Индии опять распадается на всякие царства - королевства с условным лидерством Магадхи.
Это можно считать концом классического периода Индии.

И на арену Индийской политики прорывается более южное государство Сатавахана. Юг Индии - это отдельная песня. Конечно, он приспосабливался к северным процессам. Конечно, элита юга исповедовала индуизм и буддизм.
Сатаваханы останавливают продвижение скифов и кушанов. Юг не говорит на языках севера, они говорят на своих местных диалектах и языках.
Сатавахана к концу классического периода оказывается весьма богатой. Пока на севере отбивались от завоевателей с переменным успехом, пока север переформатировал брахманизм в индуизм и боролся с буддизмом, Сатавахана медленно, но уверенно вписалась в путь специй. Во второй великий торговый путь древности.
На севере шел шелковый путь, по которому возили шелк и все, что можно и что нельзя, включая яды и черта лысого.
По пути специй возили только специи. И этого хватало. Специи были сверх выгодны.
Сохранился Римский документ - перипл. Это текстовый документ с подробнейшим описанием всех торговых точек по всему миру. И в южной Индии там отмечены десятки торговых точек.
Торговля шла бойко.
Ну и надо учитывать. В то время на территории Индостана проживало примерно две трети населения планеты. В Римской Империи - миллионов пятьдесят. В Китае миллионов пятьдесят.
А в Индии 140 миллионов. Много народа - это большие армии. Это люди для всех возможных торговых работ. Есть кому зарабатывать и есть кому защищать.

В религии на юге тоже происходила санскритизация. Но со своей спецификой. Если какая-то династия выбивалась в лидеры, ей надо было сделать себя легитимной. И делали они это примерно, как вторгшиеся скифы: “ Мы кшатрии! Кто против?” По крайней мере южане, стремившиеся к элитарным позициям, объявляли себя “северянами”, как минимум.

Индуизм на юге победил буддизм, можно сказать, в честной борьбе. За счет своей способности к бесконечному синкретизму, способности принимать в себя все верования и всех богов.
В индуизме вообще нет понятия “ереси”, они все, с чем встречаются, объявляют своим.
Буддизм на это не способен.

Вот, например, на юге была популярна богиня Менакша, незамужняя, с рыбьими глазами, очень злобная, всегда с попугаем в руках. Отвечала за завоевание новых земель.
Отменить её нельзя. Пришлось приводить ее к индуистскому знаменателю. Появилась легенда, что жена Шивы, Парвати на время вселилась в девочку, родившуюся у пары, которая просила у Шивы сына. У девочки были три груди. Родители сразу поняли, что она особенная и воспитали её, как воина. Подросшая Менакша завоевала тучу земель на юге и стала требовать у Шивы, чтобы он отдал эти земли ей. Шива рассердился, Парвати выселилась из неё, у Менакши пропала третья грудь и стала она простой женщиной, исповедующей шиваизм.
Как-то так.

Южная Индия медленнее впитывала северные нововведения и идеи, оставалась более законсервированной в себе, со своей таинственной архитектурой, древними традициями и богами. И разница между северной Индией и южной всегда будет заметна.


Когда самые первые арии вторглись в Индию, они в первую очередь обустроились на северо-западе Индии на территории, которую сейчас называют Арьяварта.
Что интересно. Кто бы потом не заходил в Индию, что б там ни устраивал - царства- государства- каганаты-халифаты, абрис этого устроения всегда будет примерно в границах Арьяварты.

Итак, средние века.
Китайская классика тоже окончена, там развал империи, там 16 воюющих государств. Рим топчут готы, скоро начнут топтать гунны. Интенсивность движухи Шелкового пути снижается, в Индии падает экономика. Север становится беднее, города -меньше.
И как часто бывает в истории, благосостояние падает, а культура и наука расцветают. На севере Индии никогда не было недостатка в носителях идей, а тут еще во многих местах христиане репрессируют языческую и еврейскую науку и философию, например, в Александрии.
Куда деваться ученым, подвергнутым гонениям? Конечно, на восток. Можно в Персию, там с удовольствием примут, но с Персией все время войны, как-то не очень ловко все это. Многие из яйцеголовых двигают в Индию.
И в очередной раз слияние средиземноморской и индийской культур дают прекрасные результаты в пятом и чуть шестом веках. Особенно - в математике. В Индии уже использовали десятеричную систему, уже “изобрели” начертания цифр, которые после завоевания халифатом, будут известны, как “арабские”. В это время там научатся считать объёмы различных объектов и множество других интересных вещей. Кто изобрел цифры - неизвестно. А вот ноль - вполне авторский. Сохранился список трактата. Правда, ноль изобретут позже, спустя еще лет сто.

Индийские философы берут на себя смелость размышлять над Ведами и создавать обновленную ведическую философию, приспособленную к индуизму.
Ведическая религия - брахманизм - индуизм. Индуизм нуждался в новых осмыслениях. К началу средних веков люди уже, наверное, и не помнили, кто такой Индра или Вата.
Продолже сле

#  terpila » 17 фев 2021 09:17

В буддизме тоже есть категория “дхармы”, плавно перекочевавшая из брахманизма, но в ином виде.
Дхарма в буддизме по смыслу - это восьмеричный путь спасения, достижения нирваны. Международный знак буддизма “дхармачакра”, вероятно знаком очень многим. Этот знак присутствует в архитектуре, искусствах, канонических изображениях, книгах, статьях.
Дхармачакра - это колесо дхармы с восемью спицами, каждая из которых чуть выходит за обод колеса. Этот выход за обод обозначает такое продвижение по каждому из восьми направлений восьмеричного( срединного) пути, которое позволяет выйти, вырваться, освободиться от границ колеса. Когда ты разовьешь в себе все восемь доблестей буддизма, ты окажешься за кругом, который тебя сдерживает.

По смыслу это и есть самая первая, древняя версия буддизма Тхеравада. Буддисты рассказывают, что пришел Будда и один раз прокрутил колесо дхармы, чтобы показать, как оно все работает и как надо жить.
Во втором веке нашей эры появятся люди, которые расскажут, что на самом деле Будда прокрутил колесо дхармы не один раз, а два раза. И рассказал еще сокровенные истины, но рассказал не всем. И это будет более проработанная версия буддизма. Буддизм Махаяны. Позже, уже в средние века найдутся люди, которые скажут: “Не, ребята. Будда прокручивал колесо дхармы три раза. И рассказал, как все должно быть на самом деле.” И появится Ваджраяна, распространенная сегодня в Непале, Тибете, Монголии, Калмыкии, Туве , например.

Внутри этих основных версий родится еще множество вариаций, школ, течений, ответвлений. И не всегда они будут мирно существовать друг с другом.

Почему тогда первая версия буддизма ( Тхеравада) так успешно вошла в империю Маурьев - почти очевидно. Не согласовывалась элитарность новых имперских элит с ведическим Брахманизмом. А вот религия, где тебя учат, что вся твоя жизнь - удача и неудача, богатство и бедность, уважение людей и прочее зависит только от тебя самого - элитам очень понравилась. И самому Ашоке понравилась.

Еще о дхарме в буддизме, о содержании понятия. Вселенная состоит из малюююсеньких субстанций. Поток этих субстанций. Это не атомы в нашем понимании. Эти субстанции, а точнее, их поток - это то, из чего состоит жизнь. Вся жизнь. Вот ты видишь камень. Твой взгляд на него - это дхарма. Ты видишь, что камень кривой. Это дхарма кривизны. Ты видишь, что он серый. Это дхарма серости. Промелькнули и ушли. Ты идешь дальше и видишь перстень на дороге. Решаешь пройти мимо. Это дхарма твоей нестяжательности. Промелькнула и исчезла. Передумываешь, возвращаешься и поднимаешь перстень. Это дхарма твой алчности. Жизнь - это поток этих частиц. Дхарма цвета. Дхарма черноты. Дхарма мысли. Дхарма скорости. Дхарма улыбки.
Что здесь важно. Мы живем в потоке живой вселенной. Живой и зависящей от каждого.
Вот ты упал подвернул ногу. Это дхарма вывихнутого голеностопа. Дхарма вывиха. Почему она с тобой? Дхармы могут быть хорошими, а могут быть и плохими.Человек формирует поток вселенной вокруг себя. Формирует своими страстями, переживаниями, чувствами, мыслями, словами.
Буддизм учит, что дхармы очень восприимчивы к твоим страстям. Грубо - имеют тот же знак. Если твои страсти и стремления имеют, скорее, негативный характер, то и дхармы тебе будут встречаться негативные. И наоборот. Если твои стремления, желания, мысли имеют положительный характер, то дхармы вокруг тебя, скорее, будут положительными.
Что делать, если не везёт? Проанализировать свои устремления, чувства мысли. Может, ты нытик? Может, завидуешь? Перестань и удача найдет тебя.
Ты - законный, легитимный фрагмент потока вселенной. Значит, если плохо, надо менять не вселенную, а себя. Ты -часть вселенной. Изменишь себя к лучшему, вселенная изменится к лучшему. И в этом суть буддизма. Это путь в себя и путь с собой. И когда ты полностью научишься регулировать свои состояния, страсти, ты достигнешь покоя, где нет ни фрустраций, ни волнений. Ты достигнешь паранирваны. И это есть задача-максимум и цель.

Сам Ашока большую часть своей жизни был воином. Жестоким, кровавым и амбициозным. Его основной задачей было завоевание юга Индии. Он и завоёвывал. Отдавал войску города на разграбление и потеху. Все, как положено в войнах.
И, наверное, в какой-то момент Ашока поступил по образцу своего деда Чандрагупты, который принял джейнизм, прекратив деятельность воеводы. Ашока принимает буддизм и вкладывает в него свои организационные и предводительские таланты, подкрепленные немалыми материальными возможностями. Он строит первые буддийские монастыри и центры. Разумеется, большие. Разумеется много. Сначала храмы строились, как хранилища частиц мощей Будды после его смерти. Потом стали строится вокруг деревьев, где Будда медитировал и так далее. В некоторых храмах только обслуживающий персонал измерялся сотнями людей. Ашока наделяет буддийские центры землями. При Ашоке буддизм перестает быть делом скитальцев - проповедников, а становится мощной, организованной, обласканной властью, религией.

От Ашоки осталось достаточно много письменных следов. Парень был далеко не дурак, и многое от него писалось не на пальмовых листах, а высекалось в камне. Он по всей империи и по границе расставляет колонны, где высечены его указы и постановления. Ашока укрепляет не только буддизм, но и свою роль, как территориального правителя огромных территорий. На колоннах, поставленных по границам, высечено: “ Вы входите на территорию буддизма”. ( Примерно так)

Ашока не удовлетворяется пропагандой буддизма в Индии, включая её юг. Он рассылает своих буддийских эмиссаров -миссионеров во все стороны. В Шри Ланку. В Македонию и Египет. Зацените расстояния и некоторую наглость Ашоки.
В египетскую Александрию приезжают проповедовать буддизм. Как религия ни в Македонии, ни в Египте буддизм, конечно, воспринят тогда не был. А вот, как комплекс очень интересных идей пошел “на ура” в философствующих средах. О чем имеются письменные свидетельства.

Не севере Индии имеются Греко-Индийское и Греко-Бактрийское государства. Вот там к буддизму отнесутся серьезнее, и там даже возникнет греко-буддизм. До нашего времени дошли абсолютно греческие скульптуры, изображающие Будду, его учеников в классических греческих одеждах.
Вероятно, из этих мест буддизм добрался до Тибета, а оттуда перекочевал в Китай, где на время стал государственной религией.
Таким образом Индия вообще и Ашока в частности стали основателями первой в мире мировой религии, которая является таковой и в наши дни. С учетом того, что мировыми религиями считаются три: буддизм, христианство и ислам.

Когда в самОй Индии буддизм придет в упадок, по ее периметрам он будет процветать. В Афганистане в скалах будут вырублены в скалах огромные изображения Будды по индийским канонам.

Кстати, есть и китайские записи. В Китае в это время своя античность - империя Тянь. Китайцы отмечали удивительную веротерпимость Индии. Проповедовать и исповедовать можно все, что угодно. Но государство поддерживает только буддизм.

Индийская империя существовала относительно недолго. Годом её распада можно считать 188 год до н.э., когда погиб последний носитель фамилии Маурья.
Надо напомнить, что с этого момента Индийский субконтинент не объединялся под рукой одного завоевателя до прихода англичан. Попытки были, кое-кому даже на совсем короткое время удавалось, но для истории Индии они ничего не значат.
Причин для этих неудач было много. Сложный рельеф субконтинента, реки, текущие поперек деканского плато и естественным образом, делящие Индию на части, множество этносов, причин много.
Важно, что после распада империи Маурьев история Индии делится на две части - северную и южную. Иногда про Индию говорят, что она “сама по себе”, зациклена, закольцована на себе - это, пожалуй, частично верно относительно только юга.
На севере Индии всегда движуха, кто-то приходит, кто-то уходит, там всегда кто-то воюет, там происходит восприятие новых идей и технологий, север Индии захватывается глобальными миграционными процессами Евразии, там всегда треш.
А юг - он без спешки приспосабливается к северным процессам.

Политическим центром севера по-прежнему остается Магадха. Спокойно там не бывет. Воюют все время. Одно время индогреки гуляли по долине Ганга, как у себя дома и даже сожгли Паталипутру.
Нападают юэчжи, которые сегодня отождествляются с тахорами и практически уничтожают Греко-Бактрийское государство.
Но вот в чем парадокс. Кто ни зайдет в Индию - становится “индо”. Греки стали индогреками. Тахоры стали индотахорами - приняли буддизм и присмирели.
Но круче получилось со скифами. Зашли такие скифы - скифы. С колесницами, курганами, звериными ожерельями… Ничем не проймешь. Прошло немного времени и они уже делают не курганы, а индийские ступы - такие сложноархитектурные памятные строения. Украшают их, правда, своими любимыми звериными мордами, но это уже не курганы.
Причем скифы оказались очень хитромудрыми. Немного освоившись, они сказали местным: “ Ребята, а откройте ваши собственные эпосы, а… Рамаяну, например. Что та написано? Написано, что Рама шел с севера на юг. А мы? И мы идем с севера на юг! Это значит, что мы ваши эпические и вполне божественные герои. Живо воздавайте, что положено!”
Потом, осмотревшись, продвинулись дальше. Поймали брахманов, вероятно приставив скифский меч к горлу: “ Ребята, мы ж вас завоевываем? Мы -военные? Значит, как ни крути, мы - кшатрии, получаемся! Кшатрии из ваших священных книг! Элита ваша! Признаёте нас кшатриями?”
“ Признаем, признаем” -прохрипели брахманы.

И здесь в Индии начинается обратный процесс. От буддизма к индуизму. Внутренним, индийским завоевателям было выгодно разрушать ведическую систему варн, потому, что они не были элитой по варнам. А внешним завоевателям, объявившим себя кшатриями, стало выгодно вернуть варны, поскольку с их помощью они легализировались, как элита.

Продолже сле

#  terpila » 10 фев 2021 07:57

Как известно, империя Александра долго не просуществовала, после его смерти она распалась на части, и ближе всего к Индии были территории, управляемые сначала Селевком Никатором, генералом и телохранителем Александра, а позже номинально династией Селевкидов, а фактически - теми ребятами, которые были оставлены в гарнизонах Александра.
Речь идет о территориях от Афганистана до Пакистана, от междуречья Сырдарья- Амударья и до реки Инд.
Там будет Греко-Бактрийское государство, потом от него отколется Греко-Индийское государство. Земли эти управляются греческими элитами, насаждающими эллинизм, но постепенно проникающимися индийской культурой, а население под таким руководством будет веровать кто во что горазд, благо выбор - огромный.

А тем временем в долине Ганга процветает регион Магадха. Процветает он по двум причинам.
Во-первых, там есть прекрасное железо, наверное, одно из лучших в мире на то время. И во-вторых, местные земледельцы - умельцы умудрились решительно повысить плодородность риса за счет террасного земледелия.
Этот аграрный скачок вызвал существенный прирост населения и позволил нарастить серьёзную армию. Очень серьёзную армию.
И именно в Магадхе придумали свою вундерваффе - боевых слонов. Которые потом сыграли существенную роль в войнах Классического периода. Особенно у греков. Римляне как-то не оценили слонов, а греки сразу приняли. Ну и африканцы, конечно. Ганнибал Барка даже через Альпы пытался тащить слонов, но печально. Они почти все погибли. Ну а римляне вообще себе на уме. И фалангу почти не использовали, и слонов. Но армии всего эллинистического мира будут состоять из двух самых важных вещей: греческой фаланги и индийского боевого слона.
Не надо вспоминать боевых слонов и из кинематографа. Боевые слоны классического периода воевали голыми и их основным назначением было играть роль передвижной возвышенности для метания дротиков и стрельбы из лука. И все.
Со слонами была проблема с их умом. Очень слоны умные. Их на фалангу с копьями не пошлешь. Не пойдут. Хоть бей их плеткой, хоть что. Слон прекрасно видит разницу в рисках. Лошадь можно послать, слона - нет. Не, если, конечно слона, что-то сильно разозлить, то он может попереть и разметать, и задавить… Ну и страшный он, конечно, для противника, чего там… Но нормальное использование слона - это мобильная вышка.
Это потом, ближе к средним векам на слонов научились делать доспехи и даже надевать на клыки что-то колющее и режущее. Тогда их уговаривали идти на врага. И это будет настоящая машина для убийства. Но это потом.

Магадхе будет суждено стать центром создания Индийской Империи - империи Маурьев, которая включит в себя практически весь субконтинент, за вычетом самой южной оконечности Индии.
Каждый народ имеет свойство искать в своей истории свой золотой век. Вот Империя Маурьев была таким золотым веком для индийцев. Огромная территория под индийским владычеством.
В следующий раз подобное объединение территорий случится уже при англичанах.

Основатель Империи Чандрагупта Маурья - без всяких сомнений реальная историческая фигура.
О нем и Плутарх упоминал, и даже в Римских источниках он есть. Разве что последовательность его завоеваний вызывает споры у историков. А сам Чандрагупта в Индии популярен наравне с Буддой.

Плутарх сообщает, что Чандрагупта, еще почти мальчишкой встречался с Александром Македонским и уговаривал его вместе долбануть по Нанде. Но не срослось. То ли Александр прямо отказал, то ли уже собирался покидать Индию.
Надо заметить, что внутриконтинентальные войны в Индии - серьезные. Например, Нанда - это миллионная армия, тысячи боевых колесниц и тысячи слонов.

Чандрагупта основывает город Паталипутра, делает его своей столицей, и этому городу предстоит стать важным местом в истории Индии.

С Селевком Никатором у Чандрагупты все получилось. Они заключили договор о союзе и дружбе, текст которого даже сохранился. Не в подлиннике, в греческих списках и, соответственно, в греческой версии, но сохранился.
Суть такова. Селевк не справляется со всеми территориями, которые прикрутил себе. По этому договору Селевк отдает Империю Маурьев под протекторат Кабула. Чандрагупту это устраивает в то время. Чтобы скрепить договор Селевк отдает Чандрагупте в жены свою дочь, а Чандрагупта дарит Селевку за дочь 500 слонов. Селевк быстренько перебрасывает их на запад своих владений и там с их помощью решает проблемы.

Есть интересный вопрос о письменности. Все-таки, похоже именно в это время появляется индийская письменность. Да, индийцы письменность, видали, арамейскую, например.
Но индийцы начинают писать, как греки, слева направо, в то время, как семитская письменность пишется справа налево.
Ну и сами греки писали, что, дескать, удивительное дело: в Индии все есть, государство, управление, но нет письменного языка. Хотя греки много чего писали. Например, что в Индии золото добывают в пещерах гигантские муравьи, а индийцы потом охотятся на них и отнимают золото.
Так или иначе, письменность в Индии появляется после греков.

Здесь необходимо опять вернуться к религии.
Итак. Брахманизм - Индуизм формировал общественные устои многие сотни лет. Индийское общество работало, как компьютер. Брахманы были памятью и ОС, а все остальные жили по принципам и возможностям, заданными этой “ОС”.
Арии приносили свои ведические устои во многие места, но сохранились ведическая традиция только в Индии. Например, кельтские друиды - это те же брахманы, но с другим названием. И у кельтов были варны. Было это и в Осетии, возможно и в Армении.
Варны на санскрите значат “цвета”. Разные варны носили одежду разных цветов.
Когда в Индии появилась письменность, брахманы записывали многое, но не Веды. Веды были записаны позже. Считалось, что Веды должны быть только в памяти брахманов, и то не всех. Чтобы брахман был допущен к знанию Вед, он должен был пройти подготовку и посвящение. После этого он получал звание “дважды рожденного” и допускался к Ведам.
Наверняка в подготовку включались какие-то мнемонистические техники, иначе точно запомнить такие огромные объёмы данных было невозможно.
В самой главной Веде - Ригведе слово “рита” - порядок звучит более трёхсот раз. И именно от этого слова происходят английские “райт” и наши “ряд”, “порядок”.
Ведический “порядок” - это суть, смысл и назначение индийского общества. И так было многие сотни лет.
Но есть один политический нюанс: при брахманизме не было никаких позывов, попыток политически объединить субконтинент. Не было к этому стимулов и потребностей в обществе четко разделенному на варны и джати.

Созданная Чандрагуптой Империя Маурьев находится в противоречии с ведическим порядком.
В первую очередь порядку противоречат новые элиты Империи, чья иерархия не совмещается с иерархией варн. Немудрено, что эти элиты на своей территории всячески поощряют джейнизм и буддизм, отрицающие варны.
Есть еще важное обстоятельство. Сам Чандрагупта был из шудр. Потом, при восстановленном индуизме его будут приписывать к кшатриям, но он был из шудр. Он принадлежал к варне, где были неарии, чья функция на войне была единственной - быть рядовым мясом. Функция воеводы для него была немыслимой, а уж о роли правителя и говорить нельзя. С точки зрения ведического порядка.
На закате своих завоеваний Чандрагупта меняет религию и становится джейнистом. Из всех возможных модальностей джейнизма он принимает наиболее хардкорную по аскезе, и по факту умирает от голода.

Сын Чандрагупты в общем ничего особенного для истории из себя не представляет, а его внук - Ашока стал самым главным и значительным индийским завоевателем. Как говорится, он расширил, углубил и укрепил завоевания деда. Он подчинил себе существенную часть Южной Азии, примерно от современного Афганистана до Бенгалии.
И на всех подвластных территориях, он выражаясь современным языком, стал вводить буддизм, как государственную религию. Как минимум, он везде был сильным покровителем буддизма.
Историки, позволяющие себе сослагательное наклонение, говорят, что, если б не Ашока, едва
ли б буддизм стал мировой религией.
И, разумеется, внутри буддизма сейчас Ашока - культовая фигура с красивой биографией, но историки к этой биографии относятся с известным скепсисом.

Суть буддизма, который тогда был в Индии. Можно сказать, версия буддизма 1.0., поскольку позже их будет много, включая известные Дзэн Буддизм, Чань Буддизм.

Четыре благородные истины, открывшиеся Будде Гаутаме.
1. Страдание - неизбежно. Страдание ( дуккха) по смыслу не совпадает с христианским страданием. Дуккха - это страх, тревожность, неудовлетворенность, беспокойство, озабоченность, фрустрация…
2. У страданий ( дуккхи) есть причины. Это наши страсти, желания, привязанности. Мы любим близких , испытываем за них страх, если у них что-то приключается нехорошее, мы опять страдаем. Мы привязаны к собственным привычкам, дому, быту. У нас есть амбиции. Мы страдаем, если нас не ценят или ценят не так. Это ложное представление о своем “Я” и о его постоянстве.
3. Есть способ избавиться от страданий( дуккхи).
4. Этот способ - срединный путь. Или восьмеричный путь, позволяющий достигнуть нирваны.

Восьмеричный путь:
Мудрость
1. Правильное намерение.
2. Правильное воззрение.
Нравственность.
3. Правильная речь.
4. Правильное поведение.
5. Правильный образ жизни.
Духовная дисциплина.
6. Правильное усилие.
7. Правильное памятование.
8. Правильное сосредоточение.

Разумеется, эти пункты широко раскрываются в канонических текстах.
Например, правильная речь раскрывается так:
• воздержание от лжи: говорить правду, придерживаться правды, быть надёжным, не обманывать;
• воздержание от речей, сеющих распри: не рассказывать то, что может поссорить людей;
• воздержание от грубых слов: говорить мягкие слова, проникающие в сердце, вежливые;
• воздержание от пустословия: говорить достойные слова, в нужный момент, здравые и объясняющие, связанные с Дхармой.
Продолже сле

#  terpila » 04 фев 2021 08:32

Третий путь - это раджа йога. Царь- йога. Самая известная и популярная в мире. Это то, что большинство неиндийцев понимает под словом “йог”.
Суть этого пути. Человеческое тело, в котором заключена пуруша, живет своей жизнью. Оно само дышит, само хочет в туалет, само недомогает, чего-то требует. А самое главное, что и голова живет своей неконтролируемой жизнью. В ней крутятся мысли, которые тебе не нужны, а они крутятся. Тебя что-то или кто-то разозлил? Вот и пошел поток мыслей об этом. Ты уже злишься на себя, на то, что думаешь об этом. И не можешь избавиться от этих мыслей. Или. Отдай себе приказ: “ Не думать о конях 10 секунд. Время пошло!” И сразу в голове хоть что-то возникнет о конях.
Не контролирует человек ни свои органы, ни свою голову.
Цель раджа йоги - обрести такой мощный контроль над своим телом, что можно его будет настроить, раскрыть его возможности так, что оно станет стартовым комплексом для запуска пуруши в брахман.
На этом пути люди учатся притуплять вкус, управлять болью. Ага. “Йоги ходят по углям и спят на гвоздях”. Это все базовый уровень раджа йоги.
Самое главное начинается потом.
Самое главное - это контроль над головой. Именно это требуется для превращения тела в космодром для пуруши. Дальше при полном контроле на органами раджа йог осваивает медитацию. Он учится отключать голову. Совсем. Или думать только одну мысль. Только одну! Крутить её так и сяк и добираться до настоящей сути того, о чем думаешь. Часами или днями.
С головой проделывается то, что раньше проделывалось с телом. Раджа йог видит не эманацию брахмана, а умеет так настроить свою голову, чтобы видеть сразу брахманическую суть любого явления в окружающем мире. Он не видит внешней атрибутики явлений, навеянными органами чувств Он сидит сразу суть. Он видит сквозь иллюзорный мир, не замечая его иллюзий. Мимо “матрицы”. Сразу в истину. Он видит брахман. И когда раджа йог его увидит, происходит мокша - вознесение.
И его пуруша, которая миллионы лет слонялась по разным оболочкам, воссоединяется с брахманом, разрывая колесо сансары.

Четвертый путь -это бхакти йога. Этот путь здорово дезавуирует пафос и напряжение предыдущих трех. Ряд специалистов полагает, что он был создан из-за серьезных сложностей в понимании предыдущих. Вроде, народу не зашло. Первые три - для элиты. А народу надо обеспечить понимание через мемы.
Бхакти йога - это любовь. Это тотальная любовь к Богу. Надо очень-очень сильно полюбить Бога. Как родителей, как брата, как любимых людей. Любить первой любовью, думать о нем, хотеть его, хотеть физической связи с Богом. Надо научиться любить Бога. Это понятно. Люди в индийском браке не женятся по любви. Брак создается между теми, кто подходит друг другу по варне и джати. Они потом, после свадьбы учатся любить друг друга, чтоб была славная семья. И для этого существуют инструкции, проверенные временем. Вот и Бога так надо учиться любить, любить его и ждать, когда он откликнется на твою любовь и сам дернет тебя из колеса сансары в брахман. Если ему понравится твоя искренняя, верная, незамутненная любовь. Любить и ждать, ждать и любить.
Надо читать мантры, хотя б “Харе Кришна, Харе Рама”. “Харе” - это звательный падеж от “Хара”, а Хара, это одно из имен Радхи - женской ипостаси Бога. Которая может быть как творческой, так и разрушительной. Переводится это все примерно: “О, духовная энергия Бога, позволь мне преданно служить тебе”.
Мантру надо читать многие тысячи раз. Люби и жди. Главное, не разочаровывайся в этом пути. Пусть тебе уже 80 лет - люби и жди милости от Бога.
В Индии есть люди, которые говорят, что Бог приходил к ним, любил их и даже называл “мой петушок”. Таких людей уважают. Их любил Бог. Они ближе к брахману, чем другие.

Пока люди стремятся разорвать колесо сансары, в политической жизни все идет политическим чередом. Индия ( как и древняя Англия) разбита на множество мелких “царств”. Буквально: вот я -царь этого ручья, я -царь пригорка, а я царь полянки. Таких царств приблизительно 600. Они объединены клятвами, договорами в 16 ( так сейчас считается) достаточно крупных северных конгломератов. Вся эта конструкция воюет между собой. А еще происходит завоевание недозавоеванного юга Индии, где, как могут сопротивляются коренные драведийские племена. А на этой войне происходят удивительные вещи. Да, есть варна военоначальников - кшатриев. Но война выдвигает своих авторитетов. А они бывают и из низшей варны, из шудр. Да, есть торговцы из вайшья. Но на войне появляются крупно разбогатевшие торговцы из шудр. Это все неправильно в ведической Индии, но так оно уже происходит. Дело небыстрое, но на юге появляются завоеватели, которые большие люди по своей джати, но по варне он -шудр. К шудрам торговцам приходят кшатрии с севера, чтобы занять денег на свои войны. И попадают в политическую зависимость от шудр.
Многовековой институт варн начинает получать удар за ударом.

Дополнительную встряску дают устоям люди, которые исповедуют путь Бхакти йоги. Путь любви к богу. Они говорят:
“Зачем мне брамин, который мне установит мне правильное общение с Богом через правильные ритуалы? Я люблю Бога, у нас с Богом - любовь. У меня с Богом -личные отношения. Я сам установлю наши с ним личные ритуалы. Вот я ежевечерне сжигаю для него такое-то растение. Я ему дарю подарки. Это мои с ним ритуалы. Зачем мне брамин?”

Эти удары по системе несильные, но достаточно массовые. Усомневается самое главное в порядке - Веды. Да, над Ведами уже есть множество толкований, есть система надстроек над Ведами, но Веды - незыблемы. Они - фундамент всего.
И Веды читаются на древнем санскрите, который уже непонятен к 5-6 векам до н.э., поскольку живой язык уже изменился.
“Зачем мне Веды, которых я не понимаю? И там все так странно. Там еще асуры хорошие, а сейчас они плохие. Сейчас уже все иначе. Все!”

Появляется совсем удивительная вещь. Кое-кто из браминов становится диссидентами. Они оставляют свою, весьма обеспеченную, жизнь и уходят скитаться. И не просто скитаться, а проповедовать новые идеи, отличные от ортодоксального брахманизма. И даже создают свои школы.
Сложно поверить, но появилось даже атеистическое движение под названием “локаята”, переводится, как “здравый смысл”.
Вроде: “ Нет никакого перерождения, нет никакого Брахмана. Вот корова- есть. Вот моя рука - есть”.
Но популярным оно не стало, слишком уж радикально для тех времен было.

Другая идея ( учение) более сильное и экспансивное. Комплекс идей, выросших из брахманизма. Это джейнизм.
Суть такова. В человеке есть частица Брахмана. Значит, он не презренный сосуд для искры Брахмана, а святое существо, ибо он носитель святого. И червячок тоже святой, ибо в нем есть частица Брахмана. И все живое святое. Как человек может убить другого человека? Никак. Нельзя покушаться на то, где есть искра Брахмана. И животное убивать нельзя. И жертвы кровавые богам приносить нельзя. И насекомое нельзя. И птичку нельзя. Джейнисты селятся в городах, занимаются торговлей и расчетами, им нельзя заниматься ничем другим. Ни войной, ни сельским хозяйством. Как они почву копать будут? Червячка можно убить. А этого нельзя. Они, разумеется, тотальные веганы - сыроеды, потребляют минимум, чтоб выжить. Эти ребята - строгие урбанисты и сильные торговцы. Их влияние в городах становится достаточно высоким. Прибыль они получать умеют.Попасть в их сообщество непросто. Да и выдержать их аскезу и запреты непросто. Обычный человек может ходить по лесу или сидеть на траве. А джейнисту этого нельзя. Ведь можно, не заметив, задавить какое-то насекомое. А это грех. И это до сих пор так.

Ну и третий комплекс идей, выросших из брахманизма - это буддизм. Некий Гаутама из кшатриев, с соответствующим приличным образованием в возрасте тридцати трех лет оставляет свою семью и дом и идет проповедовать. Варны он тоже отрицает. Он учит, что надо достигать просветления.
Его учение - плоть от плоти Брахманизма. У нем есть дхарма, в нем есть мокша, только называется “просветлением”, в нем есть содержание джнана йоги, где надо избавиться от страстей, желаний, привязанностей, переживаний. И высшее достижение - это тоже Абсолют, но именуется “нирваной”.
Буддизму будет уготована судьба стать мировой религией, а Индия от него позже откажется. Наверное, мог мировой религией стать и индуизм, но он куда ни заходил - начинал делить людей на варны, касты… Это большинству не нравилось.

И в самой Индии буддизм производит сильное впечатление и становится в оппозицию традиционному ведическому индуизму, обзаводясь большим количеством последователей.

И тут в Индию приходит Александр Македонский.
Фактически с этого вторжения начинается серьезная история Индии. Появляются письменные источники - греческие, персидские.Появляется письменность, вероятнее всего подсмотренная у греков. И появляется идея объединения Индии.
До Александра, похоже, в предельно интравертивном индийском обществе никому и в голову не приходило, что можно построить государство размером в субконтинент. А Александр такую идею принес, поскольку сам был носителем идей мировой империи. И она заразила активные головы индийских современников.

Александр завоевал несколько северных махаджанапад. Царя Пора, например. Он пересек Инд и отступил из Индии.
Не по военным причинам. Его опытное войско справлялось не только с многочисленными индийцами, но и даже с боевыми слонами. Причины были в другом. Сама Индия, как ее увидели македоняне, оказалась беднее, чем они ожидали. Неподходящий климат вызвал многочисленные болезни и недомогания в армии Александра и утомленное длинными походами войско, потребовало “Домой!”

Но произошло столкновение, а впоследствии взаимопроникновение двух цивилизаций. Индийской и средиземноморской.
С очень существенными последствиями.
Продолже сле

#  terpila » 24 янв 2021 05:24

Чтобы хоть приблизительно объяснить современному неиндийцу, даже привыкшему к абстракциям, что такое “брахман”, “дхарма” , приходится пользоваться словами “космос”, “абсолют”, “вечность”, “предопределение”, “судьба”.
Возникает вопрос: “ А как индийская элита все это растолковывала древним индийским рисоводам, скотоводам, ремесленникам, солдатам и торговцам?” Так, чтобы вся их жизнь дисциплинированно проходила внутри фундаментальных понятий индуизма/брахманизма.
Индийская элита растолковывала это, способом, как и делают все во всем мире. Безотказным способом. Как объясняли смыслы и этику везде, не сговариваясь. С помощью эпоса. Притчей. Легенд.
Вот правильный герой/ героиня, делай, как он/ она.

Самый знаменитый индийский эпос - “Рамаяна” и “Махабхарата”. Надо сказать, что этот прекрасный эпос, как сегодня говорят, “зашел”. Был понят, усвоен, оестествлен. Люди его приняли. Кстати, до сих пор в Индии сериалы по “Рамаяне” и “Махабхарате” смотрят “на ура”. Сериалы имеют высочайшие рейтинги. Количество экранизаций - не сосчитать, экранизируют и сейчас. Снимают кино, делают мультфильмы. Похоже, что вообще “болливуд” вырос из древнего эпоса:-)
Все, конечно, слышали: “Харе Рама, Харе Кришна.” Рама и Кришна - самые главные аватары бога Вишну.
“Рамаяна” - о Раме. “ Махабхарата” о Кришне.
Да. В Индии ничего не бывает короткого. В “Рамаяне” 24000 стихов на санскрите. В “Махабхарате” почти 100.000.
Главное в “Рамаяне”. Плохой человек, царь Ланки ( Шри Ланки) Равана прошел сложный квест всяких злобных заклинаний, оброс десятью головами и двадцатью руками и стал неуязвимым для всех богов.Стал таким демоническим змеем. А людей он не учел. Подумаешь - шушера.
И Рама в модальности человека отправляется его побеждать. По ходу дела Равана стащил жену Рамы-человека Ситу.
В эпосе главные герои делают много нелогичных, с нашей точки зрения, поступков. Потому, что дхарма. Им надо поступать по её логике.
Например, складывается ситуация, когда друзья Рамы могут спасти Ситу. Но Сита отказывается.
“ Нет и нет. Меня должен спасать мой муж. Это его дхарма. А моя дхарма - ждать и терпеть.”
И Рама идет к Раване.

Здесь просматривается один геополитический мотив. Рама идет с арийского севера Индии на юг Индии, где ариев все меньше, по дороге сражаясь с все укрупняющимися демонами,играющими в команде Раваны.Чем южнее, тем демоны противнее. А уж сама Шри Ланка - вообще воплощение зла от воздуха до земли. Надо ли говорить, что на Шри Ланке эту “Рамаяну”, мягко говоря, и сегодня не уважают.
Разумеется, Рама добирается до Ланки и побеждает Равану и освобождает Ситу.
Но - упс! Рама чешет репу: “Слушай, Сита. Я этих демонов двадцатируких, как облупленных знаю. Представляю, что у вас тут между вами было… Короче, не жена ты мне больше!”
“Придурок” - отвечает Сита - “ Я чиста, как сама чистота. Ничего не было. Вот давай, разведем огонь и я в него войду. Если я чиста - мне ничего не будет. Огонь меня не тронет.”
Сказано - сделано. Вошла Сита в огонь и также из него вышла.
Рама просит прощения, бьёт лбом…
Но есть еще упс… Рама - аватар Вишну, то есть Вишну. А у Вишну, как известно, есть на небесах своя жена Лакшми. Это ж что ж такое получается, люди? Это что, Вишну в модальности Рамы изменил своей жене?! Кто такая Сита вообще?!
И тут оказывается, что Лакшми, исполняя дхарму жены, обратилась человеческой женщиной Ситой, стала женой Рамы для миссии войны против Раваны. Никто никому не изменял.
Все танцуют. А как еще? Такой древний болливуд.

Эпосы так успешны, что позднее, возможно, что уже в нашу эру, там появляются вставки для более элитарных людей. Чтоб не только народ угорал, но и образованным людям было, чем познавательно восхититься. Вот Махабхарата.Там по сюжету битвы, битвы, между добром и злом, разумеется.
И вот, канун важнейшей битвы. На нее мчатся предводитель правильного войска, а его колесницей рулит Кришна. Вот мчатся, они мчатся… И вдруг Кришна останавливает колесницу и говорит воеводе: “ Слушай, а давай поговорим о справедливости…” Останавливаются. И говорят. Много. Уместно так. Решили поговорить начальники перед боем.
А дальше разворачивается большущий и серьезнейший трактат о справедливости. Действительно, фундаментальный.
Сильный трактат. Вот только в сюжет он как-то левым образом вставлен.

Понимание факта “ничто не ново под луной” приводит индийцев к серьезным учениям о цикличности мироустройства. Все повторяется. Рождается и перерождается. Все было и будет еще. Перерождается все. Люди. И даже космос. Брахман.
Этот постулат станет одним их фундаментальных и для индуизма, и для буддизма, и для джайнизма.
Вот космический цикл Брахмана. Первая часть цикла - Золотой век. Он длится ровно 1.728.000 лет. В этот период - все по дхарме. У людей высочайшие способности. Все прекрасно. Царят изобилие и процветание.
Вторая часть - трета-юга длится 1.296.000 лет. Способности людей уменьшаются на четверть.
Заметны первые признаки деградиции. Дхарма меньше исполняется.
Третья часть цикла двапара -юга длится 864.000 лет. Способности людей уменьшаются вполовину, дхарма исполняется еще хуже. Растет преступность.
И наконец - кали-юга, длящаяся всего 432.000 лет. Самое мрачное время, в которое, мы, кстати, сегодня и живем по индийскому исчислению. Время распада всего самого лучшего. Время экономической и духовной деградации.
Когда кали-юга кончится, снова начнется Золотой век.

https://photos.app.goo.gl/9aJiR83vWJi3Fd2W8

По разным нашим источникам - эти четыре цикла либо, один день существования брахмана - абсолюта, либо его восемь секунд. А вообще брахману еще существовать 311 триллионов 40 миллиардов солнечных лет.

Надо заметить, что с чувством времени в Индии был порядок.

А что человек? Получается, что человек - перед величием брахмана вообще ничто со своей мгновенной жизнью, заполненной иллюзорными представлениями, предопределенной его варной, джати и дхармой, волочащими его по бесконечным перерождениям. Ладно, если ты сильный, способный, волевой, живешь по дхарме, то есть шанс переродиться в более высокой варне, стать начальником. А если не получается? Тогда можешь переродиться насекомым или даже женщиной.
Получается все очень депрессивно. Неужели у человека вообще нет ничего, ради чего стоило б жить?
Оказывается, есть ради чего. Есть, к чему стремиться. Но задача эта предельно высокая.
Задача в том, чтобы сделать все возможное, чтобы воссоединиться с вечностью, брахманом, космосом. Разорвать бесконечную цепь перерождений и влиться в истинный миропорядок, вознестись в пространство брахмана.
В каждом человеке есть душа - пуруша. Это малююююсенькая частица брахмана. Его искорка. Искра, частица самого брахмана. И твоя главная, трудная задача - вернуть эту искру в брахман.
Вырваться из бесконечной череды перерождений. Пуруша - вечная. Божественная. И она заперта в твоем теле.
Ты только презренный сосуд для хранения пуруши. После твоей смерти она перейдет в другое тело, другой сосуд. Так сделай, чтобы она вернулась в свой дом -брахман. Это твоя цель. Других целей у тебя нет. Ты носитель божественной частицы пуруши. И других истинных значений у тебя нет.
Надежду индийскому человеку дает Кришна. Он дает понять, что стремление вырваться из бесконечной череды перерождений, стремление вознести свою пурушу в брахман - это сильнейший импульс к жизни. К прекрасной жизни. Где надо проявлять способности, волю, ум для того, чтобы стать достойным этого рывка.

Есть четыре способа вырваться из колеса сансары, череды перерождений.

Первый способ - это карма йога. Это путь исполнения своего долга. Искреннего. Без привязанности к результатам. И главное - без сомнений. Для этого надо очень тщательно осознать свою, именно свою дхарму. Сесть и осознать. Ответить на вопросы, кто ты? Кем уродился? Среди кого? Где ты живешь? Что ты должен делать? Что есть твой долг? Осознать свой долг и свою мораль, предписанные твоей дхармой. Пусть окажется, что ты должен то, что кому-то покажется неразумным. Делай, не сомневайся. Может, на этом пути будут неприятные тебе, дела? Не обращай внимания. Делай. Какая разница, что ты физически и морально чувствуешь, если это твоя дхарма? Ты для этого рожден. Именно для этого. Не сомневайся. Все, что может тебе помешать на этом пути - от сомнений. Никогда не думай о последствиях. Ни-ког-да. Даже, если надо пожертвовать тем, что тебе дорого. Иди и выполняй свою дхарму. Иди и иди, не оглядываясь, не сомневаясь. Когда ты будешь это делать искренно, наступит момент, когда ты разорвешь колесо сансары и сольёшся с абсолютом.

Второй способ - это джнана йога. Путь знания. ( совершенно социопатический с нашей точки зрения). Этот путь в принципе противоположен первому. Здесь человеку не предлагается не думать. А наоборот. Вдумчиво изучить все возможные труды, записи, трактаты по теме.
Тщательно. И понять, что там написано, изложено на самом деле. Какие надо делать выводы. Проникнуться ими. Пойми эти тексты умом.
А там написано о бесконечном перерождении и о том, что люди - это сосуды для пуруши. Это значит, что у тебя нет мамы, нет отца, нет братьев и сестер. Это сосуды с пурушей номер один, два, три и т.д. Мама тебя любила, кормила? Ну и что? Это сосуд. В следующей жизни она может стать противным дядей Васей.
В твоей жизни все - это эманации Брахмана. Избавься от привязанностей к ним. Они не имеют никакого значения. Ты стремишься а абсолюту. Его песчинки тебя не интересуют.Избавься от всех возможных привязанностей. К людям, к дому, привычкам, друзьям. Избавься от желаний.
Вокруг тебя не люди, а носители искорки пуруши. Стань обезличенным. И когда ты это это сделаешь, не притворяясь, а по-настоящему. то у тебя будет шанс разорвать колесо сансары и войти в истинную, вечную обезличенность.

Продолже сле

#  terpila » 19 янв 2021 08:47

Маленькая факультативная сноска - врезка, имеющая отношение к теме.
Что вообще происходило в мире на границах второго и первого тысячелетий до н.э.

В политическом и цивилизационном смыслах на древнем востоке происходят разрушительные события и разрушительные процессы.
Первым вестником этого цивилизационного кризиса была Троянская война. Шлиман обладал фантастической, сказочной интуицией исследователя. Он нашел Трою, он обратил свою энергетику в мировую, и человечество стало внимательно разбираться с Троей. До Шлимана Троя считалась больше мифом Гомера. Но его варварство вошло в историю не меньше, чем его гениальная интуиция. Например, из древнейших построек Трои Приама он строил бараки для своих рабочих.
В 20 веке ученые уже хорошо разобрались с Троей, выяснили, что на Трою нападали дважды, это видно по слоям разрушений и установили время Троянской войны - восьмидесятые годы 12 века до н.э. Ахейские греки создали коалицию с балканскими греками и напали на столицу Троянского царства. Зачем и почему -сейчас мы не знаем. Троя была завоёвана и разрушена.

И примерно в это же время начинается разрушительный кошмар для древних восточных цивилизаций.
Начинается нашествие больших конгломератов племен на территорию переднего востока.
Их называют “народами моря”, потому что их так назвали египтяне, потому что в Египет они пришли с моря.
Народы моря шли и морем, на кораблях, и по берегу, так сказать, гужевым транспортом, шли и ехали с пожитками, семьями вдоль береговой линии. В 12 веке они протопали -проехали от Малой Азии до Египта. Вообще двигались они для таких дел очень быстро. Лет за 30 они успели окончательно разгромить хеттов, погромить государства на восточном побережье средиземноморья и повоевать с Египтом. Египет от народов моря отбивался дважды. Первый раз отбился фараон Мернептах, второй раз - Рамзес Третий.
Кем они были? Переселенцами или завоевателями? И теми, и другими. Завоевывали себе жизненное пространство. Почему они это делали? Есть только гипотезы. Например, что эти люди были вытеснены с Балкан. Кто там был? Тоже гипотезы. Считается, что там были пелазги, протоармяне, ахейские греки. Конкретно осели и обжились только филистимляне. Все остальные как-то исчезли со временем. Филистимляне забрали себе небольшой кусок земли размером 20 км на 60км и организовали там города, такие как Газа, Аскалон, Ашдод.

Народы моря были первым, но не единственным несчастьем древнего востока. Пока в Месопотамии радовались, что люди моря ими не интересуются, к ним тоже пришли. К ним пришли множественные племена арамеев. Арамеи - это семитские племена из Аравии, которые учинили свою волну переселений.
Они щли спокойно через северную Сирию, потом вниз по Евфрату. Дугой такой. В отличие от народов моря, арамеи не стремились к прямым разрушениям. На перых этапах своего вторжения они даже городами не интересовались. И конфликтами тоже. Они просто располагались у города, а их скот съедал весь окрестный урожай. Конфликтов нет, а ситуация для жителей - невыносимая. За безопасность жители не волновались, они - за стенами, но инфраструктура была разрушена. Торговать никто не ездил, за воротами городов - одни арамеи, еды не хватает, ремесленникам нет смысла что-то производить и при этом все относительно спокойно. И так на всем востоке.
Постепенно- постепенно арамеи стали вписываться в городскую жизнь, но происходило это медленно и не всегда гладко.
Но зато арамеи дали востоку универсальный всеобщий язык - арамейский.

Народы моря и арамеи ввергли древний восток в состояние хаоса. Прекратили свое существование порядка двухсот городов. Двухсот! В те, древние времена. Были нарушены и разлажены связи, потерян ряд технологических достижений, решительно уменьшилось количество грамотных людей. Были утрачены достижения судостроения, металлургии, ремесел.

Ну и еще один разрушительный факт того времени - это разрушение жизни ахейских греков на Балканах пришедшими дорийскими.

В общем почти всем основным фигурантам на востоке было плохо. Хорошо была маленьким бедным государствам, с которых и взять было нечего. Нормально было древним евреям. Они еще были в стадии становления, жили, можно сказать, на перекрестке всех дел и дорог, они отделались поселением филистимлян. Хорошо было тем, кто располагался по углам. Одним из таких “угловых” государств была Ассирия. Не зашли в нее арамеи.
Она и очухалась от шока от наблюдаемых процессов очень быстро. Посмотрела вокруг: “Упс! А сильных игроков на этом поле не осталось! “ И бегом создавать свою империю. Со скоростью завоеваний - по три государства в год. Их царь Тиглатпаласар Третий за десять лет завоевал сорок государств. Так начался великий новоассирийский период.

И как вишенка на торте, отражающая людские настроения. В Месопотамии появляется “черный” эпос о боге по имени Эрра. Такой бог чумы и мятежа. В другое время эпос о нем был бы немыслимым. А тут появился. Такой эпос массовых убийств.

И в это время что-то начинает происходить с людьми. Возможно, потому что тотально разрушен привычный порядок и люди начинают рассчитывать только себя, возможно по другим причинам.
Но начинает бить ключом человеческая мысль. Люди начинают поворачиваться от “сегодня” к будущему.
Карл Ясперс назвал большую часть первого тысячелетия до н. э. “осевым временем”. Можно просто глянуть, сколько мыслительных достижений того времени имеют значение и сегодня.
Конфуцианство, Даосизм, Легизм, Буддизм, Моизм, Зороастризм, Иудаизм, Индуизм, Античная философия.

Этот взрыв человеческой мысли не дает покоя учёным и сегодня. О нем написаны сотни или даже тысячи работ. Многие полагают, что для интеллектуальных достижений нужен кризис в жизни.

Христианские богословы считают иначе. Они называют это время “временем пророков”.
Полагают, что мир и люди предчувствовали, что что-то произойдет. И только некоторым пророкам было дано знать, что произойдет.

#  terpila » 16 янв 2021 01:08

Слова о варнах есть в самОй Ригведе. Где излагается происхождение человека из первочеловека Пуруши. “ Его рот стал брахманом, его руки сделались кшатрии, его бёдра — вайшья, из ног родился шудра”

Институту варн больше трех тысяч лет. Сейчас в Индии законодательно запрещена дискриминация по этому признаку, но на практике она действует. В крупных городах слабее, в провинциях сильнее.
Первые три варны - благородные. Чисто арийские. Деление общества на варны было в первую очередь националистическим. Это те, кем не стыдно быть, их число на севере Индии суммарно составляло примерно 20% населения. Чем южнее, тем меньше. Большинство населения Индии были шудры и неприкасаемые.
Шудры, хоть и были варной, но они были здорово поражены в правах. Например, шудра не имел права даже случайно услышать хоть маленькую цитату из Вед. Веды - только арийское знание. Случайно что-то услышавшему шудре заливали в уши расплавленный воск.

Неприкасаемые - это даже не варна. Это никто и даже хуже. Люди, не имеющие права на человеческое достоинство. Они занимались самой грязной работой, были мусорщиками, золотарями, работали с отходами жизнедеятельности.
Неприкасаемые - это совсем не арии. Это коренные племена Индии. Драведийские племена, адиваси и другие. За права неприкасаемых боролся Махатма Ганди, он пытался расшатать жесткую систему варн. Ввел для неприкасаемых название “дети ангелов”.

Границы между варнами были жесткие. За долгое время их существования они были прописаны во всех деталях. Даже в том, что касается личной гигиены, которая имела не личный, а ритуальный характер. Попросту говоря, было прописано, когда имеют право или не имеют или должны мыться представители разных варн.
У брахман был сложнейший гигиенический кодекс. Они постоянно должны были быть чисты. Они не должны ( не имели права) даже прикасаться к работам, связанными с возможностью загрязниться. Перед каждым ритуальным действием брахманы осуществляли полное или частичное омовение. Кшатрии мылись реже, вайшья еще реже, а неприкасаемые вообще не имели права купаться. Вернее, они не должны были пользоваться водой, которую использовали люди варн. А это практически вся вода.
Можно смело предположить, что люди из разных варн различались и по запаху. Что еще больше конституировало границы между варнами.

Брахманы руководили всей жизнью ведической Индии. Они объясняли как кому жить, зачем, и что делать. За это они получали земли, золото и скот. Они устанавливали ( или не устанавливали) легитимность кого-то или чего-то.
Вот ты, кшатрий, решил пойти завоевать соседское племя. Пошел и завоевал. Только не думай, что можешь брать и пользоваться завоеванным - землей, скотом, рабами и прочим. Пока брахман с помощью ритуалов не утвердит тебя в статусе победителя, ты не победитель, а так себе. В сторонке стоишь.
Вот у какой-то пары нет детей. Они идут к брахману. Брахман кладет на камень две луковицы, символизирующие фертильность какого-нибудь многодетного бога и хрясь! Сверху другим камнем. Пара съедает по раздавленной луковице и у них должно появиться потомство. Разумеется, если у них все правильно по жизни. Брахману за это несут дары.

Между варнами в принципе возможны переходы. Если кшатрий решил взять в жены женщину из шудр - это возможно. Наоборот, если женщина из кшатриев, а мужчина из шудр - это невозможно.

Кроме варн - высоких и очень принципиальных различий, в Индии был еще другой институт стратификации общества. Это “джати”. “Джати” - это кем ты рожден. По смыслу - ближе всего к профсоюзу. Вот ты вайшья. И твой дед, потом отец делают сандали. И люди поколениями идут в твой дом за хорошей, удобной обувью. Ты рожден обувщиком. И должен стать обувщиком. Это твоя “джати”. Судьба и долг. Так тебе положено твоим рождением. Веды это “положено” устанавливали очень четко. И жениться ты должен на женщине из твоей “джати”. Не из “джати”, где, допустим, делают посуду или ловят рыбу, а из своей, где делают обувь. Внутри каждой “джати” были свои кодексы жизни и поведения с процедурами поощрения и наказания.
Может быть торговец из шудр, а может быть торговец из вайшья. И это разные джати. Они не должны пересекаться. Создавать семью надо внутри своей джати.
Эти установления о варнах и джати были очень жесткими на севере страны, где жило большинство ариев, и постепенно слегка размывались к югу, где ариев было поменьше.
Варн в Индии было четыре, а “джати” больше двадцати тысяч.

Когда потом в Индию заехали португальцы, они поняли, что в стране сложная система стратификации населения, но особо вникать не стали, и ввели в европейский обиход слово “касты”. Касты - это объединения понятий варн и джати.

Об одной из основных особенностей Индии.
Во всем мире этическая часть любой религии нацелена на установление порядка в обществе. На улучшение общества. Чтобы люди мирно жили в обществе, помогали старикам, воспитывали детей, выполняли свой долг и работу и проявляли меньше агрессивности. Религии были социальными. Особенно в Китае. Или в Риме.
Концентрация внимания только на себе осуждается или, как минимум, не одобряется любой религией.
В Индии еще в ведические времена закладывается диаметрально противоположная культурная традиция, которая будет существовать в разных формах долгие столетия и пересечет границы Индии.
В Индии, как всегда, все особенное.
Где корни этой традиции? Наверное, все-таки, в варне брахманов(браминов). В специфике их собственной жизни. У брахманов была нереально абсолютная власть. Исполнением ритуалов они фактически давали добро, регулировали все аспекты жизни от быта до политической власти. При этом они жили своим закрытым сообществом без материальных и бытовых проблем и веками занимались только ритуалами и своими обрядами. Они были изолированы от реальной жизни. Жили, как отшельники в своей ритуальной чистоте. Кто-то воевал, кто-то сеял, кто-то пас, кто-то чистил, кто-то торговал, брахманы не знали ничего. Любой царь древних времен знал многое о жизни своих подданных. Брахманы имели власть, но были полностью изолированы от жизни. И еще у них было время. И это время они заполняли интеллектуальной деятельностью.
В результате в первом тысячелетии до н.э. они создали религиозный феномен под названием “брахманизм”.

Брахманизм возник, разумеется, не одномоментно. Вначале вместо понятных, традиционных ведических богов индийский пантеон начинает включать себя новых богов. Это боги - абстракции. Боги - понятия. Боги, занятые странными делами, которых сегодня студенты профильных факультетов обзывают “наркоманскими”. Вместо бога или богини любви появляется бог-любовь. Появляются бог -переживание, бог-материя. Появляется бог, в котором все исчезает, а потом появляется обратно.
Индусы в своей религии начинают радикально отличаться от всего остального мира. И начинают удаляться от ведических представлений о мире, усложнять свою, относительно простую, ведическую религию.

С социумом в Индии все устроено. Он уже дан. Ты уродился вайшья - ты так и живи. Ты уродился в своей джати - так и живи. Вся ясно.
И религия начинает быть нацеленной на, иметь своим объектом индивидуальность человека. И это уже будет практически навсегда.
Потом, когда изобретут понятия “кармы”, колеса сансары” и даже буддизм - все это будет направлено на индивидуальность человека, а не на то, как обустроить социум. “Освободить себя”, “попасть в нирвану” - центром всех последующих основных идей будет человек лично. И это фундамент всех особенностей Индии, ее отличий от всех остальных.

Индийская элита сформировала, разработал философски крутой “брахманизм” примерно к 8-7 векам до н.э.
Слово “брахман” имеет уже, как минимум, три смысла. Брахман - это человек из варны брахманов; брахманы - это тексты, сочиненные брахманами;
и брахман - это непостижимый человеческим умом, не имеющий материальных и временных параметров, существующий вечно, абсолют.
Все то, что человек своим слабеньким умом может наблюдать в мире - это лишь некоторые эманации брахмана- абсолюта, симулякры, брахманозаменители. Мир, который видит человек - это не то, что есть, а лишь то, что умеет видеть этот мешок с костями.
А брахман есть. И в нем есть свой порядок. Человек не может его постичь, но может его поддерживать. И для индийский людей вводится новое фундаментальное понятие : “дхарма”. У нас нет его прямых аналогов. Основной перевод с санскрита- поддерживать. Значения дхармы : универсальный закон бытия; нравственные устои; долг; положено так.
Знак дхармы даже присутствует на индийском флаге.
Дхарма - это то, что позволяет приблизиться к постижению материи брахмана.
Дхарма - это не вообще, это лично твоя дхарма. Живя, как тебе “положено”, ты поддерживаешь космическое равновесие, космическую устойчивость брахмана. Делай, как положено и не думай о последствиях.
Вот ты вдова и должна лечь на костер вместе с телом умершего мужа. Не думай об огне, о том, что будет больно. Делай это. Это твоя дхарма.
Вот ты воин, тебя ставят в первую шеренгу и то повиснешь на копьях врага. Не смей думать о том, что можно не атаковать в лоб, а обойти с флангов. Или осадить и заморить голодом. Ты, что сдурел? Ты, что умнее кшатрии? Может, ты умнее самого брахмана?! Не смей думать о других вариантах! Твоя дхарма - сдохнуть на копьях противника.
Вот ты очень хитромудрый, обманул людей, женился на девушке не из твоей джати или даже варны. Ты нарушил порядок. И при следующем рождении будешь наказан, отброшен назад. А твоя жена выполнит свою дхарму жены и пойдет с тобой на костер, если ты умрешь раньше.

А на дворе в Индии - махаджанапады. Такие сформированные из племенных групп царства - государства, живущие по всем законам политической раздробленности. И обычная жизнь не стоит на месте. Элита не только “имеет” население Индии, но и делает правильные элитины дела - прокладывает дороги, развивает торговлю.

Продолже сле

#  terpila » 04 янв 2021 08:08

История, которая история Индии, начинается с вторжения ариев.
Хараппская цивилизация состоялась и исчезла почти бесследно для Индии. Не зажилась она на субконтиненте. От нее в доарийской Индии остались бог Шива ( точнее протоШива), возможно его жена, возможно, основы йоги и культ аскезы, которых у ариев точно не было. Ну и возможно, что некоторые градостроительные идеи переместились из долины Инда в долину Ганга.

Нашествие ариев, разумеется, не выглядело, как “вписка”. Он длилось несколько веков, начиная, примерно, с 1700 годов до н.э. Оно происходило живыми волнами, арии не только приходили, но уходили и из Индии, и с Иранского Нагорья. Арии - это скотоводы, кочевники. Далеко не все из них были готовы к оседлой жизни. Кто-то оседал, а кто-то уходил кочевать дальше. А кто-то уходил и приходил опять, чтобы осесть.

Сейчас считается, что одна из групп племен, пришедших в Индию и ушедшие из Индии - это предки современных цыган. Гитлер, конечно, внес много нелепиц в головы и труды ряда “интеллектуалов” стран “Оси”, непрерывно путая нации, народности и расы. Вот и цыгане, которые у него были “недочеловеками”, куда в большей степени “арии”, чем жители Германии 30-40ых годов прошлого века. Но это так. К слову.

С вторжения ариев начинается то, что можно назвать непрерывной индийской традицией.
Арии принесли с собой в Индию пантеон богов, сопоставимый с другими пантеонами народов Евразии. В нем может разобраться каждый, кто знаком, скажем, с пантеоном древней Греции.
Там были боги, отвечающие за свои отрасли деятельности и явления природы. Был боги солнца, войны, плодородия, горомовержец и так далее. Там еще не было мудреных богов индуизма, его предельно интравертивной сложной этики и космогонии, сложной философии, нацеленных на личность, на индивидуальное сознание Они появятся потом. Но, как продолжение ведической традиции, принесенной ариями.
Из той же арийской, ведической традиции в Персии на Иранском Нагорье вырастет зороастризм, но сейчас смотрим на Индию.

Арии принесли в Индию Веды, язык, колесницу, стратификацию общества.

Вместе с Ведами арии принесли в Индию традицию обильных жертвоприношений. Но здесь надо учитывать ( также как и в традициях древних евреев), что речь идет о скотоводах. Которые ежедневно резали и потрошили скот. И то, что сейчас выглядит кровавым ужасом - ужасом для современных горожан, для скотоводов было ежедневной работой. И принести в жертву, скажем, Индре, отару специальным образом разделанных овец, не было чем-то нештатным. Приносили в жертву богам и людей. Человеческие жертвы были высшей категорией жертвоприношения. Но человеческие жертвоприношения были характерны для всей Евразии в те времена.

Принесенные в Индию ведические традиции не полностью отменяли доарийские традиции, существовавшие в Индии до нашествия ариев. Часть из них связана с положением женщины в обществе. У самих ариев положение женщины было достаточно высоким. А в Индии оно стало, как минимум, странным. С одной стороны в индийском пантеоне утвердились богини с высоким статусом, с широкими полномочиями и серьезными сферами действия. А вот практическое положение женщины в обществе, было, мягко выражаясь, вторичным по отношению к мужчине.
В Индии все утверждается достаточно странно. Например, именно в ведический период устанавливается институт сожжения вдов вместе с усопшим мужем. Эта традиция умудрилась дожить и до наших дней. Сейчас она является преступлением, правительство с ней борется, но время от времени на юге Индии такое происходит.
Что это значит? Это значит, что женщина, вдова не имеет общественного смысла без мужа. Никакого. Её назначение - рожать детей и быть катализатором всего лучшего, что было в её мужчине. Талантов, способностей или воинских доблестей. Нет мужа - в ней нет смысла. Ты нужна в этом мире, пока у тебя есть муж. Нет мужа - будь добра на костер.

Итак, что такое “Веды”. Это устная ( в ведические времена) религиозная традиция, передаваемая из поколения в поколение. Религиозная - в широком смысле, включающая в себя не только описание пантеона богов, но и догматы, этику, космогонию, философию, обряды, историю и социологию.
“Веды” ( понятно) - это знание. Но. В этом “знании” был жесткий запрет менять, хоть слово.
Считалось, что “Веды” были даны таким особенным людям( риши), которые смогли синхронизироваться, настроиться на частоту высших космических сил. И “Веды” - это истина, звучащая из космоса, истина, улавливающая космическую правду. Если поменять хоть слово, то синхронизация расстроится и будет не истина, а ерунда какая-то.
Веды - это такой абсолют, переданный в звуковой форме.

Все это огромный подарок для историков, лингвистов и для просто интересующихся, наверное, тоже.
Дело в том, что когда Веды начнут записывать ( считается, что примерно в начале нашего средневековья), санскрит уже здорово изменится. То есть, Веды звучали на старом санскрите, а записаны они были на обновленном санскрите. И как только “Веды” были записаны, к ним сразу стали писать толкования и объяснения, поскольку уже многие слова из старого санскрита были непонятны большинству современников. Первые записи Вед были сделаны на пальмовых листьях и коре деревьев.
И, благодаря этому, старый санскрит - самый древний язык, о котором можно утверждать, что люди сейчас знают, как он звучит. Вот специалисты умеют читать, скажем, шумерский или древний египетский языки, но они не знают, как они звучали. Вот, к примеру, мы привыкли к египетскому богу “Ра”. Но на самом деле точно известно, что там был звук “р” и какая-то гласная. Может “у”, может, любая. О “Ра” просто договорились пока. А как звучал древний санскрит специалисты знают, благодаря длительной устной традиции. И могут проследить эволюцию корней его слов и распространение их в других современных языках.

Всего существует четыре Веды. Главная “Ригведа” - Веда гимнов. “Самаведа” - Веда песнопений.
“ Яджурведа” - Веда жертвенных формул и ритуалов. “Атхарваведа” - Веда заклинаний.
Есть еще послеведийский эпос - “Рамаяна и “Махабхарата”, которую некоторые историки полагают “Пятой Ведой”.

C точки зрения религии Веды были дарованы людям одновременно и ни одно слово там не было изменено. Но практика свидетельствует об ином. В неоднократно записанных Ведах менялось многое. Менялся язык, менялась роль богов, менялись отношения между богами, менялась география. Понятно, что Бискайский залив, как место событий, мог появиться в Ведах уже после вторжения ариев в Индию. Асуры и Дэвы в древних изложениях были практически братьями и сёстрами. В более поздних стали врагами. Асуры стали пособниками злых сил. Бог Митра из положительного героя превратился в воплощение зла. ( В отличие от персидской эволюции Вед, где Митра солидный, авторитетный, положительный бог, которому не стыдно поклоняться. И день рождения у него 25 декабря)
Разумеется, сейчас в Индии люди читают давно канонизированные, утвержденные теологами, тексты Вед и считается, что каждый человек, считающий себя культурным, должен их, как минимум, прочитать.

Для историков важнее всего “Ригведа”. В ней содержится 1028 гимнов и значительная часть из них, действительно, древние. Грубо говоря, если б не “Ригведа”, поводов беседовать о ведийском периоде индийской истории было б значительно меньше.

В ведийском периоде истории Индии еще нет индийского шика и индийской религиозной роскоши индуизма, но уже есть то, что можно отнести к индийской традиции, к индийской линии.
Например это лояльность и постоянная готовность к инкорпорированию к себе новых, иных богов.
Всегда возникает вопрос, откуда в Индии столько богов? Вот оттуда. Вероятно, сначала в индийский пантеон были втянуты боги, принесенные различными ветвями ариев. Среди них были основные, принятые для всех, но были и совершенно оригинальные, каких нет ни у кого.
Вот, например, бог ветра Вата. Когда вы ночью смотрите на звезды, не обольщайтесь. Звезды - это глаза бога Вата, которыми он смотрит на вас, следит за вами.
Или богиня Арати, которая всегда ходит голая и опасна для мужчин. Она может ночью высосать всю энергию своего эпизодического избранника. Если мужчина утром проснувшись, оказывается без сил и с больной головой - вывод один: Арати приходила.

Когда позже в Индию стали заезжать христианские миссионеры, то их ждал там культурный шок.
“Как, как? Бог-есть любовь? Возлюби ближнего, как самого себя? Ясенько. Это еще один аватар Вишну. Берем!” И сегодня в Индии есть секта, почитающая Иисуса, как аватара Вишну.
В Индии никогда не отталкивали незнакомых богов. Только брали к себе, как умели.

Ведами ведали избранные люди - брахманы. Они знали наизусть Веды. Они решали, кто из людей достоин услышать части Вед. Они осуществляли ритуалы.Это те самые брахманы, которые в средние века станут жрецами индуизма. И те самые брахманы, которые возглавили продолжительную, многовековую стратификацию индийского общества - варны. Надо заметить, что варны часто путают с кастами. Слово “касты” привнесут в европейский обиход португальцы, когда приедут в Индию. Но их понятие “касты” не будет совпадать с индийскими “”варнами”.

Второй по значению варной были кшатрии. Это очень знатные воины, из числа которых выбирали “царей”.Не надо забывать, что на дворе в Индии еще фактически племенной строй и “цари” - это главы племен.

Третьей варной были вайшьи - торговцы, ремесленники, аграрии.
Четвертой варной были шудры- слуги, наемные рабочие.

Первые три варны были арийскими, в четвертую могли входить, например, пленные.

Продолже сле

#  terpila » 15 дек 2020 06:47

Вы верите Архилоху? Он греческий поэт, а не историк. Он писал, что киммерийцы, сиречь, индоевропейцы доходили до берегов современной Турции, туда , где тогда были греческие города и наводили в них лютый шорох.
Но шли киммерийцы на Ассирию, Урарту и на побережье не совсем по собственному желанию, а уже теснимые “новыми” скифскими племенами. Ведь часть индоевропейских племен осела в Персии по пути в Индию. А позже с Иранского нагорья сошли племена, которые стали скифами.
Наши индоевропейцы были доскифскими племенами. Отцами - основателями кочевых форм жизни. Которые оказались настолько эффективными по тем временам, что их перенимали практически все, где география позволяла заниматься отгонным скотоводством. А география позволяла это делать на огромных территориях евразийского континента совершенно разным народам.

В средине первого тысячелетия до н.э.от Крыма до Тобола и Енисея жили племена и конгломераты племен, достаточно разных, наверное, с разными языками и наречиями, разных антропологически, но с одним культурным кодом.

Вот этот код: повозка на колесах со спицами, разборное жилище, скот, пригодный для отгонного скотоводства ( свиньи для этого не подходят), конные лучники с сигмавидным луком, солярный культ со всей солярной атрибутикой, достаточно высокое положение женщины, “звериные” тотемы, “звериный” стиль в искусстве, повторяющиеся сюжеты, например, грифон, когтящий лошадь, однотипные наконечники для стрел, характерный, очень короткий скифский меч “акинак”. И, конечно, каменные “бабы” и курганы.

Курганы, курганы, в которых находят одинаковые предметы от Крыма и поднепровья до Тобола и дальше. Сибирские “скифы” - это чистая археология. Туда не добирались ни греки, ни китайцы, умеющие писать. Там уже не совсем степь, там уже лесостепь и даже плоскогорья. Но курганы там с тем же набором артефактов. Скифы не могли выразить себя в архитектуре. И выражались в курганах очень тщательно. Настолько тщательно, что в курганах нашли хорошо сохранившиеся мумии, по которым удалось восстановить внешность людей. Кстати, найденные, сохранившиеся мумии забиты татуировками, как современные металлисты. Пока археологи обрисовали примерные границы кочевой культуры, названной “Саргатской”, захватывающую нынешние Тюмень и Омск. И еще одну - северо-восточнее, но оседлую “Кулайскую”. И сделали вывод, что саргаты грабили эту Кулайскую культуру. И это пока все.
Тыва. Это уже почти Китай. Там тоже курганы. И в раскопах со стремными названиями “Ближние Елбаны”, “Дальние Елбаны” находят тоже самое, что и в поднепровье. Акинаки, такие же наконечники стрел, солярную атрибутику, звериный стиль в искусстве. Есть шикарные, богатые курганы под Алма-Атой.

Огромность территорий с одним культурным кодом производит впечатление. Вот раскапывают археологи “Толстую могилу” или “Солоху” в поднепровье и находят там тоже самое, что находят в раскопах “Пазырык” на Алтае.
Кстати, в “Пазырыке” найден еще самый древний ковер в мире. Ковер! Чисто персидская тема. Как он туда попал? Что этот ковер забыл на Алтае? Неизвестно. Кочевники принесли. Кочевали и принесли.
Факультативно. Несколько лет тому назад на Южном Алтае на местах раскопов побывала Тамара Глоба и объявила их “местами силы”. Теперь Аркаим, Пазырык и другие являются местами паломничества ... ээээ…. Желающих напитаться “силой”. Эти желающие еще и норовят что-то утащить с собой. Короче, создают тучу проблем специалистам и властям.
Мы ж не Китай и не Ирак, где за археологическое мародерство полагается смертная казнь.

У скифов ( натуральных скифов, вышедших с Иранского Нагорья и проживавших в степной зоне Северного Причерноморья от Дуная до Дона) были непростые отношения со своими историческими предками - персами.
Завоеватель Кир Второй Великий погиб в боях со скифами при попытке завоевать земли скифских племен - массагетов.
Легенда гласит, что воины Кира захватили в плен сына царицы-воительницы массагетов - Томирис. Пока шли переговоры сын умер в плену. Тогда Томирис сказала, что отрежет Киру голову, победила его, захватила в плен и отрезала.
Легенды-легендами, но то, что Кир погиб в боях со скифами, с кочевниками - считается установленным фактом. Кир! Основатель Персидской Империи Ахеменидов.

Женщины - воины у скифов не были редкостью. Повсеместным явлением не были, но и не были исключениями. С самого начала, археологи были озадачены, когда находили в курганах женщин с оружием. Думали, что это такой уважительный косплей и вообще гадали. Потом разобрались. И сейчас полагают, что именно персидские или скифские женщины - воины породили легенды об амазонках.

От скифов натерпелся и персидский царь Дарий Великий. Он поехал с армией в Крым усмирять и завоевывать скифов. И ничего не получилось. Он год гонялся за ними по степям, но скифы уклонялись от генеральных сражений в лоб. Только армия Дария собиралась домой, разворачивалась, как налетали скифы, отбивали обозы, атаковали с флангов, поджигали степь.
Армия Дария разворачивала боевые построения - скифов опять нет. Выпытывали у “языков” места расположения кочевий, стойбищ. Пока туда добирались - кочевья снимались с места и уходили. Дарий бросил свою армию на военоначальников и уехал. Армию там практически потерял, но не совсем безрезультатно. Скифы поняли, что персы - серьезные люди и злить их не надо. Если захотят- снесут весь полуостров. Сил у них хватит. А персы поняли, что к скифам надо относиться серьезно, если планировать их воевать.

После походов Дария наступает расцвет скифской культуры. Можно сказать, что они начинают “жиреть”. Захоронения становятся все богаче и богаче со временем. Первые “богатые” захоронения относятся к концу пятисотых годов до н.э.
Это курганы на Кубани, вокруг Майкопа. Там самые древние из “богатых” захоронений.

Что мы сейчас говорим, когда произносим слово “скифы”? Это указание на образ жизни, культурный код, культурную принадлежность. И никак не на народность или язык.
А кто такие собственно “скифы” ? Нуу… Это те, о ком писал Геродот:-)
В четырехсотых годах до н.э. в порт Ольвия, в колонию греческого города Милет приезжает Геродот. И это очень важно.
Это уже не курганы. Это письменные свидетельства. Которым в данном случае можно доверять, поскольку это записи очевидца и получателя информации из первых рук. Да, бывает Геродот пишет “странные вещи”, когда информация к нему приходит через третьи -десятые руки. Но в этой части его записи точно подтверждаются археологией.
Геродот лично общался со скифами. С их торговцами в Ольвии, с каллипидами. Каллипиды - это жители таких маленьких поселений, частично из полуосевших скифов, частично из греков. Они уже пробовали на вкус оседлый образ жизни, что -то сеяли и выращивали. Коноплю, например. Гражданами они не были, но существовали за счет связи с городом.

Вот Геродот описывает скифский обряд жертвоприношения богу войны. ( Правда, называет его “Аресом”)
Жертва стоит на коленях и ему отрубают руку по плечо. И эту руку кидают особым образом по ритуальной доске.
Потом, в захоронениях находили останки таких жертв, и доску, и отдельную руку. Значит, Геродоту в этой части можно доверять.
Кое-что Геродот описывал без чёткого понимания. Например, он писал, что на похоронах на раскаленные камни кидают большое количество семян конопли и их дым считается “очищающим”.
Сожженные семена конопли тоже находили в раскопах.

Вообще, конопля была важной культурой для скифов. Это и одежда, это и “обряды”.

Скифы геродотовских времен любили отдыхать и любили вино. Кто-то даже высказал мнение Геродоту, что греки “спаивали скифов”. В самых бедных поселениях археологи обязательно находили несколько греческих амфор для вина.
Геродот пишет, что грубые скифы пили вино неразбавленным, могли выпить сразу кувшин и становились буйными.
( Сами греки разбавленное вино пили на “симпозиумах” медленно, расположившись на подушках, беседуя о важном)
А эти выдуют амфору неразбавленного и начинают буянить.

О религии скифов написано очень мало и только Геродотом.
Главной у них была женщина Табити. Богиня огня, солнца, очага. А жрецами у нее были женственные мужчины. Если мальчик с детства ведет себя, как девочка - это значило, что Табити его выбрала для служения себе. Жрецы Табити занимались гаданием, предсказанием и объяснениями. Например: проиграли войну. У жрецов требуют объяснений.
Жрецы говорят, что есть человек, который поклялся богами, но не выполнил. Клятвопреступник. Все собирались, выстраивались, жрецы указывали на виновного.
Известно, что был некий Папай. Бог мужского пола. Бог неба, бог-отец с широкими полномочиями. У него была жена Али - богиня земли и воды, отвечающая за плодородие и супругов.
Были и боги иранского происхождения, кое-кто потом проявился и в раннем славянском пантеоне. Например, Хорс и Семаргл.
Кто-то их оставил нашим предкам. Может, скифы, может, сменившие их сарматы. Но кто-то из индоариев.

Как вообще была устроена жизнь-экономика скифов. Речь о “геродотовских” временах, о четвертом столетии до н.э.
Были “царские скифы”. Это несколько важных племен, члены которых фактически всю жизнь не слезали с седла. Они занимались только войной и политическим руководством. Скот они не пасли. Этим царским скифам подчинялись все остальные. Были классические кочевники, занимающиеся отгонным скотоводством, с повозками, конными лучниками и мобильными жилищами. Но основную массу этой бригады составляли случайные формы. Племена, прилепившиеся к кочевой организованности. Всякие будины, меланхлены. Частично кочевые, частично оседлые. Тоже скотоводы, но не имеющие страсти скифов к путешествиям. Не имеющие интереса уходить далеко. Люди, выращивающие чечевицу, лук, чеснок и выменивающие их на скот. По культуре они тоже - скифы, но проявляющие тенденцию к оседлости.

Выглядит все это даже логично. Кочевникам где-то надо брать сельскохозяйственную продукцию, продукцию ремесел.
Завести своих оседлых производителей - естественный ход развития.

Геродот пишет аж о столице скифов - Гелоне. Где он? Что он? Загадка и сегодня. Некоторые считают, что он был на месте Саратова. Некоторые считают, что Гелон - это Бельское городище. Второе пока подходит больше. Четыре тысячи гектар.Там читаются две культуры - греческая и скифская. Там есть остатки металлургического производства. Там есть остатки производства изделий из золота.
Зачем скифам греки? Чтоб получать от них вино и золото. Греки были мастерами в производстве золотых украшений, при том, что сами к цацкам были достаточно равнодушны.
А грекам нужны были зерно и скот.
Скифы так или иначе устанавливали свое доминирующее положение на окружающей лесостепной зоне для получения зерна и скота. Они кочевали, осуществляли набеги и захваты, получали регулярную дань, получали “подарки”.
Вообще тогда между Дунаем и Доном была такая сложная система экономических отношений.

Геродот писал, что среди скифов были и умные, и прикольные, и философы, с кем поговорить можно. А вот чем севернее, тем дичЕе. Там жили дикие невры и даже племена адрофагов( людоедов), и порой с неба падали перья белых птиц, да так, что плохо было видно. ( это он снегопад описывал для греков).

Зачем скифам золото? Золото это престиж. Престиж людей, у которых не было богатых, роскошных домов с замысловатой архитектурой. Золото - это основной атрибутив богатства.
Скифы опровергали популярную фразу о том, что , дескать, зачем тебе столько богатства? На тот свет ты его не возьмешь.
Скифы именно брали с собой туда. В захоронения, в курганы клали табуны лошадей, колесницы, оружие. И золото. Груды золота. Скифы и сами владели ремеслом изготовления золотых ювелирных изделий. Но самые красивые и знаменитые были сделаны по их заказам греками.
Столько золота не было больше ни у кого из кочевников от Крыма до Китая. Золото скифов грабят уже больше полутора тысяч лет, с тех пор как на местах кочевий стали появляться оседлые племена. И все не могут разграбить окончательно.
Основное мародерство происходило в 19 веке. Тогда курганы начали вскрывать массово и тотально. Кто-то нанимал рабочих, чтобы копать. Рабочие в первый же день находили золото и первую же ночь вывозили его. Тачками и тележками. Потом переплавляли и слитки и продавали, как лом. Когда золотые изделия избегали переплавки, их продавали. Коллекционерам, ювелирам, музеям, просто богачам и университетам. Всем, кто может заплатить. То, что не являлось золотом, просто валялось в степи. Индиана Джонс тихо курит в стороне.
Если б тогда курганы вскрывали более цивильно, мы б сейчас о скифах знали больше. Тогда была потеряна бесценная и невосстановимая информация.

К третьему веку до н.э. скифы начинают уже не просто “жиреть”, а терять свой драйв. Все больше скифов начинает оседать на побережье. Те, кто продолжает кочевать, стремятся это делать поближе к городам. Там есть вино и много приятных предметов культуры. Даже можно сказать, что скифские элиты начинают эллинизироваться.
Позднескифское вооружение приобретает откровенно греческие черты.
Это время, когда усиливается Македония. И скифы воюют вместе с греками с Македонией. Они дважды отбрасывали македонцев от Ольвии. Один раз при Филиппе, второй раз уже при Александре.
А при скифском царе Атее у скифов появляются монеты. Монеты! У кочевников!

На скифов начинают давить кельты, фракийцы, а с востока приходят новые кочевые лидеры евразии - сарматы.
Они приходят, вооруженные своим оружием победы. Катафрактами. Сарматы одновременно с парфянами изобрели тяжелую кавалерию. С доспехами и копьем. Это не средневековые рыцари, не надо забывать, что в античные времена еще не было стремени, но тяжелые конники стали серьезным атакующим элементом. У сарматов было примерно 10 процентов тяжелой кавалерии, дополнительно к лучникам. У них была и пехота. Они завоевали Скифию и выдавили скифов.
Окончательно выдавили в Крым. Но там эта стали совсем другие скифы. Они стали основывать города, построили свой Неаполь, теперь Севастополь, стали говорить и даже писать по-гречески. Так они дожили до великого переселения народов и были уничтожены готами.

#  terpila » 28 ноя 2020 07:14

Представьте себе такую дугу древних цивилизаций : долину Хуанхэ, долину Инда, Междуречье, Египет, Крит, позже -Средиземноморье, получится почти обод чаши. ( С учетом того, что все древние цивилизации находятся на одних широтах) А в этой чаше - кочевники, кочевники… В этой чаше начинались мощнейшие миграции, менявшие ход истории и географию; эта чаша производила сильных завоевателей, строивших империи между трех океанов; из этой чаши начинались пандемии, чья переформатирующая роль на земле все серьёзней оценивается историками.

Кочевники стали кочевниками далеко не сразу. В начале это были просто скотоводы, пастухи, нечто более простое и пасторальное, чем кочевники. Для того, чтоб просто скотоводы стали кочевниками, нужны были, как минимум, два прорыва: приручение лошади, как тягловой силы и изобретение колеса со спицами.

Да, по степям носились табуны диких небольших лошадок, но по началу их использовали, как коров, употребляя на молоко и мясо. Лошадь была приручена человечеством позже, чем мясная триада - коровы, овцы, свиньи.
Есть разные находки, которые обосновывают разные теории, где были приручены первые лошади. Если широко, то они были приручены в 4-5 тысячелетиях до н.э. где-то в понтийско- каспийских степях. Где-то от Дуная до Волги. Ну, может, до Южного Урала. Вот в этих степях была приручена лошадь. Предположительно индоевропейцами.
А вот легкое колесо - колесо со спицами было уже точно сделано индоевропейцами примерно в 2500-2200 годах до н.э.
Они, конечно, не изобрели колесо. Колесо уже было. В Месопотамии, например. Но что это было за колесо. Вот представим себе цельный поперечный срез толстого дерева. В нем отверстие для оси. На это колесо надевают еще один спил- поменьше. И это одно колесо. Повозка или телега едет на четырех - шести таких двойных дурах, запряженная ослами или буйволами.

Индоевропейцы никогда не селились с намерением жить всегда на одном месте. Они приходили на какое-то место и начинали экстенсивно изводить природу вокруг. Если была речка, то изводили там всю рыбу. Если был лес, то изводили и его подсечно-огневым земледелием. После истощения природных ресурсов лет за 50-70 люди снимались с места и искали себе другое.
И так люди жили тысячи лет. Таскали за собой скот - овец, лошадей.

И вдруг у некоторых племен появляется фантастическое, невероятное конкурентное преимущество - легкое колесо со спицами. Колесница. Легкая колесница.
А теперь смотрим, как расселялись индоевропейцы, получив легкую колесницу на колесах со спицами, запряженную лошадьми.
Для начала они за счет более быстрого передвижения получили возможность просто подсмотреть, что происходит там, где кончается степь. Они видят, что там живут оседлые люди, у которых есть много чего хорошего и полезного, что у этих людей нет колесниц и они не могут обороняться.
Колесницы становятся такой вундерваффе - оружием победы древнего мира.

Первые индоевропейские вторжения были сверх успешными.

Кто кончил Микены в Греции? Какие-то странные, неизвестные народы на колесницах.
Появляется какое-то государство Митанни. Население у него было хеттское, но точно можно сказать, что у этого народа появляется правящая прослойка, которая, опять же, гоняет на колесницах и ведет себя, как другой народ. Царство хаттов завоевывают хетты и делают это на колесницах.
Эти степные ребята с новыми военными технологиями, не интересующиеся вникать в суть местных отношений, напрягают всех. И все лихорадочно перенимают колесницы.
Семитское племя гиксосов, переняв колесницы, вторгается в Египет. Египет сам не слабый, но не знает, что делать, а эти на колесницах его просто ушатывают в ноль. ( В Библии отражено). Ну и сам Египет быстро перенимает и усваивает колесницы. Потом все египетские победы будут связаны с колесницами. Мы до сих пор воспринимаем, что Египет - это колесницы. И Новое царство - большая, сильная империя тоже будет создана силой колесниц.

Часть индоевропейцев уходит на восток, в Китай. Сегодня их называют “тохарами”. И как только они туда доходят, на севере Китая появляется загадочная цивилизация Шан тоже с колесницами, с железом и всем таким.

Ну и Андроновская культура. Такая археологическая культура, место стоянок индоевропейских племен. Конгломератов племен. Грубо - между Амударьей и Сырдарьей. “Андроновская” по наименованию деревни, где были сделаны в 1914 году первые археологические находки.
Именно из этих мест индо-арии двинулись в Персию, а потом в Индию.
Металлургия в Андроновской культуре была развита очень высоко. Из железа там делали все : бытовые предметы, оружие, сельско-хозяйственные орудия, упряжь.
Потом из этой “алтайской” общности выделятся и тюрки, и монголы, и тунгусо-манчжуры.

И очень важное. В этих местах, так сказать, изобретают всадника. Да, колесницы были. Но долгое время никому и в голову не приходило залезть на лошадь сверху.
Всадник тоже становится вундервафлей своего времени. Он меняет все.
Он меняет скотоводство. Вот сколько овец человек может контролировать на выпасе даже вместе с собаками? Ну, двести. А пастух верхом на лошади позволяет иметь практически бесконечную отару, была бы трава для нее.
В это время индоевропейцы еще улучшают породы своих лошадок. Возможно, в Азии они изначально были крупнее. Недаром же длинноногие, аллюрные лошади родом из Азии.
Как бы то ни было, но лошади становятся крупнее и сильнее первоначальных лошадок из волжских степей.

И в это же время, ближе к первому тысячелетию до н.э. формируется то, что можно назвать кочевым образом жизни, кочевыми культурами, подлинным кочеванием. Увеличившиеся стада не позволяют долго жить на одном месте. Ну и что? У людей уже есть повозки. Следующий шаг - это мобильные жилища из шкур. Ну и, разумеется, отказ от излишеств в быту.
Но зато там, где аграрий ( в случае засухи, неурожая, пожара) умирает от голода, кочевник уезжает в другое место. То есть, не “я, там, где мой дом”, а “мой дом там, где я и мой скот.”

Археологи утверждают, что много вполне стационарных аграрных поселений, просто познакомившись с кочевниками, начинают переходить в их образ жизни. Видно, что поселения мельчают. Там нет ни следов пожаров, ни следов разрушений. Люди уходили с кочевниками. Их образ жизни был более эффективным.

Надо напомнить, что у кочевников “на еду” работали три человека из десяти. А чем занимались остальные? Остальные в большинстве были воинами. В первую очередь они воевали за пастбища, ну, разумеется, и за скот. Воевали с другими индоевропейскими племенами, воевали с оседлыми аграриями. Воевали все время.

И здесь индоевропейцы опять делают принципиальное изобретение. Или подсматривают его.
Это составной сигма образный лук. Там, где есть много дерева, луки делали цельные, большие, в рост воина. При перевозке с него снимали тетиву. Чтоб его натянуть и выстрелить - нужна была большая сила в руках. Кочевники стали делать небольшие, сигмавидные луки из композитных материалов, там были и кости, и пластины из рога, и дерево.Эти луки были легче в обращении и с них не надо было снимать тетиву. Эти луки повысили боеготовность кочевников. И эти луки прекрасно соединились со всадником.
И это был опять переворот в военном деле. Ну, чтоб изготовить такой лук, надо было “попотеть”. И изобретен он был от дефицита древесины. Но конкурентные преимущества он сразу выдал огромные.

Кочевье, как образ жизни, стал возможным не только потому что оно было готово технологически - повозки, разборные дома из шкур. Но и потому, что кочевники могли прогнать всех несогласных с их кочевьем.
Полностью этот комплекс, включая кочевых всадников-лучников на укрупненных лошадях, сложился примерно к тысячному году до н.э.

Степные кочевники были настолько уверены в своих силах, что где-то в в 8 веке до н.э. нападают не на кого-нибудь, а на серьезную цивилизацию - Ассирию. И ассирийцы об этом пишут. Пишут о каких-то “гимерах” ( киммерийцах), которые напали на на них на лошадях. Впоследствии Ассирия тоже заведет кавалерию. Сначала - наемную, потом и свою. И её дальнейшие завоевания будут, в том числе, сделаны на основе заимствований идеи кавалерии у степняков.

И в это время закладываются все особенности кочевых сообществ, которые мы по истории знаем. Пока у них нет политической объединенности - они грызут друг друга и не особенно опасны для оседлых культур, их окружающих. Тогда все хорошо. Кочевники - партнеры для торговли, поскольку им надо многое, производимое в городах. Они меняют свои продукты животноводства на продукты ремесел, на металлические изделия и все такое.
Кочевники знакомы с железными технологиями в принципе, но эти технологии плохо совмещаются с кочевым образом жизни. Чтоб лить железо надо подосесть.

Кочевники становятся серьезно опасными, когда у них появляется военно-политический лидер с амбициями. “Ребята, хватит друг друга резать, давайте вместе долбанем по… Урарту”.

У кочевников на все естественные проблемы - изменение климата, засуху, мор есть только один ответ - кочевать. И время от времени они будут падать всей своей биомассой - со стадами, кочевьями на соседние цивилизации.

Очень жаль, что у индоевропейцев не было письменности. Точнее - её следов не найдено. А могла быть. Письменность они видали по ходу своих вторжений и вполне могли оценить ее значение. Вполне возможно, что они сами писали что-то на пергаментах - шкурках животных.
Но информация о них только из археологии и записях других народов, с которыми они сталкивались.

#  terpila » 18 ноя 2020 19:34

Во втором тысячелетии до н.э. угасание Хараппской Цивилизации происходило медленно, несколько столетий, а её финал потом произошел почти стремительно - бац! И нет её.
Раскопки показывают, что города перестраивались, и вероятнее всего - восстанавливались. Восстанавливались после землетрясений, вызванных продолжающимся вдавливанием индийского субконтинента в континент.
В слоях раскопов Мохенджо- Даро видно, как город слой за слоем теряет свою геометрическую элегантность, аккуратность и планомерность. Постройки просто ляпаются кое-как, кое-куда, теряют этажность, становятся только одноэтажными.

Как и все древние цивилизации, Хараппская Цивилизация была расположена в междуречье. Её реки - это Инд и Сарасвати - одна из священных рек мифологического Семиречья из Ригведы и давшая имя богине воды. Совсем недавно французы увидали ее русло на снимках со спутника, а индийские специалисты, побывав там “в поле” пришли к выводу, что Сарасвати существовала реально, но по каким-то причинам буквально ушла под землю. Вероятнее всего - после землетрясения.
А Инд - здорово усох и стал менять свою русло, входя в современное. Возможно из-за многовековой интенсивной вырубки лесов, которая прилично обезлесила долину Инда.

Хараппская Цивилизация была “открыта” в 1921 году. Но её конец, исчезновение, спустя век, считается “загадочным”.
Основная рабочая гипотеза - обезвоживание территории сейчас подвергается критике. Дескать, за время существования цивилизации климат менялся туда-сюда, реки меняли свою полноводность, ирригационные навыки у цивилизации были, так что насчет рек- неубедительно.
Но часть ученых считает обезвоженность территории фактической причиной гибели цивилизации. Харапская Цивилизация не была эктраурбанистической. Вокруг городов жили люди, которые выращивали то, что научились выращивать и содержали скот. Это сейчас в Индии корова - священная, а тогда одомашненных быков зебу хомячили за милую душу.
Ну и эти ученые считают, что сухая земля все-таки угробила сельское хозяйство и в городах стало нечего есть.

Возможно была и естественная миграция населения. Где-то в районе 1700-1500 годов до н.э. в долине Ганга научились выращивать рис. А рис более эффективная, плодородная культура, чем злаковые. Там легче себя прокормить. Ну и как-то, чем слабее становилась Хараппская Цивилизация, тем более заметным становился резкий скачок урбанизации на Ганге.

Ну и считается, что добила Хараппскую Цивилизацию миграция индо-ариев. Именно “добила”, потому что археологи не находят следов разрушений, пожаров, характерных для стандартных завоеваний тех времен.

Миграция ариев началась где-то в районе Черного Моря, может с Кавказа, может из долины Днепра, но точно с Черного Моря. Та ветка ариев, которая в результате зайдет в Индию, вначале путешествовала по Восточно-Европейской равнине, пока не уперлась в Урал. Там они организовывают свою знаменитую синташтинскую культуру, поселения, среди которых знаменитый Аркаим. На Урале уже очевидно имели свой солярный культ - поклонение солнцу. У них всегда было много огня, много свастик, как на изображениях, так и предметов в форме свастик, круглые постройки.
После Урала арии в Сибирь не пошли, а отправились юг. Мимо Каспия, через Иранское нагорье вышли к Инду. В Иране честь племен осталась и они привили персам свое солнцепоклонничество, из которого потом разовьется зороастризм.

Для продолжающих свой поиск высыхающая долина Инда была частью пути, а не целью путешествия. Они шли к плодородным землям Ганга. Они были не завоевателями, а мигрантами.
В Хараппской Цивилизации они где-то сражались, а индо-арии были не дураки подраться. Где-то проходили, а где-то и усваивали достижения Хараппской Цивилизации, которая в цивилизационном смысле была намного более развитой, чем арии. Индо- арии были кочевниками. Они активно впитывали полезные образцы материальной культуры у всех, кого встречали во время странствий. А впитанные паттерны разносили там, где странствуют.

Вот, что важно. В оседлых, а следовательно, аграрных культурах, для того, чтобы прокормиться на еду должны были пахать 8-9 человек из 10. На все остальное - правящую элиту, жрецов, профессиональных воинов оставалось 10–15-20 процентов населения. У кочевников для того, чтобы пасти скот, требовалось, чтобы на еду работали два-три человека из 10. Остальные занимались другими делами. Остальные семь-восемь преимущественно были воинами. И, разумеется, служителями культов и вождями. И встречались и те, кто работал “головой”. Наши привычки автоматически считать кочевников “дикарями” - в целом не совсем правильные. Проблема, скорее, в том, что письменных собственных следов кочевых цивилизаций практически нет. И их эпос, поэзия, мифология имели устный характер, передаваемые из поколения в поколение. О них пишут их жертвы, пленные летописцы, путешественники или временные союзники со своих позиций. Ну и в целом кочевые культуры по параметру пищевого выживания были более эффективны, чем оседлые. История знает примеры сознательного, добровольного перехода оседлых поселений в кочевники.

В Индию арии пришли уже с боевыми колесницами. Где они выцепили эту идею? Но факт, что потом боевая колесница, распространявшаяся по востоку, становилась оружием победы для тех, кто ее усваивал раньше противников.

И еще. Когда мы говорим :“Гунны”; “Скифы”; “Арии, “Монголы;”” - слово одно, но за ним всегда стоит конгломерат племен. Эти отдельные племена подчас достаточно самостоятельные единицы, со своими обычаями, амбициями, мифологией и наречиями. Они объединяются на время серьезных войн, тотальных миграций.

Миграция индо-ариев в Индию происходила “волнами” и длилась несколько веков примерно с 1700 годов до н.э. И если первые племена мигрантов еще видели увядающую Хараппскую Цивилизацию и даже сражались с её жителями, что отражено в “Ведах” то последующие видели только развалины пустых городов.
Хараппская Цивилизация исчезла. Кончилась. И в Индии мало её следов. Но они есть. Например, у аборигенов адиваси есть легенда о сотворении мира. В ней говорится, что Создатель создал людей из глины. Откуда у лесных адиваси тема глины? А у кирпичных хараппов она была мощной. Есть сильное подозрение, что ведущий Бог хараппов, сидящий в неожиданной для бронзовых веков, позе лотоса, продолжился под именем “Шива”, которого изображают в той же позе. Таким образом шиваизм - самая продолжительная религия на земле. Возможно:-)

В Индию арии принесли ведическую культуру, поклонение солнцу и стандартный, узнаваемый, понятный пантеон Богов.
Узнаваемый - это узнаваемый и для нас. Что мы слышим, когда при нас говорят “Агни” или “Агни-йога”? Конечно, “огонь”.
У ариев Агни - бог огня. У ариев был Перун, немного с иной фонетикой, был громовержец Дьявус…
Арии принесли Веды, из которых потом вырастет индуизм. Веды - это сборники гимнов, славящие богов и содержащие описание ритуалов. Строго: один сборник - один Бог. Наверное, разные арийские племена приносили разные сборники.
Это сейчас - “сборники”. А тогда у ариев были специальные люди, которые знали Веды наизусть и учили им учеников. Веды - божественные послания и нельзя в них изменить даже интонацию. Не то, что слово. Из поколения в поколение. Веды - это Бог, выраженный в слове и звуке этого слова.
Сейчас, когда Веды записаны и не один раз - видно, что они менялись. Менялась география, ключевые события. Если сравнивать с первыми записями самых древних Ригвед.

И не забываем, что все это было принесено и на Иранское Нагорье - персам. Там ведическая культура тоже шла своим путем. Подчас - в прямо противоположном направлении.
Вот главный персидский Бог - Асура Мазда, чей культ потом насаждался в Персидской Империи. “Асура”, “Асуры” - это наименование добрых, светлых сил и существ. А “дэвы” - это силы зла.
В Индии все наоборот. В Индии “дэвы” - за все хорошее, а “асуры” - аццкие сотоны.

#  terpila » 12 ноя 2020 06:42

Ой, какое странное место!" - сказала Алиса. "-Да, это очень странное место." "- А почему это место - такое странное?" "- Да потому что другие места очень уж не странные. Должно же быть хоть одно ОЧЕНЬ СТРАННОЕ МЕСТО"
Л.Кэрролл "Алиса в стране чудес"

Хараппская цивилизация.

Речь об Индии, которая всегда особенная, всегда странная. Особенности Индии начинаются с того, что она достаточно поздно ( в геологическом смысле) присоединилась к евразийскому континенту. Примерно 70 млн лет тому назад Индийский субконтинент отделился от южного суперконтинента Гондваны и подрейфовал на север. Дрейфовал он 50-55 млн лет и врезался в евразийский континент. В результате этого “ДТП” на земле образовались самые высокие горы -Гималаи. И геологи считают, что процессы вгрызания, вдавливания Индии в континент продолжаются. Землетрясения, реки, уходящие под землю, например Сарасвати - это все проявления этих процессов.

Как только вы пересекаете Инд ( сейчас там территория Пакистана) начинаются удивительности этого субконтинента. В Индии живут аборигены. Можно сказать - самые аборигенские аборигены на земле - адиваси ( “первые люди”). Они пришли в Индию примерно 30 тысяч лет назад. Сейчас они вытеснены в тропические леса на востоке страны, где современные люди выжить не смогут, а адиваси живут там. Всю историю Индии их вытесняли, угнетали, травили, но они выжили.
Сейчас их уже любят: многочисленные гуманитарные организации их снабжают, изучают, придумывают для них квоты. Но их язык до сих пор не записан, сами адиваси не умеют ни читать, ни писать, практически ничего не знают об окружающем мире. Племен адиваси много. Много- это много. Общая численность их оценивается примерно в два миллиона человек. Вот такие ребята, находящиеся сегодня где-то между каменным веком и неолитом. Только одеты в маечки от гуманитарных организаций.

Мы все привыкли, что когда речь идет о первых древних цивилизациях, то это Месопотамия и Египет. Но на территории Индии, чуть-чуть позже тоже была мощная древняя цивилизация.
Такая доиндийская Индия. Индия, в которой не знали Вед, не слышали про йогу, не знали Вишну и Шиву, не ведали о колесе Сансары и Будде.
Примерно пять - шесть тысяч лет назад в долину Инда пришли люди ( вероятно с Иранского Нагорья) и стали там жить. Приручили местных быков зебу, стали выращивать злаковые -пшеницу , рожь, просо.
И примерно к 3300-2700 годам до н.э. создали то, что сейчас называется историками Хараппской или Индской цивилизацией.
Уровень развития и размеры этой малоизвестной цивилизации - поражают. Её размеры примерно в два раза больше, чем Месопотамия и Египет вместе взятые. Хараппия- это самая большая древняя цивилизация. Как и Месопотамия, Хараппская цивилизация -это была цивилизацией городов. Наиболее значительные центры _ Хараппа ( 150 га); Ракхигархи (350 га); Мохенджо- Даро (300га). В крупных городах жили по 20 тысяч человек. Это не Месопотамия с городами в 50 тысяч жителей, но все равно очень много для того бронзового времени. На пике развития Хараппская цивилизация имела население в пять миллионов человек.

Точную протяженность Хараппской цивилизации сегодня точно установить не получается. То, что в сухом Пакистане можно копать и изучать. То, что ближе к тропикам - уже сырость и влага, там ничего толком не сохраняется. Сам город Хараппа раскопан процентов на 15. Все остальное под водой. Но археологи работают.

Хараппскую цивилизацию, особенно тему её загадочного исчезновения очень любят альтернативные историки. Если погуглить, например, Мохенджо-Даро, то можно найти заголовки:
“ Атомная война пять тысяч лет назад”. Архитектуру приписывают прилетевшим с Альфа Центавры анунакам. А уж уничтожили цивилизацию злобные анунахеры. А кто ж еще? И все такое.


Основные города Хараппской цивилизации - это города с двух- трехэтажными зданиями, достаточно “типовыми”, построенными из кирпича. Все, что было построено строилось из кирпича. Города были спланированы. На перекрестках у зданий были закругления, чтобы повозкам было легче поворачивать.
Это еще не все. В домах были комнаты для омовения ( возможно - ритуального) и были водопровод и канализация. В домах были уборные, соединенные с канализацией с системами смыва. Все эти канализационные воды и отходы выводились за город. Это очень серьезная инженерия. ( В Париже такое появилось в средине 18 века нашей эры)

Для того, чтобы все это создать, нужен был какой-то центр управления и нужна была наука. По крайней мере - системы исчисления, системы мер. Они имели прекрасные представления о пропорциях. Это видно по найденной керамике. Вот большая миска с пропорциями три к четырем. А вот маленькая миска с теми же пропорциями.
Наверняка были и цари/вожди. Но в городах не было жилых строений, выделяющихся своей особой архитектурой или роскошью, о которых можно было сказать, что вот - царский дворец или дом. Как на Крите, как в Месопотамии. Все дома были примерно одинаковыми. Те, кто руководил жизнью этих праиндийцев жили, как и все в городе. Не видно, чтоб элита жила как-то особенно. Не исключено, что именно это в будущем перекочевало как-то в индийские культы аскетичности.

В городах была письменность, но хараппская письменность до сих пор не расшифрована, не прочитана. Историки ждут удачи - может найдется в Месопотамии табличка или стела с текстом на сразу двух языках. Ведь Хараппы очень широко торговали с Месопотамией через Персидский залив. Или раскопки самой Хараппской цивилизации какой-нибудь подарок преподнесут.
На сегодняшний день выявлены 400 знаков хараппской письменности. Всевозможные компьютерные анализы склоняются к тому, что их письменность была похожа на египетскую - смесь символов( иероглифов) и звуков.

В центре Мохенджо -Даро обнаружено здание, которое построено, как главное, с колоннами, роскошное, центральное в городе.
Но это не жилое здание. Это общественная баня или купальня. Вероятно - какого-то ритуального смысла.
По всей видимости физическая чистота тела имела в Хараппской цивилизации какое-то особенное значение. Сакральное или/и социальное.Очень уж много в городах и домах помещений, предназначенных для омовения. Ну, собственно и сейчас, если вайшья или даже шудр прикоснется случайно к неприкасаемому, то им надо немедленно мыться. Без этого нельзя ни общаться с людьми, ни есть, ни тем более - молиться. И надо сказать, что с водой у хараппов проблем не было. Это сейчас в Пакистане сухо, а тогда воды хватало.

Все города Хараппской цивилизации были абсолютно кирпичными. Кирпич должен быть обожжен. И эта цивилизация вырубала окружающие леса для изготовления кирпича столетиями со страшной скоростью. Ряд ученых полагает, что мире тогда произошла первая экологическая катастрофа, вызванная технологиями. Что именно вырубка лесов изменила в итоге течение и поведение рек, что привело к гибели этой цивилизации.

Хараппская цивилизация была первой, кто стал выращивать хлопок и производить ткани. Это тоже - технологии.

А вот что очень удивительно - археологи пока не нашли никакого серьезного оружия. Ни шлемов, ни копий, ни щитов, ни мечей, ни луков, ни стрел. Только кинжалы, много кинжалов.
Может быть, что-то серьезное милитаристское еще найдется, но пока получается, что Хараппская цивилизация была просто удивительно мирной по тем временам. И вокруг их городов не было стен.

В раскопах городов Хараппской цивилизации найдено огромное количество всяких мелких артефактов, проливающих свет на жизнь и религию жителей.
Найдены доказательства, что элита у них все-таки была. Это фигурки хорошо одетых людей, изготовленных, можно сказать, уважительно. Нет сомнения, что это изображения значительных, особенных людей. Найдено много личных печатей, некоторые со сложными изображениями и подписями. Вот фигурки, изображения, печати, похожие на царские. Власть была. Но она как-то доминирующим образом себя не проявляла.
Найдены детские игрушки. Найдены какие-то предметы для, можно сказать, настольных игр - что-то вроде костяшек домино с изображением обезьянок.

Одно из самых часто встречающихся изображений - это антропоморфное существо с рогами, может мужчина, может, женщина, сидящее в очевидной позе лотоса. Но в Индии тогда и зачатков никакой йоги не было. Но поза уж слишком узнаваема. Тут просто приходится верить глазам.
Вполне возможно, что какие-то корни йоги лежали именно в Хараппской цивилизации.
Археологи и историки считают, что это существо было главным или важным божеством Хараппского пантеона. Есть изображения, где этому существу приносят жертвы, в том числе и человеческие. Потом, когда в Индию придут арии, пройдут через хараппские города и принесут с собой ведическую культуру, там будет рассказано о жертвоприношениях хараппским богам.
Поклонялись в Хараппской цивилизации и животным. Слонам, носорогам. Но поклонение слонам не мешало во всю прыть торговать слоновой костью в Месопотамии и истреблять свою мегафауну в полный рост.
Хараппы просили у своих богов плодородия. В самом широком смысле. На картинках изображены дождь, вода, зерно, женская грудь.

Торговля была мореходной. В Месопотамии хараппских печатей найдено уже чуть ни больше, чем в самих хараппских городах. Одна печать найдена даже на территории современной Сомали.
В Мохенджо-Даро найдены точно такие же бусы, какие находили в раскопках дворца на Крите.
Торговля была вполне обширной.
В хараппских городах есть следы верфей, разумеется, кирпичных, откуда по реке корабли отправлялись в Персидский залив. Везли продавать слоновую кость, жемчуг, медь. Покупали шкуры, шерсть, оливковое масло.

Еще раз надо подчеркнуть, что работа историков с Хараппской цивилизацией - относительно новый процесс. Пока на всю ( всю!) цивилизацию обнаружено всего 38 скелетов людей. В захоронениях. Тогда в Индии покойников не сжигали, а хоронили. И 38 останков - это очень мало и само по себе - загадочно. Кстати, как утверждают археологи, у двоих скелетов челюсти имеют следы стоматологического вмешательства.
Вот такое странное место исчезнувшая Хараппская цивилизация.
Продолже сле

#  terpila » 03 ноя 2020 05:10

Луи Наполеон Третий строит оперный театр. Чего там только нет - и колонны классики, и барокко и барельефы, и скульптуры, и горгульи… Цыганская роскошь. Но со вкусом.
Вся Франция - только пригород Парижа. В Париже тусит свет всей Европы. И формируется не менее сильный “полусвет”. Дамы полусвета -богини французской литературы. Салоны, дамы, опять салоны, моды, приемы, светские и полусветские новости и слухи, светские и полусветские львы и львицы, флирт, романы, любовь.

Луи Наполеон - отец нации не забывает и о рабочих. Как это так, что рабочему культурно отдохнуть негде? И на востоке Парижа появляется прекрасный парк.

Луи Наполеон сам себе нравится в качестве внешнего политика. И ему пока везет. Он влезает в Китай. Англия там уже все сделала - подсадила половину Китая на опиум, стреляла из корабельных пушек, рейдила сухопутно. Наполеон Третий вписывается во Вторую Опиумную войну также, как он вписался в Крымскую. И потребовал себе таких же прав и привилегий, как у Англии. Ау, китайцы, у меня тоже флот есть! И я с Англией дружу! И получил, что хотел.
После Китая наступает очередь Индокитая - Луи Наполеон прибирает к рукам юг Вьетнама и Камбоджу. Алжир у него и так есть, присматривается еще к Африке.
Внутри растет сеть железных дорог, индустриализация идет приличными темпами.
Франция - серьезный участник на международных рынках, в стране денег хватает.

Но. С такой уверенностью, что золотая рыбка работает у тебя на посылках, просто нельзя было не сотворить такую жесть…

У Наполеона Третьего вызревает великий план: сделать Италию подконтрольной Франции.
Значит так: берем Сардинию, подержим её в войне, совместно с Сардинией наваляем Австрии, потом присоединяем Ломбардию и Венецию к Сардинии, получаем Сардинское Королевство, которое нам обязано… Папские Штаты мы сохраняем, Папа нам благодарен за то, что мы охраняем его и Рим, а в Сицилии посадим королевствовать моего родственника.
На севере Италии будет зависимое королевство, на юге - родственник и благодарный Папа в придачу. Шикарный план. Что может пойти не так?
Сказано - сделано!
Вместе с Сардинией -Пьемонтом наносится поражение Австрии.
Во Франции это преподносится, как реванш номер три. Первый - это месть России; второй это дружба с Англией; третий - Австрия. Мы выбили Австрию из Италии, получили Ниццу и Пьемонт.
Все по плану, все зашибись.
Но со временем начинает происходить что-то не то. Оказалось, что оружием победы под названием “референдум” обладает не только Наполеон Третий.
Во-первых, по сигналам, идущим от Сардинии по всей Италии поднимаются восстания на тему: “ Долой тиранов, да здравствует Республика!”
Во-вторых, повсеместно вдруг начинаются референдумы с вопросом: “ Хотите ли вы присоединиться к Сардинии?” - “Да! Хотим!” В Модене, Неаполе, Тоскане… везде И они бац! И присоединяются к Сардинии.
“ Але, Киса, осади! Сдай назад! Мы так не договаривались! Объединенная Италия мне не нужна!!” - блажит Луи Наполеон. Но его не слушают.
Более того. Итальянские войска дружно идут на Рим. Раз Италия объединяется у нее должна быть столица. Разумеется, это Рим. А что еще? Айда, на Рим , ребята. И руководить Италией должно правительство. Церковь должна быть отстранена от управления государством. Это в Италии, нормально?!

Французские войска под Римом уже стреляют по войскам Гарибальди.
Наполеон Третий срочно ломится в Австрию заключать мирный договор: “ Забирайте обратно свою Венецию, но с этим нужно что-то решать…”

В итоге. Луи Наполеон разозлил Австро -Венгрию, которая вообще не поняла, что он делал. Разозлил Италию и итальянцев, включая Сардинию : “ Это что за чушь такая? С какого резона французы мешают нам взять нашу столицу?” И, наконец, разозлил Папу, который лишился большей части своих земель и политических позиций и винил в этом Луи Наполеона.
Приобрел только Ниццу, которая до сих пор у Франции.
Потом выяснится, что над Луи Наполеоном одержал чисто тренерскую победу гениальный стратег граф Кавур из правительства Сардинии, который его просто использовал для выбивания Австрии с игрового поля.
И порядком разозлил свою Францию. Ницца - это хорошо. Ницца- это даже круто. Но как-то маловато будет за весь этот цирк, потраченные деньги и погибших солдат.

“Спокойно, подданные моего величества. Ша!” - отвечает Луи Наполеон - “ У меня идей еще… Вы даже представить не можете…. Короче…. Мек-си-ка! Мы делаем Мексиканскую Империю!”

Сама Мексика в сороковые годы в войне с Америкой потеряла тучу территорий - Калифорнию, Техас, Неваду… И после таких потерь в ней началась гражданская война. Там все друг друга убивают. С другой стороны в самой Америке идет собственная гражданская война и ей не до Мексики. С третьей стороны у Франции почти ничего нет в Новом Свете. Это идеальный план! Надежный, как хорошие часы.
Что надо для создания Мексиканской Империи? Правильно - нужен Император! Наполеон Третий де факто объявляет кастинг: “ Вот диван, вот комиссия, претенденты - плиз!”
Требования к претендентам: либерально- консервативные взгляды, образован, не из Испании, Англии или Франции, то есть без ненужного бэкграунда и должен иметь опыт управления - графством каким-нибудь или еще чем…

Такой кадр на кастинге находится. Это Максимилиан Первый. Вытаскивают его, разумеется, из Германского Союза - там таких много.

“Мне нужна народная поддержка” - ставит условие Максимилиан.
“ Народная поддержка? Сделаем. Обожжи чуть. Посиди здесь” - отвечает Луи Наполеон.

В самой Мексике кроме раздрая после гражданской войны еще и дефицит денег. Нечем платить долги и вообще нечем платить. Мексика начинает национализацию высоколиквидных активов. Серебряных рудников, например. И начинает немножко хулиганить. Например, тырить суда с серебром и прочими грузами, отправленными клиентам.
Придравшись к пропаже какого-то поезда с серебром, Англия и Испания под предводительством Франции объявляют войну Мексике. Чиста поржать.
Быстро берут крупные города - Веру Крус, Гвадалахару, оккупируют весомую часть страны.
На оккупированных территориях проводят референдум - там, не глядя, отвечают: “ Си, си, синьор”.
Результаты предъявляют Максимилиану : “Видишь? Там только тебя и ждут. Это твой шанс стать великим и войти в историю. Вперед!”

Надо ли объяснять, что жизнь не любит такой веселухи, а если и любит, то до определенных пределов. Развивается стандартное положение для всех европейцев: в войсках начинаются болезни. Эпидемия желтой лихорадки. Англия и Испания сразу говорят: “Неее, нам такого не надо.” И уходят. Франция говорит: “ Ну и ладно. Мне больше достанется”.
Естественно, в Мексике опять гражданская война между сторонниками нового императора Максимилиана и сторонниками старого правительства.
Со стороны Франции на стороне Максимилиана воюет в основном все тот же Французский Иностранный Легион. И, кстати, хорошо воюет. Но желтая лихорадка косит и французские войска.
Печально все и тоскливо. И Максимилиан чувствует себя обманутым. Он понимает, что не очень его и хотели. Понятно, конечно, что сам - дурак. Но факт обмана все-таки есть.

30 апреля 1863 года случается битва при Камароне. Это, пожалуй, единственное, чем Франция условно может гордиться в этой авантюре с Мексикой. Сейчас - это День Славы Иностранного Легиона. Шла осада города Пуэбло и к осаждающим шла рота солдат с боеприпасами. На них напал конный разъезд. С конницей мексиканцев, к которой подходили все новые и новые подкрепления, сражались 65 пеших легионеров. Когда после гибели французов подсчитали потери, то оказалось, что рота легионеров убила примерно 300 мексиканцев и столько же ранила.
В Мексике легионерам установлен уважительный памятник с надписью: “ Их жизнь кончилась раньше, чем их мужество”. Памятник им есть и во Франции.

Так или иначе, становится понятно, что у Франции в Мексике не задалось. Надо уходить.
Там погибли люди и вбуханы очень серьезные деньги. В Италии - провал, в Мексике - провал.
А только в мексиканскую операцию вложено триста миллионов франков. Это уже шутки кончились.

Во Франции даже начинаются робкие выступления против Императора.
Да, и надо заметить, что где-то с 1865 года Наполеон политически “добреет”. Все меньше и меньше цензуры, либерализуется создание партий. Во Франции тут же появляются рабочие движения, которых давно не было, и в том числе - и с террористическим уклоном. А как без этого? И даже планируются все-таки выборы.
А сам Наполеон не очень хорошо себя чувствует. Сейчас считается, что у него была какая-то онкология.

Но Наполеон Третий остается ловцом случая и авантюристом. Еще одна война! Он хочет уйти победителем.
Ему нужна победа.
И его имперский взгляд останавливается на… ( бум-бум в барабаны) не на какой-нибудь ерунде.
А на самой Пруссии. Не просто война, а против главного противника!

А что делает Пруссия? Пока все заняты своими делами, Россия например занята своими реформами с отменой крепостного права, Пруссия в 1866 году решительно наносит удар по Австрии, да так, что Австрия зализывает раны, и работает над объединением Германии.
Этот достаточно рыхлый Германский Союз все больше и больше становится похож на державу.
Наполеону Третьему это категорически не нравится.
Мы сделаем Пруссию! У нас лучшая экономика! У нас современное вооружение! Железный план!

И Луи Наполеон начинает задирать Пруссию по всем законам темных подворотен, но на дипломатическом уровне. “Прусь, а Прусь… Отвяжись от Шлезвига - Гольштейна… Не лезь туда…”
У Пруссии была своя креатура на испанский престол. Луи пишет, чтобы Пруссия публично отказалась от своих претензий и своего кандидата. А Пруссия берет и делает это. Отказывается.
Луи Наполеон требует, чтобы Пруссия на весь мир объявила, публично поклялась, что никогда не будет противодействовать интересам Франции…
“Хорошо” - отвечает Пруссия - “ Как только выпадет снег или в другое удобное время. Обсудим-Обсудим.”

Наполеон не знал, что на другом конце его веселой дипломатической переписки веселился другой тяжеловес политических игр - Бисмарк.
Так они друг друга задирали-задирали…
И в конце июля 1870 году началась Франко-Прусская война.
Бисмарк публикует переписку с Наполеоном в немецких газетах. Ну, как публикует? Некоторые фразы изъяты, кое-где запятые переставили…
Но по-немецки получается так, что Францию в этой переписке буквально лицом по столу возили.
Спровоцировали они друг друга. Бисмарк был уверен в безусловной победе Пруссии. Наполеон был уверен в победе Франции.

Но все пошло опять не плану Наполеона. Пруссия намного быстрее мобилизует войска.
И уже к первому сентября - одно сражение, другое сражение, там пруссаки прошли, здесь прошли , парочка окружающих движений и раз! Катастрофа при Седане. Разгром и окружение французской армии. Наполеон Третий , который лично управлял, взят в плен.
А основная группировка французских войск находится на границе в полном котле.

Никто ничего и заметить не успел. Как так произошло?
Не, Франция не обессилена. У нее идет мобилизация, у нее хорошая армия, она еще есть. И некоторые французские части нормально сражаются… Но у них нет Наполеона. Он в плену.
Еще месяц, еще парочка обходных движений и… Блокада Парижа.
Столица перенесена в Бордо.

Итак, первого сентября Наполеон попадает в плен, а третьего сентября в Париже… Опять революция. “Долой Империю… Сколько можно?… Это все не наши войны… Даешь выборы!”

Париж в осаде, войска в котле, где-то идут боевые действия. Но ( внимание!) стороны договариваются о прекращении боевых действий… На время выборов! Потом еще повоюем.

Выборы прошли, победили республиканцы.

С военной точки зрения ничего уж такого уж совсем страшного для Франции не произошло.
У нее оккупирована незначительная часть территорий на севере. Да, пруссаки вошли в Париж. Вошли, промаршировали и вышли. И по правде, они туда не совсем “вошли”. В значительной мере их пустили. На юге рвутся в бой свежие части французской армии. Война далеко не проиграна.

А что Пруссия? Пруссия оглянулась вокруг себя и увидала Версаль. Версаль - классное место для серьезных политический заявлений! Да еще с номинальной позиции победителя.
И в Версале Пруссия делает заявление для всего мира, что Германского Союза больше нет, Пруссии больше нет, а есть “Дойче Райх” - Германская Империя - Второй Рейх.

Германия - это Империя, а Франция - опять республика.
Республиканцы не хотят больше воевать и признают поражение. Германия накладывает на Францию репарации в 500 миллионов и франков и оставляет оккупационные войска числом в 600 тысяч человек, чье содержание возложено на Францию. С условием, что эти войска будут находится во Франции до полной выплаты репараций.

После публикации условий мирного договора во Франции - опять революция, уже пролетарская, с ненавистью к буржуазии с темой “диктатуры пролетариата”.
Она была подавлена за несколько месяцев. Во Франции устанавливается Третья Республика и “бель эпок” - спокойное время до самой Первой Мировой.

После освобождения из плена Наполеон Третий переезжает в Англию, где умирает после неудачной операции.

#  terpila » 26 окт 2020 06:31

Итак, первым президентом Франции становится Луи Шарль Наполеон Третий.
Третий - потому, что был краткий момент в истории, когда номинально власть две недели была у малыша - сына Наполеона Первого, в пользу которого он отрекся.

Первым президентом Второй Республики стал человек без политических убеждений, но ловец случая. И полагающий, что если этот случай пойман, то выпускать его из рук уже не следует ни при каких обстоятельствах. Наполеон выдвигает идеологему: порядок, стабильность и прогресс.
И самое главное - никаких революций! Никаких волнений! Я сказал! Что ж это такое: каждые год - полтора - революция. Але, ребята, вы вообще нормальные? Вы жить, как люди живут, собираетесь?

Наполеон Третий немножко косит под Наполеона Первого, своего дядьку. То тут, то там появляются всякие мелочи - то мушки золотые , как при первом Наполеоне, то портреты Наполеона Первого, невозможные при королях.

Армия его обожает. На смотрах войск и парадах президенту Наполеону Третьему войска кричат: “ Слава Императору!”

Вводится цензура. Да сколько можно? Сколько можно писать глупости про нашу прекрасную страну? Вы, ребята, точно с этим делом уже запарили. Больше этого не будет. Становится все меньше уличных читален, типографии берутся под государственный контроль, а экземпляры отпечатанных газет поступают сначала цензору, который может одобрить или не одобрить напечатанное.

Наполеон Третий берет курс на резкое сближение с Церковью. В Италии неспокойно, там бунты и Франция посылает войска охранять Рим и Папу. На всякий случай.

Постепенно закручиваются гайки, постепенно усиливается влияние президента, постепенно все органы государственной власти начинают подчиняться непосредственно президенту.

По законам Второй Французской Республики президент избирался на четыре года и не мог быть избранным на два срока подряд. Грядет 1852 год, грядет отставка и Наполеон Третий решительно не согласен с такой перспективой. Для кого он выстраивал государственные институты? Для кого закручивал гайки и наводил порядок? Для другого дяди? Нее, так не пойдет! Он не для этого приходил к власти!
Во Франции происходит хорошо сценированный переворот. Дело это несложное, если президент и армия живут душа в душу. Да и народ не против своего президента в принципе. Генералы этот переворот подготовили и провели. Он был приурочен к красивой дате - годовщине вступления во власть Наполеона Первого.

Разумеется, после переворота президент наделяется чрезвычайными, расширенными полномочиями. Практически сразу организуется плебисцит ( референдум) с одним единственным вопросом к народу : “ Согласны ли вы с расширением полномочий президента?” Народ в большинстве отвечает: “Да”, особенно с учетом того, что эти полномочия уже расширены. То есть, референдум спрашивал согласия народа на то, что уже произошло.

Когда наступает формальное время выборов Наполеон Третий пользуется своими расширенными полномочиями и вместо выборов проводит второй референдум уже с двумя вопросами: “Согласны ли вы, что ваш президент становится императором?” И: “Согласны ли вы, что Франция становится шикарной Империей?” Народ отвечает, что согласен.
Таким образом Франция побыла республикой формально четыре года, а фактически - три. Потому что фактические имперские полномочия у Наполеона Третьего были уже с 1851 года.

И надо заметить, что Наполеон Третий в принципе реально опирался на народ. Ну да - схитрил с переворотом. Ну да - немножко объегорил республиканцев. Но это все “немножко”. Он не был каким-то оголтелым узурпатором. Его повестка с наведением порядка идеально работала. Людей реально достали бесконечные революции и смена властей. Запрос на порядок реально был в стране. Франция хотела порядка и его получила.

А еще Наполеон Третий был умным и при этом дерзким и легким. Он сразу сообразил, чем можно компенсировать перед народом свои “маленькие хитрости” при преобразовании из президента в Императора. Он поставил вопрос о “реванше”.
Параллельно он добивается поддержки буржуазии, которой тоже нужен порядок. Рынки укрепляются и растут. Наполеон Третий организует всеобщее среднее образование ( всеобщим начальным уже никого не удивишь), правда очень заточенное на католическую составляющую, но это было весомое среднее образование с цельной воспитательной линией.

И о “реванше”. Наполеону Третьему срочно нужна маленькая победоносная война для его имперского статуса. Нужна победа. И помня относительно недавние исторические реалии - желательно над Россией. В этом суть “реванша”. И Наполеон Третий шустро вписывается в дела, события и отношения, связанные с Крымской войной. Все-таки где-то на подкорке у французов было записано, что имперские войны Наполеона Первого были проиграны. И возможность поквитаться с Россией за 1812 и 1814 годы- была классной темой для внутренней политики Франции.
Наверное, все помнят, как Нахимов затопил парусные российские корабли на входе в бухту. Пять линейный кораблей и два эсминца. Увы, нечего было делать парусникам при встрече с английскими и французскими броненосцами с паровыми двигателями.
Для Франции участие в Крымской войне было все-таки больше пиар акцией. И в результате её Франция получила все, хотела. Франция теперь, забыв, старые споры, лучшая подруга Британии. Она поучаствовала с ней в военном союзе и под это дело сняла ограничения на торговлю. Снятием пошлин Франция, конечно, грохнула своих ткачей и еще ряд производств, но получила хорошие инвестиции в железные дороги и индустриальные отрасли. Франция, наконец, выходит на хорошие темпы по индустриализации, которые уже как-то сопоставимы с той же Пруссией.
В кое-то веки английские слова влезают во французский язык. Французы щеголяют словом “денди” и другими.
Во внутренней политике - просто кайф. У нас опять появился Император Наполеон и у нас опять хорошие победы в хорошей войне.

На европейской конференции по результатам Крымской войны Франция практически “виляет хвостом” перед Россией, поддерживает её дипломатически, желая восстановить отношения. По факту пытается убедить Россию, что “ничего личного”, “так было надо”, “ничего серьезного”.

Наполеон Третий проводит еще одну акцию с хорошим эффектом укрепления своих позиций. Он экспроприирует имущество Бурбонов. Это земли, заводы, мануфактуры. Буржуазия с удовольствием покупает королевскую собственность, обещая совершенствовать и развивать. Уголь - в 19 веке, уже, конечно, не абы что, но Франция обгоняет Пруссию по добыче угля.

Вообще Наполеон Третий не был уж таким жестким диктатором. Можно сказать - диктатор “ лайт”. Да, он был диктатором. Армия подчинялась только ему. Исполнительная власть подчинялась ему. Он назначал министров. Да, была цензура. Но высказываться можно было на любые темы и заявлять любые политические позиции. Главное, чтобы эти позиции не вырастали до практических действий. Главное - чтоб без революций. Да, диктатура, но без истерик и фанатизма.

Европа так или иначе приняла Наполеона Третьего. Их “концерт - конгресс” практически развалился, да и “Император” - это всяко лучше “республики”. Не принял его только Российский Император. В переписке с Наполеоном Николай упорно обращался к нему “Мой друг”, что по дипломатическому протоколу тех времен было серьезным оскорблением. К главе европейской страны надлежало обращаться “Мой брат”. А Николай раз за разом подчеркивал, что “братом” его не считает.

И Париж! Париж, который сегодня знает весь мир - это Париж Наполеона Третьего. Он приглашает архитектора - градостроителя - планировщика Османа и поручает ему перестроить город.
Надо сказать, что центр того, старого Парижа был центром средневекового города. С узенькими улочками, тупиками, грязью, отбросами, болезнями, отчаянной преступностью, темными людьми и темными домами. Баррикады в центре Парижа? Да улочку можно было телегой перегородить. Вот тебе и баррикада. В бараках для рабочих на пяти квадратных метрах жили 23 человека. Если неаккуратно забредешь в такой район, в эту темноту, то выйдешь из неё исколотый ножом и без вещей. Такого в Париже больше не будет. Такого Парижа больше не будет.
В центре сносится 27.000 домов. В 50-60 годы будет построено еще больше. И бульвары, бульвары… Которые потом скопируют практически все столицы и крупные города Европы.
Осман - был, наверное, первым архитектором, который строил не дома, а городское пространство. Дома строятся по, можно сказать, гостам. На первых этажах магазинчики и кафе, на вторых персонал. То, что выше - жилые помещения. Наполеон Третий потребовал пространства и воздуха в центре.
Ну и фиг новую улицу, кто перегородит своей чертовой баррикадой. А если попробует, то к ней можно подъехать восемь раз. Это не тупики старого города. К любой гипотетической баррикаде любая кавалерия может подъехать с нескольких сторон. Перестраивается здание городской полиции. Теперь это большое, современное здание, символизирующее силу государства. Наполеон и не скрывал, что одна из задач перестройки города- это обеспечение его антиреволюционной безопасности.

Во французском языке появляется глагол “флане” - фланировать. Это глагол новой архитектуры Парижа. Это означает, что человек надевает хорошую одежду и идет гулять в центр, заходя в магазинчики и кафе, встречаясь со знакомыми и знакомясь с незнакомыми. Наслаждаясь видом красивых домов, довольный собой и всем, что он видит.

Город освещен газовыми фонарями, в нем хорошо и безопасно. Есть общественный транспорт. Есть канализация и чудо! - Паровое отопление.

Продолжение сле

#  terpila » 12 сен 2020 07:51

В европейской политике случается восточный кризис, вызвавший кипение национальных чувств во Франции.
Францию не пригласили к решению вопроса что делать с Турцией.
Европейские страны решили, что в Европе есть больной “человек” - Османская Империя. Его надо лечить. “Лечить” - это отбирать территории, устанавливать контроль на проливами, забирать в концессии, если что кому интересно, и все такое. План лечения устанавливался при непосредственном участии Турции, которая принимала его под давлением.

А Франция с самого образования Венского Конгресса была по понятным причинам в нем немножко “сама по себе”. А лечить Турцию её вообще не позвали. И Франция в этом восточном вопросе начинает действовать “сама по себе”. В режиме “сама по себе” Франция отжимает себе Алжир и дальнейшая Турция ей перестает быть интересна прямо. Зато ей становится интересен Египет, в котором правит весьма независимый и резкий Мухаммед Али с огромными, практически имперскими, амбициями. И он тоже “сам по себе”. Он в Египте делает современные армию и флот, проводит необходимую индустриализацию страны. Он “сам по себе” объявляет войну турецкому правительству и успешно вторгается в Сирию.

Европа, Венский Конгресс напуганы не на шутку. Они, значит, проделали большую работу на тему “взять все и поделить”, все установили, обо всем договорились, написали тучу торговых протоколов -регламентов, договорились, как проливами пользоваться. Турция у них уже в кармане лежит. Они находятся в оптимистичном ожидании сладких экономических результатов своей работы… А тут - бац! На горизонте появляются два здоровых хулигана - Франция и Египет, которые, если хорошо договорятся, в принципе могут эту Турцию раздербанить на части… И тогда псу под хвост
вся сделанная работа. И тогда коту под хвост все сладкие ожидания.

Европейский Конгресс делает самое серьезное предупреждение Египту: “ Товарищ Мухаммед Али! Успокойтесь, пожалуйста. И уберите свои войска из Сирии. А не то - мы все вам устроим такую блокаду, последствия которой вы себе и представить не можете”.

А по Средиземному морю ходит Русский Императорский флот с целью защитить Турцию от Египта. Русский флот! Турцию от Египта! Чего только не бывает в истории.

Во Франции вспышка национализма и национального гнева. Да за кого они нас принимают? Сколько можно гнуть спину перед этим Конгрессом? Они нас даже не позвали. Мы - Франция! У нас миссия вести за собою народы, а не топать за каким-то Концертом.
Але, Король, але, парламент! Зачем вы там сидите, если не можете указать Концерту его место!

На дворе 1840 год. Во Франции, где чтение газет стало национальным образом жизни, государственные газеты вообще перестали пользоваться спросом. На ура идет оппозиционная пресса, причем, чем круче приложен в прессе Луи, парламент или правительство - тем больше читают эти статьи. Издевательская карикатура на Короля - Грушу? Статья о том, какие министры подлые? - Давай сюда, это читать интересно!

Парламент скромно предлагает оппозиционным газетам предоставлять последнюю полосу каждой газеты для изложения государственной позиции по критикуемым фактам и вопросам.
В ответ народ валит на улицы: “ Цензура?! Не допустим!”

Государство принимает ряд запретительных мер - запрещает митинги, сборы и, разумеется, баррикады. Французу в 19 веке запрещают баррикады? Это нормально? Лучше б ему есть запретили. Баррикады - это французское все!

А в 1845 году в Европе начинается плохая штука: на севере начинает болеть картофель и гибнет урожай. В 1846 году - это уже не просто плохо, это беда. Например, в Ирландии, где выращивали только картошку, начинается конкретный голод. Люди умирают или уезжают.
Картошка болеет и гибнет во многих странах и это вызывает рост цен на хлеб, как и во Франции.Голода нет, зерновые есть, но дорожают.

Рост цен на хлеб всегда порождает недовольство, французы недовольны еще продолжающейся войной в Алжире…

Митинги и собрания запрещены, но французы придумывают такую штуку, как “банкет”. Банкеты во Франции не запрещены. Что мешает собраться так компанией в тысяч пять человек, пожевать что-нибудь для виду и обменяться мнениями по животрепещущим вопросам? Это банкет!

Государство говорит: “Але, мы так не договаривались…”

И в феврале 1848 года один из банкетов перерастает в новую революцию. В которой с монархией будет покончено. Люди пошли по улицам к парламенту, громя все не своем пути. Масштаб разрушений - капитальный. Против них выставляют гвардию. Гвардия присоединяется к бунтующим.
Парламенту заявляют: “ Значит так. Мы уже ученые и знаем, что если сейчас уйдем, вы опять какого короля поставите. Давайте, прямо сейчас объявляйте республику, а мы тут для верности постоим…”
Парламент объявляет республику. Королевский трон торжественно выносят и сжигают. Луи - Филипп бежит.

Когда гром и бардак победы чуть улеглись и победители стали решать вопросы, то оказалось, что произошедшая революция и разу не “буржуазная”. Что, как минимум, половину победителей составляют рабочие и крестьяне, ведомые сен-симонистами и прудонистами, которые не имеют желания удовлетвориться отменой монархии, а требуют объявления Французской Социальной Республики и замены республиканского триколора на красное знамя. Требуют права на труд, повторяют идеологему “Кто не работает - тот не ест”…
Республиканские депутаты их успокаивают и урезонивают. Говорят, что в триколоре есть красный цвет, что рабочие и крестьяне будут представлены в парламенте и у них будет возможность…
С флагом у работяг не получилось, но под жестким давлением улицы в парламент проходят конкретные идеологи -социалисты.

Это важно. Это не сословное противостояние революции 1789 года. Это вполне классовая борьба, только она еще не описана подробно теоретиками в соответствующих терминах. И с 1848 года любые народные возмущения будут иметь классовое содержание, как мы его знаем.
В политическом смысле классовое противостояние рождается в 1848 году.

Право на труд - практически центральный момент требований рабочих. Рабочим от государства нужна гарантия занятости. В вибрирующей Франции рабочий живет, как на пороховой бочке в страхе потерять работу.
Реально по давлением улиц во Франции создаются Национальные Социальные Мастерские.
Это такие огромные цеха, где люди, не имеющие лучшей производственной участи, получают три франка в день, если есть заказы и есть работа, и полтора франка в день, если работы нет.
Чаще всего там работы нет и работяги валяют дурака с утра до вечера. Нет во Франции работы для всех. Различные организаторские умы пытаются сделать этот проект эффективным, но ничего не получается. Мастерские - это прямое бюджетное социальное обеспечение. Другого содержания у них практически нет. Но положение такое, что правительство не может просто послать работяг с их запросами. Рабочие - победители. И шутить с ними несвоевременно.

Франция - по-прежнему объект пристального наблюдения со стороны европейских стран. И революция 1848 года производит впечатление. К буржуазным победам уже как-то попривыкли, но то обстоятельство, что работягам, городским “низам” удалось чего-то добиться становится детонатором.
Взрываются социальными бунтами Италия и Германия.
В 1848 году в Праге собирается съезд славян, намеревавшихся зафиксировать результаты роста своего славянского и панславянского самосознания. Там не участвуют восточные славяне, там западные и южные.
Участвуют поляки, чехи, моравы, словаки, хорваты, сербы…

Вообще это бунтарская весна 1848 года как-то удивительно прошла мимо Российской Империи.
Больше того. Когда круто взбунтовалась Венгрия, да так, что знающие толк в применении силы, австрияки конкретно не смогли с ней справиться, они обратились к России, как к последовательному приверженцу курса Венского Конгресса. Австрийский император попросил русского подавить венгерские бунты. Русская армия входит в Венгрию и давит венгерские бунты успешно и фундаментально. Чисто по дружбе. Брат император попросил. Как не помочь?
А сама Австрия не справилась. Уж очень жесткая весна народов 1848 года.

Но в принципе бунты так или иначе, были подавлены во всей Европе. И во Франции тоже.
Во Франции рабочие не удовлетворились результатами и желали продолжать. Они желали более радикальных перемен. Например - повесить министров. К июню практически все социальные Мастерские были закрыты. Рабочие пошли на улицы. Республиканское правительство вызвало из Алжира колониальные войска во главе с генералом Кавеньяком, только-только успешно победившим кабилов ( народ Зинедина Зидана).
“ У вас так хорошо все с кабилами получилось, повторите это в Париже!”
Генерал Кавеньяк повторяет и в конце июня бунтарская весна заканчивается и во Франции.
И Франция начинает готовиться к декабрьским президентским выборам.

В принципе республиканцы не сомневались, что на выборах победит кто-то из функционеров революции. Какие могли быть сомнения? Там такие либералы - загляденье!
Но республиканцы не учли, что теперь избирательное право распространяется не только на богатеньких буратин, фактически - выборщиков. А на всех мужчин с 21-го года. То есть не на 90 тысяч, а примерно на 9 миллионов людей. В том числе, и крестьян. Тех крестьян, которые с ностальгической тоской вспоминают Францию Наполеона, которую все боялись. При которой и подумать нельзя было о каком-то там “Конгрессе”. При которой дед вернулся героем с победной войны. Вспоминают ту Францию, за которую они и сегодня “пасть порвут” любому, кто о ней плохо скажет.

И в декабре на выборах побеждает кандидат, на которого серьезно не смотрели ни республиканцы, ни рабочие. Побеждает Луи Шарль Наполеон, племянник первого Наполеона. Сын его брата. За него проголосовало семь с чем-то из девяти миллионов избирателей.

Итак, первым президентом Франции становится Наполеон Третий.
Третий - потому, что был краткий момент в истории, когда номинально власть была у малыша - сына Наполеона Первого.

Продолже сле

#  Rip van Winkle » 05 сен 2020 13:09

По поводу восстановления Бурбонов - Александр очень не хотел этого. Есть такая книжка: "1814. Царь в Париже". - там об этом многое сказано. Да и Людовик вовсе не скрывал своего отношения к тому, что ему какие-то там конституции навязывают. Вот большая цитата:
"1 мая в четыре часа пополудни Александр в сопровождении генерала Чернышева прибыл в Компьен под восторженные приветствия толпы. Его карета была попросту «запряжена шестеркой почтовых, ехала в сопровождении офицеров Национальной гвардии и нескольких гусаров. (…) Этот государь пожелал эскорт из одних французов». Когда царь приехал, на крыльце Компьенского дворца его встречал принц де Конде, а затем его провели к королю, встретившему его лично. Два монарха расцеловались и заперлись в салоне-будуаре старинных апартаментов королевы Марии-Антуанетты. Александр I ожидал, что король выразит ему благодарность за помощь и за самопожертвование русских солдат, но Людовик XVIII не без некоторой снисходительности дал ему понять, что, будучи наследником самой древней королевской династии в Европе, он ничем не обязан наследнику Романовых. Беседуя с королем, Александр снова выступил в поддержку Конституции и монархии, которая не будет ни абсолютной, ни основывающейся на божественном праве: «Божественное право больше не имеет силы Для Франции. (…) Датируйте Ваше правление с того дня, когда Вас провозгласят королем, Вы не сможете уничтожить историю». Следуя этой же логике, он снова попросил короля сохранить трехцветную французскую кокарду «символ двадцати пяти лет славы». Но несмотря на все его увещевания, Людовик XVIII оставался бесстрастным и неприступным, не желая, чтобы другой монарх, пусть даже и участник коалиции, диктовал ему, что делать.
К этим разногласиям добавились и совершенно неожиданные унижения, разозлившие Александра и заставившие его вернуться в Париж сразу по окончании ужина. Хотя по натуре своей русский царь был человеком благодушным, его разгневало местонахождение отведенных ему апартаментов — в самой глубине дворца — а также их скромность:
«Его провели через трое или четверо [апартаментов], роскошно обставленных и находящихся на одном уровне. Ему объяснили, что они предназначаются для Месье [графа д’Артуа], для господина герцога Ангулемского, для господина герцога Беррийского, никого из которых во дворце не было. Затем ему устроили самое настоящее путешествие по коридорам и потайным лестницам, и остановились у маленькой дверцы, которая вела в очень скромное помещение: это была комната коменданта зам89 Первоначально предполагалось, что он пробудет в Компьене двадцать четыре часа.
ка, совсем не входившая в число больших апартаментов».
Поццо ди Борго, присутствовавший при этой сцене, «был как на иголках; при каждом повороте коридора он видел, как растет его [царя] справедливое недовольство». Кроме того, ужин, на котором присутствовало около тридцати тщательно отобранных гостей, но имевший при этом характер официального и публичного приема, поскольку толпа получила дозволение ходить вокруг стола, привел к новым унижениям в адрес царя. Следуя традиционному монархическому этикету, Людовик XVIII первым вошел в Большую обеденную залу, и обслужили его там тоже первым, и сидел он в просторном кресле, в то время, как его сотрапезники, в том числе и русский царь, всего лишь «представитель младшей ветви Голштинской династии», и наследный принц Швеции Карл Юхан, получили обычные стулья! «Ни слова благодарности или доверия не сошло с уст короля или Мадам [герцогини Ангулемской]» по отношению к русскому царю. «Более того, он не услышал ни одной любезной фразы».
После этого Александр в узком кругу неоднократно сетовал на отношение к нему короля Франции, замечая, что «можно подумать, что это он вернул мне мой трон. Его прием для меня был все равно, как если бы мне на голову опрокинули ведро ледяной воды». Он высказал свое разочарование Гортензии де Богарне:
«Я только что приехал из Компьена. Вы видите, я печален. Я люблю Францию: я желал бы ее счастья, и я сильно опасаюсь, что эта семья Бурбонов не способна составить это счастье. Король показал мне свою прокламацию. Он ее датирует девятнадцатым годом своего правления. Я посоветовал ему убрать эту дату, но не похоже, чтобы он был расположен следовать моему совету. Я предвижу, что он заденет интересы многих людей. Это не подойдет Франции. Мне это печально, потому что мне кажется, что это дело моих рук».
С другой стороны, а кто ещё оставался? "Никаких Бонапартов во Франции" - это была принципиальнейшая позиция Александра. Про восстановление Республики он мог разве что Лагарпу в Швейцарию писать. Вся Европа понимала, что это совершенно немыслимо.
Был ещё тот самый Карл-Юхан, он же Жан-Батист Бернадотт:). Но его, с его шведами, то ли устранили из Главной Квартиры союзников на северный участок, то ли он сам не очень торопился, под лозунгом, что ему нежелательно убивать французов. (Под Лейпцигом его это почему-то не смущало). Да и, Лен, что это был бы за нежизнеспособный уродец - Франция, Швеция и Норвегия под одной короной?:)
Вот и получился король Людовик.. Император сделал всё, что мог - прислал ему дюка в премьеры, но этого было мало для порядка:).

#  Rip van Winkle » 04 сен 2020 17:44

terpila,
Талейран в Вене возник практически сразу и сразу же принялся вставлять палки в колёса:). Давайте, говорит, все вопросы на весь конгресс выносить.. - Да вы с ума сошли! - А, если нет, почему четверо победителей всё решают, давайте хоть впятером для приличия. Пустили на свою голову:). Потом, там же он легитимизм придумал. Вот Бонапарт был незаконен, а к Людовику Восемнадцатому какие претензии? Всё должно быть по закону...
Там-то в Вене он свою репутацию великого дипломата и заработал, потому что раньше, при Наполеоне, имея Великую Армию за спиной, все дипломатические проблемы решались наилучшим образом, оставалось только брать взятки с германских князей:).

#  terpila » 03 сен 2020 19:30

На баррикадах 1830 года вспоминают Наполеона и кричат :”Республика, республика…”
Но этот крик заглушают доводы : “Ага. Республика… Щазз… Сейчас каак набегут войска Венского Конгресса - мало не покажется…”

Довод принимается во внимание и революция 1830 года выдвигает новый проект: “Даешь либеральную монархию!” Дескать, у нас есть классный мужик - Луи-Филипп. Это готовый король - гражданин! Король -гражданин! Давай делать его королем!
А Луи-Филипп и рад стараться. Более того, на своих публичных выступлениях он смело укутывается в республиканский триколор.
“Король-гражданин”. “Руа ситюэн”, понимашь.

Конгресс- Концерт опять в тяжелом положении. Во Франции допустили революцию? Революции - запрещены! Это нарушение! Системы, баланса, идеологии…
А с другой стороны, а чё случилось? Ну выбрали себе короля… Ну, бывает… Не войной же их накрывать за это...
А потом это Франция! Франция остается Францией. На нее все смотрят. По Парижу гуляет вся Европа. Неее, грубо с Францией нельзя.
Жесткая идеология Венского Конгресса начинает трескаться. Она будет еще трескаться, и каждый раз из-за Франции.
Да и другие проблемы обозначают себя. Франция - ориентир для многих. На дыбы встает Бельгия, жаждущая независимости, желающая отсоединиться от надоевших Нидерландов. И это опять нарушение Венской системы.
В 1831 году в Италии начинает проявляет высокую активность движение “Молодая Италия”, выступающая за объединение Никто ж не помнит уже слова “Италия”. Знают, что есть Пьемонт, Сардиния, Тоскана, Венеция, Сицилии… Настало время Италии, а не отдельных провинций. Провинции бурлят и восстают, не хуже, чем во Франции.
Но самое эпичное - это польское восстание. Это такое восстание в форме русско-польской войны. Это не лионские ткачи на баррикадах. В Польше полыхнуло очень серьезно, обширно, с воинскими частями. Неизвестно, чем бы это кончилось, если б не сам Николай Первый. В то время нельзя было найти европейского монарха, более преданного идеям Венского Конгресса, чем Николай Первый. Он пришел к власти, когда случились декабристы и все революционное ненавидел лично, а не для только для баланса европейского порядка. Ненавидел, как нимфетка пауков.Польша была приведена в порядок, но на это понадобились политическая воля, силы и время.
Николай с самого начала французских событий занимал жесткую позицию и говорил: “Ребята, надо идти Францию наказывать. Показательно. С Пруссией, с Австрией договариваться и наказать… Они ж опять за свою революцию взялись, они опять делают ЭТО”.
Но у Николая Польша, другие дела. Надо туда войска слать, сюда войска…
Короче, Франции революция 1830 года сошла с рук. Как? Такое стечение обстоятельств. В известном роде - удалась.
Понятно, что если б стали побеждать идеи Республики, то коалиция все ж собралась бы и задушила. Но “либеральная монархия” как-то прошла.

Она меньше “прошла” в самой Франции. Люди гибли на баррикадах и получили еще одного короля? Это устраивало далеко не всех. Буржуазная часть общества больше говорила:” Король - гражданин”, а работяги и крестьяне говорили” Король - груша”, намекая на форму лица Луи-Филиппа.

Ну и разумеется, новых выступлений долго ждать не пришлось. Если не Париж, то Тулуза, если не Тулуза , то Лион.
Вообще в то десятилетие в Европе количество бунтов и революций - зашкаливало. Если собрать все-все, то , наверное, ни дня без бунта. И Франция в лидерах. Появляются террористические организации, что-то где-то все время поджигается и горит, на Луи-Филиппа было семь только зафиксированных покушений. Возбужденные люди по поводам и без оных бунтуют и лезут на баррикады. Неудачно изменили ценообразование на хлеб? Булочники строят свои булочные баррикады.
Чуть что - француз идет на баррикады. Постоянно все бурлит, бунтует, возбуждается.

Да. И в Алжире восстание. Абд аль-Кадр бунтует против французов и уже начинает их сметать достаточно эффективно. Французов приходуют и на внешне-политическом фронте.

И тут Луи-Филипп ( или его штаб) придумывает интересную штуку. Они придумывают “Иностранный Легион”. “Французский Иностранный Легион” был создан, как часть колониальных войск Франции и в общем - под решение алжирского вопроса.
И еще монархия надеялась, что с его помощью можно будет подразгрузить страну от политически активных маргиналов и криминалов. В Легион можно было записаться, не называя своего имени. Отслуживший в Легионе освобождался от судебного преследования за прошлые противоправные деяния. И еще для записи в Легион можно было не быть французом.
Позже - “Иностранный Легион” успешно поучаствует во многих колониальных приобретениях Франции.

Французы политизируются. Если можно проследить генезис современного понятия “диванный аналитик”, то он начался в Париже в тридцатых годах 19 века. Крайняя политизация общества - это такой французский феномен 19 века.
В Париже и раньше были такие кафе-клубы, куда люди приходили обсудить политические новости. Пожалуй, эти кафе сыграли свою роль в Великой Французской Революции. Но тогда эти в этих кафе обитали все же элитарные тусовки, аристократические. Теперь такие кафе-клубы на каждом шагу и плодятся, как кошки. И политические вопросы обсуждают все. К 1789 году в Париже было 20 типографий и казалось, что это чудовищно много.
Теперь в Париже 80 только зарегистрированных типографий и примерно столько же подпольно печатают политический самиздат. Только в одном Париже выходит 137 газет. Газеты сопровождают все.

Гоголь, остановившийся в те времена в Париже, писал:”… Здесь все -политика. В каждом переулке или переулочке библиотека с журналами. Остановишься на улице чистить сапоги - тебе суют журнал. В нужнике - суют журнал…”

Французские врачи всерьез обеспокоены “политоманией” и обсуждают её, как диагноз. Речь идет о людях, которые ищут и ищут новые заголовки, хотят быть “в курсе”. Палестина, Балканы, Турция - все это представляется страшно важным. Люди считают себя специалистами в политике и не могут отцепиться от этой привычки.

Газеты изобретают такой жанр, как “резюме”, который порождает феномен “карманной начитанности”. Газеты печатают “резюме” истории Римской Империи, Крестовых походов. Раньше эти знания были доступны только в серьезных книгах или в Университетах. Теперь они доступны в газетах. Это нравится людям, которые раньше ничего такого не знали и не могли знать. За утренним кофе обсуждают не особенности вчерашнего пищеварения, а особенности осады Эдессы, опубликованные в свежей газете. Эти исторические “резюме” люди читают запоем. Просвещенная часть общества это презирает и называет “карманной начитанностью”.

Стендаль тогда писал:”Француз придерживается того мнения, что и газета, которую он читает последние полгода.”

Еще тогда какой-то гений придумал печатать в газетах романы с продолжением из номера в номер. После этого уже всем французам без газет - стало совсем невозможно. А тиражи газет с романами взлетают до небес.

На улицах стали появляться киоски для чтения. Человек платит и заходит в такой киоск, где лежат подшивки газет и журналов. И читает там. В такой киоск можно купить абонемент. Тогда там можно брать газеты, читать дома или в кафе, потом возвращать.

Появляется рынок вчерашних газет для тех, кто по каким-то причинам не успел прочесть свою любимую периодику в свежем виде. Или для экономных. Стоят вчерашние газеты дешевле.

В Париже были и более серьезные интеллектуальные среды. Сен-Симон уже написал свой тезис “Каждому по потребностям, от каждого - по труду.”
В Париже живут, например, Гейне, Лист, Шопен, Мицкевич. А наезжают - просто все. Вся интеллектуальная и творческая элита Европы - в Париже. Тот бурлящий Париж нельзя не посетить. В Париже работает первый анархист Прудон с его знаменитым “Собственность - есть кража. В Париж приезжает Бакунин рассказывать о ненужности государства. Приезжает Герцен.
А позже, в 1843 году именно в Париже, в кафе знакомятся Маркс и Энгельс.

Вот такой Париж. Интеллектуальная столица Европы. Доктрины, рожденные в парижских кафе сегодня изучают студенты в Университетах.

Еще во Франции растет и процветает национализм. Нет, французский национализм - не новость, он был и в 18 веке. Но он постепенно меняет свое содержание. В 18 веке нация понималась французами, скорее, как “земляк”. В 19 веке многое меняется. Простой люд отказывает аристократии в праве быть настоящими французами. Он - француз? Он слушает Вивальди, я - песни на площади. Он одевается иначе, иначе ест. Мы даже говорим немного на разных языках. Какой он француз? Это я - француз! А с тем меня ничего не связывает.
Здесь свою роль играет “карманная начитанность”. Люди узнают факты из своей истории, обсуждают Хлодвига и читают “Песнь о Роланде”, узнают о Капетингах, Меровингах. Ранее неизвестные факты становятся ключевыми моментами национальной истории.
Вот, кто жил во Франции? Галло-римляне. Кельтско -романское население. А потом что? Потом пришли франки и их завоевали. Вот аристократия - это потомки франков. Однозначно. А народ, как был галлами, так и остался. И вообще Францию надо переименовать в Галлию. Ох, недаром мы во время революций жмём аристократию! Возрождается знаменитый символ - галльский петух, который сейчас на значках, майках, спортивной форме.

Францию захватывает романтизм. Чувства, чувства, победа одиноких героев над врагами. Дюма, Гюго… В 19 веке Нотр-Дам стоял разрушающимся сараем. После романа Гюго его все “увидели” и кинулись ремонтировать и восстанавливать на собранные народом, деньги. “Собор Парижской Богоматери” породил национальный интерес к архитектуре и положил начало почти современному туризму. Га! Вот в Реймсе есть почти такой же Собор! Его тоже надо восстановить. До этого никому, кроме специалистов, и в голову не приходило куда-то ехать, чтоб посмотреть на здание. Ездили учиться, в паломничество, дела делать, лечиться…

Продолже сле

#  terpila » 02 сен 2020 05:06

Франция после Наполеона.

Отгрохотали Наполеоновские войны. В которых сложили головы от трех до трех с половиной миллионов человек. Итак, апрель 1814 года. Коалиция антифранцузских войск входит в Париж.
И с собой они привезли, практически в чемодане, нового короля - Людовика 18-го, брата казненного Людовика 16-го.
Европа в шоке. Двадцать пять лет! Двадцать пять гребаных лет! Европа грохотала, воевала, бушевала, убивала. А зачем? Зачем все это было?
Разумеется, восстанавливается флаг Бурбонов. Никаких республиканских триколоров! Категорически!

Самое важное. В Вене, как наиболее пострадавшей от французов, собирается Венский Конгресс.
Вроде: “ Давайте сейчас сядем за стол… И поделим… Весь мир…” Появляется метафора: “Венский Концерт” или “Пентархия”. Концерт - это значит, что европейские страны исполняют свои партии, свои мелодии, но в общем произведении, где каждый дополняет другого. А еще в концерте есть ведущие, главные исполнители. Это пять стран: Великобритания, Россия, Пруссия, Австрия и Франция.
Почему Франция? Нуууу, потому что все-таки не хотят обижать. Ну, не свезло ребятам: революция у них случилась. И вообще, если их обделить - может нехорошо выйти. Их сейчас успокаивать, а не возбуждать надо.

Конечно, Францию заставляют отдать все завоеванные территории. Но с другой стороны - ей возвращают все её колонии, потерянные в морских сражениях. Точнее, договорились - отдать все. А на деле парочка колоний по ходу возврата потерялась в широких английских карманах.
Англия как заняла Тобаго и Сент-Люсию, так и не вернула. Вопреки договорённостям. Но это мелочи. Главное - Концерт.
По ходу Концерта Бельгию насильно присоединяют к Нидерландам, а за Швейцарией навсегда закрепляют статус нейтралитета.

Замыслов сильно наказывать Францию пока нет. Ну не повезло им. Пусть живут себе.

Дело в том, что у Конгресса-Концерта чуть другие задачи. Это недопущение революций и борьба с революциями. Вот Наполеон отменил Священную Римскую Империю. Теперь вместо нее создается Германский Союз.
Все эти решения, все организационные усилия нужны для подавления грядущих революций.
Ведь все видели, к чему они приводят. Если где-то революция - то все участники Конгресса- Концерта должны немедленно собираться и давить эту штуку в зародыше всеми доступными методами.

Пока участники Концерта- Конгресса делили мир и мечтали о победах над всеми революциями, во Францию вдруг вернулся Наполеон. И Франция в едином порыве покаянно стукнула лбом об пол и присягнула своему бывшему Императору.

Как известно, Наполеон пробыл во Франции сто дней. И основным результатом его возвращения стал истерический испуг членов Конгресса- Концерта.
Испуг был настолько конкретным, что Конгресс- Концерт решил поменять подход к Франции с мягкого и сочувствующего на более жестяной.
Было решено оставить во Франции 150 тысячный контингент коалиционных войск. На всякий случай. Во избежание. А содержание контингента возложить на Францию.
На Францию накладывают кое-какую контрибуцию и обязывают вернуть награбленные ценности.

А еще получается, что в 1815 году во Франции опять происходит реставрация Бурбонов после ста дней Наполеона. Но происходит она уже с массовыми репрессиями и элементами гражданской войны. Считается, что бонапартисты - хуже революционеров. Во Франции идут расстрелы бонапартистов и сочувствующих. Был расстрелян знаменитый маршал Ней. И упаси Бог, если кто-то донесет на людей, что они прячут дома триколор.
Власти изо всех сил воспитывают население Франции, чтобы оно четко уяснило, что поддерживать Наполеона - это нехорошо.

А на внешнеполитической арене опять появляется Талейран. Как без него? Он начинает сепаратные переговоры с Англией. Типа: “ Англия, проснись! Ты что не видишь, что Россия усилилась так, что она нас всех просто сожрёт? Ты что, не видишь, что Германия, как оккупировала Саксонию, так и не думает уходить? Это все для тебя плохо кончится, поэтому срочно давай дружить реально…”

Ближайшая внешнеполитическая задача Франции развалить это европейский Концерт, который ей, Франции, нафиг не нужен. Естественно, при сохранении частичной, демонстративной верности общим задачам.
Например, когда в 1823 году в Испании разгорелась революция, Франция первая, теряя на бегу тапки, ринулась с войсками подавлять, подавлять.

А что внутри Франции? Она очень реакционна. Бонапартистов била, бьет и будет бить. Но в любом случае 25 лет ее революции даром не прошли. Некоторые вещи просто нельзя повернуть назад. Франция по-прежнему, фактически управляется по “Кодексу Наполеона”. Отменены провинции, введены департаменты. Сбор налогов и организация образования осуществляются по “Кодексу Наполеона”. Да, Король отменяет Конституцию. Но при этом дарит ( Дарит!) народу “Хартию”, где эта Конституция фактически и прописана. Прописан основной ряд гражданских свобод и избираемый парламент. Правда, под высочайшим цензом. Ценз выкатили такой, что для того, чтобы иметь право выставить свою кандидатуру надо заплатить сумму, равную примерно трем-четырем годовым зарплатам городского учителя. А чтобы иметь право голосовать надо заплатить одну годовую зарплату учителя. Это, конечно, не совсем такие выборы, о которых мечталось, но кое-что.
Из примерно 30 миллионов населения Франции выбирать парламент могут тысяч 80 -90. Это не Республика, но и не абсолютная монархия.
На юге Франции по традиции время от времени вспыхивают бунты : “ Долой Бурбонов, роялистов и попов”, но с ними справляются.
Но можно сказать, что темпераментные силы Франции относительно терпеливо переносят реакцию, ждут конца Людовика, надеясь, что Бурбоны сами собой закончатся.
Но в 1824 году на престол садится Карл 10ый, и с ним приходит реакция, какая надо реакция.
Людовик 18 видел революцию, был пуганый ею и в принципе чувствовал границы, за которые опасно заходить. Карл ничего такого не понимал. Он, например, объявил, что земельной аристократии, потерявшей земли во время революции 1789 года надо компенсировать потери.
Не, земли уже не вернуть, настолько назад процессы не обратить, но вот деньги надо выплатить.
Откуда? Из собранных налогов, разумеется.
При Наполеоне собиралось четыре вида налогов с достаточно прозрачной социальной и государственной нацеленностью . А тут Карл говорит: “Знаете, ребята, вы за свои налоги нифига не получите, я их отдам за события 35-летней давности. Миллиард франков отдам.”
Не надо быть семи пядей во лбу, чтоб понять, что парень столетия попутал. Эти Бурбоны и так уже были никому не нужны. А тут такая выходка. В 19 веке уже так нельзя. Тем более, во Франции. Что это? “Божественное право Короля”? Но в “Хартии” прописано, что источником легитимности является народ.
Очевидно, что следующая революция была неизбежна. Франция кипела и ждала удобного момента.
А между тем, французская монархия просила у Конгресса-Концерта кусочек Алжира за хорошее поведение: “ Бонапартистов - давим, карбонариев -давим, Испанию - давим! Отрежьте, пожалуйста. Мы видим - вы тут делите….”
Надо сказать, что за время реставрации Бурбонов Франция здорово просела в своих экономических и политических компонентах.
Главным победителем в наполеоновских войнах - была Британия. Было время паровых машин и угля. Уголь у Британии был свой. Британия взлетала в своей мощи. Она покупала хлопок в Америке, делала ткани и продавала по всему миру ткани и одежду. У нее начала работать Австралия. Да и другие колонии по всему миру. Пока все воевали, она подкатила к Индии.
Франция стала
слабее не только Британии, но и Пруссии. Что есть позор. У нее слабее производство, у нее плохие железные дороги, у нее слабее флот.
У Франции остались сильными только умы. Наследие Эпохи Просвещения, мыслители, ученые, творцы - это все во Франции осталось.
Во Франции остались романтики. И многие из них едут воевать в Грецию, помогать ей в войне за независимость, мотивируясь реально- буквально образами : Ах, Афины, ах Парфенон… Это же Греция… Античность и колыбель…” Французы ехали умирать в Грецию и умирали там. А вот те, кто не умер, хорошо овладели методами и техниками повстанческой войны.

В 1930 году во Франции - выборы. Видать, Бурбоны так всех достали, что 90 тысяч самых богатых людей страны, которые по идее должны были быть ассоциированы с монархией, не проголосовали за королевскую партию. Королевская партия проиграла. Монархия стала отвечать закручиванием гаек.
Картина Делакруа “Свобода на баррикадах” это не про 1789 год. Это про революцию 1830 года.

Ну и важное. Во время революции 1789 года был так называемый “третье сословие”, куда дружно входили все - рабочие и бизнесмены, крестьяне, юристы, ученые, торговцы и художники.
В 1830 году эти люди уже не были едины. Крестьяне стояли стороной, эта революция была в основном, делом “городских”. Среди городских у предпринимателей и работяг уже проявлялись разнонаправленные интересы. Вообще десятые -двадцатые годы - это время “луддитов”, разбивающих и уничтожающих промышленные станки и машины. “Луддиты” были не только в Англии, но и во Франции.
Крестьянин всегда мог прокормить себя сам. Но индустриализация идет, все больше людей выдергивается из крестьянской среды.Рабочий без работы в городе умирал с голоду.
В городе работа была благом. Спасением. С 16-часовым рабочим днем, некомпенсируемым травматизмом и убивающими условиями труда. Но и за такую работу держались всеми возможными способами. Вплоть до уничтожения промышленных машин. Рабочие и буржуазия хотят разного.

В это время пишет свои труды Сен-Симон. Его идеи - это фактически ранний социализм. Он пишет о социальной ответственности богатых перед бедными, он пишет о необходимости фундаментального права на труд.
Будущие классовые теории фактически выросли из французской революции.

Продолже сле

#  terpila » 22 авг 2020 05:41

Душа.

Душа у древних египтян - категория не менее сложная для современного понимания, чем “Ка”. Древнеегипетская душа является родственницей нашей души, обозначаемой греческим словом “психо”, но очень дальней. Нет в нашей гуманитарии эквивалента египетского понимания души.
Но надо заметить, что и в христианском богословии, которому две тысячи лет, нет единого понимания сути души. Богословы едины только в одном: в момент смерти душа покидает тело, в момент воскресения они соединяются. Во всем остальном есть разногласия.
У христиан душа - это дух, дыхание, то, без чего жить нельзя, но легкое, воздушное.
У египтян душа - “Ба” тоже связана с воздухом, но пожалуй, больше своим написанием. Иероглиф “Ба” - это птица.
У совсем древних египтян иероглиф “ Ба” был немного похож на аиста. Позже у птицы ноги стали короче, а голова стала человеческой, с прописанным лицом, дающим указание на индивидуальность “Ба”.

Смысл египетской “ Ба” - это не воздушность. Это- сила. Или даже силы. С легким принудительным оттенком. Душа египтянина “Ба” - это его личностные силы. Египтянин даже рождается дважды: первый раз биологически, а второй раз по-настоящему, когда из его сердца рождается яйцо ( привет птице) с его “Ба”. Только после второго рождения новорожденный египтянин становится человеком. Египтянином.

Силы “ Ба” - это силы личности и тела. Если жизнь человека приближается, соответствует его “Ка”, находится в гармонии с “Ка”, то силы умножаются. Если жизнь противоречит “Ка”, то силы уменьшаются, тело болеет, личность слабеет.

Место обитания “Ба” - это кровь. Душа египтянина живет в крови. Кровь - это такая жизненная энергетическая сущность с божественным личностным наполнением.

Кровь и сегодня во многих религиях - сакральная сущность. Например, у евреев м мусульман забитое животное должно быть специальным образом обескровлено и только потом его можно употреблять в пищу. Кровь - слишком таинственная субстанция, чтобы запихивать ее в свою пищеварительную систему.


В древнем Египте, как и у нас, душа “Ба” была любимой темой литературы. Среди сохранившегося есть знаменитый “ Диалог Разочарованного со своей “Ба”. Его литературную обработку делали многие авторы, в том числе и Анна Ахматова. Сюжет таков: человек, разочарованный в жизни, хочет умереть и умоляет свою “Ба” не оставлять его. “Ба отвечает, что не оставит его при условии, что он перестанет сам приближать свою смерть.
Диалоги души и тела были очень популярной темы в литературе Византии. Да и в современной литературе их достаточно.
Но первыми были египтяне.

“ Ба” египтянина бессмертна. В саркофагах, вырубленных в горах, для “Ба” делали специальные окошки, через которые душа могла улететь.

Сердце.
“Ка” и “Ба” - божественные сущности и неподсудны на страшном суде. А что судят на страшном суде? Судят волю египтянина. Именно воля определяет насколько человек будет близок к своему “Ка” и как он воспользуется силами своей “Ба”.
А место обитания воли - это сердце. Точнее, одно из двух сердец египтянина. Египтяне имели два понимания сердца. Первое сердце - это “Иб”. Обозначающий его иероглиф - это буквально изображение сердца с артериями. Второе сердце - это “Хати”. Обозначающий иероглиф - это силуэт льва и маленькое сердце.
Смысл “Хати” - это перед, грудь. Это место, где расположено сердце и его анатомическая суть и функции.
“Иб” - это место соединения божественного и плотского в личности человека. Это место обитания разума, воли, замыслов, помыслов и чувств и судьбы.

Именно “Иб” судилось на страшном суде путем взвешивания на весах “Маат” - истины. На одну чашу весов помещалось перо Маат, на вторую сердце “Иб”. Если сердце было равновесно перу или легче пера, значит, он чист и достоин вечной жизни.

Слово “Хати”, как грудь, имело частое бытовое употребление. Слово “Иб” не употреблялось всуе в силу его высокого значения. Но в употреблении были сложные слова - добросердечный, злосердие, простосердечный и прочее. Кстати, так поступали и греки в своем языке. Слово “кардиа” - сердце - редко употреблялось. Его заменяло слово “титос” - грудь.

“Иб” понималось египтянами как царь. Царь личности и организма. Царь человека. Найдены папирусы, где люди обращаются к своему “Иб” с формулами, предназначенными к произнесению при упоминании имени фараона: “ Да будет он жив, невредим и здрав”. Но царь может быть хорошим и плохим. И люди просят свое “Иб” о благости собственных поступков, воли и помыслов. Сердце - деятельный и волевой центр.
“Вложил Бог в сердце мое” - это практически мем не только в Египте, но и на всем переднем востоке. Но вложить может не только Бог, но и разрушительные силы. Отсюда и мольбы к своему “Иб” о благости. И благодарность “Иб” за хорошие советы.

Есть папирусы, где люди благодарят начальников за “помещение в их сердце намерений” сделать какие-то дела.
У египтян намерения что-то сделать помещаются не в голову, как у нас, а в сердце.

В книгах “Пирамид” и “Саркофагов” - сборников надписей на внутренних стенах пирамид и саркофагов найдено много молитв, прошений, обращенных к сердцу - “Иб”. Просят “Иб” поддержать покойного на страшном суде, помнить хорошее о нем, не забывать, что покойный не обижал вдов и сирот, не фальсифицировал гирьки при торговле, возвращал долги, не покушался на имущество соседей… Обо всем этом просят помнить свое сердце на суде. “Иб” просят быть не прокурором, а адвокатом.

В “Иб” живут и чувства. Вполне вечные, понятные сегодня. В “Иб” живет любовь. Плотская, романтическая, постоянная и не очень.
В “Иб” живет культ отца, бесконечное почтение к нему.

В структуре личности египтянина были еще сущности. Например, “Шуит” - тень. Весьма самостоятельная и почтенная сущность, имевшая возможность передвигаться и жить по своему усмотрению. В человеке она имела связь с душой - “Ба”. Или “Сехем” - сильная энергетическая сущность, отличная от “Ба”.
Ее перевод - это овладевание чем-либо. “Сехем” - это магические силы, которые могли проявляться в особенных личностях, оказавшихся достойными обладать такими силами.

Такими важными элементами человеческой личности, как “Ка”, Ба” и “Иб” ведали сыновья Гора - внуки Осириса.

Египетская антропология - бесконечная и глубокая. Сейчас есть египтологи, которые всю жизнь занимаются только категорией “Ка”. Или “Ба”. Такие египтологи с узкой специализацией.

И еще о категории “Маат”. Это интеграл из наших понятий истины, справедливости, порядка, гармонии, баланса.
“Маат”- часто употребляемое понятие в жизни древних египтян. Оно относилось и к личности, и к общественной жизни, и к политике.
На южной границе бегают племена черных и досаждают? Это не ”Маат”. Племена должны быть мертвы. Тогда будет “Маат”.
Человек взял камни с чужой каменоломни для построения своего саркофага? Не “Маат”. Камни надо вернуть.
Страшный суд над египтянином проходил в зоне “Маат” и его “Иб” взвешивалось на весах “ Маат”.
И он должен был произнести “ исповедь отрицания” из 42 пунктов по знаменитому папирусу Ани завершая её словами: “ Я чист, я чист, я чист.” Или из 34 пунктов по “Книге Мертвых”.

из папируса Ани

1 Я не совершал греха.
2 Я не занимался вооружённым разбоем.
3 Я не воровал.
4 Я не убивал мужчин и женщин.
5 Я не крал зерно.
6 Я не похищал приношения.
7 Я не покушался на предметы богов.
8 Я не лгал.
9 Я не чревоугодничал.
10 Я не произносил проклятия.
11 Я не прелюбодействовал.
12 Я не заставлял других плакать.
13 Я не ел сердца [то есть я не огорчался понапрасну или не чувствовал угрызений совести].
14 Я не бросался в драку.
15 Я не прибегал к хитрости и уловкам.
16 Я не присваивал обрабатываемых земель.
17 Я не подслушивал украдкой.
18 Я не клеветал [на человека]
19 Я не сердился без причины.
20 Я не покушался на чужую жену.
21 Я не покушался на чужую жену (повторяет предыдущее признание, но обращено другому богу).
22 Я не был неряхой.
23 Я не изводил никого.
24 Я не преступал [закона].
25 Я не гневался.
26 Я не закрывал уши от слов правды.
27 Я не порицал.
28 Я не был жесток.
29 Я не сеял вражду (не возмущал спокойствие).
30 Я не действовал (не судил) поспешно.
31 Я не лез не в своё дело.
32 Я не говорил многозначно.
33 Я не опозорил никого и не чинил зла.
34 Я не колдовал против фараона (не хулил фараона).
35 Я не мешал [потокам] воды.
36 Я не поднимал голос (не говорил высокомерно, или в гневе).
37 Я не богохульствовал.
38 Я не поддавался слепой ярости.
39 Я не крал хлеб у богов.
40 Я не уносил пироги khenfu, оставляемые духам умерших.
41 Я не вырывал хлеб у ребёнка, и не относился с презрением к богу моего города.
42 Я не убивал крупный рогатый скот, отведённый богу.

25 глава «Книги мёртвых»,
перевод с древнеегипетского М. А. Коростовцева
1 Я не чинил зла людям.
2 Я не нанёс ущерба скоту.
3 Я не совершил греха в месте Истины. <…>
4 Я не творил дурного. <…>
5 Имя моё не коснулось слуха кормчего священной ладьи.
6 Я не кощунствовал.
7 Я не поднимал руку на слабого.
8 Я не делал мерзкого пред богами.
9 Я не угнетал раба пред лицом его господина.
10 Я не был причиною недуга.
11 Я не был причиною слёз.
12 Я не убивал.
13 Я не приказывал убивать.
14 Я никому не причинял страданий.
15 Я не истощал припасы в храмах.
16 Я не портил хлебы богов.
17 Я не присваивал хлебы умерших.
18 Я не совершал прелюбодеяния.
19 Я не сквернословил.
20 Я не прибавлял к мере веса и не убавлял от неё.
21 Я не убавлял от аруры [древнеегипетская мера площади — 0,2 га].
22 Я не обманывал и на пол-аруры.
23 Я не давил на гирю.
24 Я не плутовал с отвесом.
25 Я не отнимал молока от уст детей.
26 Я не сгонял овец и коз с пастбища их.
27 Я не ловил в силки птицу богов.
28 Я не ловил рыбу богов в прудах её.
29 Я не останавливал воду в пору её.
30 Я не преграждал путь бегущей воде.
31 Я не гасил жертвенного огня в час его.
32 Я не пропускал дней мясных жертвоприношений.
33 Я не распугивал стада в имениях бога.
34 Я не чинил препятствий богу в его выходе.
Я чист, я чист, я чист, я чист!

#  Rip van Winkle » 21 авг 2020 10:54

"Своими играми и криками молодые боги тревожат покой Апсу. Последний жалуется Тиамат: «Их поведение невыносимо. Я не могу ни отдохнуть днём, ни спать ночью. Я хочу их уничтожить, чтобы положить конец их возне. И да воцарится у нас тишина, чтобы мы могли (наконец) поспать!» "

#  terpila » 08 авг 2020 15:24

Структура человеческой личности в понимании древних египтян.

Этим гуманитарным конструкциям примерно пять тысяч лет. И они составляют совсем крошечную часть огромной древнеегипетской религии и этики.

ПЯТЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ НАЗАД! Для многих сейчас и Первая Мировая - это глубокая древность.
Хочется набраться окаянства и призвать, попросить прочитавших обалдеть, восхититься, удивиться глубиной проделанной умственной работы, проделанной так давно, что вообразить сложно.
Даже в таком грубом изложении.

Египет, пожалуй, самая удивительная из фундаментальных древних цивилизаций.

Во-первых, она самая продолжительная. Три тысячи лет в рамках одной культурной традиции не было ни у кого. Даже у китайцев. Время поработать и подумать у них было.

Во-вторых, создавая свою мощнейшую фундаментальную гуманитарию, они ничего не выбрасывали из сделанного. Только складывали. Только наращивали и соединяли. По нашим меркам, иногда соединяли несоединимое. Но египтяне не гнались за внешней логикой. Нет, там, конечно, были разрушители гробниц и любители стирать надписи на стелах. Но в пространстве идей они ничего не теряли. Например, мы можем не понимать, как это так, что Сет одновременно утопил Осириса в гробу, и в то же время разрезал его на части и разбросал по миру. Египтян не смущают наши непонималки. У них это все существует одновременно, восходя в сложные, непротиворечивые эсхатологические продолжения.
Египтяне сделали так много, что, если специально постараться, большинство современных религий в своих основных догматах, могут быть рассмотрены, как сумма изъятий из того, что сделали египтяне.

В-третьих. Вот в Греции Боги постоянно дрались между собой. Египетские Боги жили мирно, совместно делая свои дела. Сейчас современные египтологи даже тихо намекают на то, что в пределе египетская религия была монотеистической. Дескать, все их многочисленные божества - это только частные проявления одного Создателя. Только в специфическом, египетском выражении.

В- четвертых. Современный христианин подчас формально произносит слова молитвы: “ Отче наш…” Для египтянина родственные отношения с божеством были краеугольным камнем его религии и социологии. Краеугольным камнем самоопределения. Египтянин полагал себя божественным существом, физически несущем в себе физическую часть Бога, практически Богом. Египтянин после смерти, суда и физического воскресения “возвращался в семью”, к истокам. К своим. Становился на свое место, становился частью Осириса.
В связи с этим египтяне полагали весь неегипетский мир - внечеловеческим, можно сказать - животным. Ну и, разумеется, считали, что для любого неегиптянина самым большим счастьем было попасть в Египет, например, в качестве раба. Приобщиться к величию.

В - пятых. Ну и кто такие египтяне. “ Египтянин - это тот, кто пьет воду из Нила” -Геродот.


Итак. Элементы древней египетской антропологии.


1. Центральное место в личности человека, как его понимали египтяне, занимает понятие “Ка”.
Ближайший перевод слова “Ка” - это “суть”. Суть вещи, суть человека.
Проблема в том, что в нашей гуманитарии нет прямого аналога понятия “Ка”, как сути человека в понимании египтян.
“Ка” - это идея сути человека. А мы здорово испорчены античными греками, вечно стремившимися проникнуть в самые общие законы мироздания. Для нас идея очень абстрактна. Идея “Ка” глубоко конкретна. “ Ка” - это идея, суть каждого человека. Она появляется в момент зачатия человека и существует вечно и свободно. Если угодно - в архиве вечности. “Ка” - это энергетическая и самостоятельная сущность. “Ка” может помогать человеку, видя его стремление жить по своему “Ка” и даже добавить земных лет жизни, или наоборот отвергать его, наблюдая его порочное существование.
У самых древних египтян для написания понятия “Ка” человека, использовался иероглиф, изображающий половой член. У египтян это не было ни срамотой, ни порнографией. Этот иероглиф просто обозначал момент рождения сути человека, его идеи.
Позже для изображения идеи человека, его “Ка”, стали использовать рисунок поднятых вверх, рук. Современные богословы трактуют это изображение, как молитвенный жест. Жест, обозначающий мольбу человека, просящего силы, чтобы как можно теснее приблизиться к своему “Ка”, к своей индивидуальной сути.
А современные философы говорят, что этот иероглиф обозначает движение вверх, к своему “Ка”.
Египтологи полагают, что это защитный иероглиф.
“ Ка” - это всегда свое собственное “Ка”. Даже у Богов. Просто у Богов может быть несколько “Ка”, а у людей всегда единственное “Ка”.

Боги не могут же только сами знать, делать и отвечать за содеянное во всем тварном мире. Им нужны помощники. Можно сказать - агенты. Агенты - это люди. Так вот “Ка” - это агентское задание каждого человека, выдаваемое ему в момент зачатия. С подробно прописанной сутью задания, этикой исполнения, границами дозволенного в действиях, перечнем недозволенного, описанием санкций за нарушения и достаточной свободой исполнения. Такое немножко вечно живое задание, контролирующее исполнение поощрениями и наказаниями.

В Египте человек мог молиться своему “Ка”. Просить поддержать, наставить, дать сил и даже любить.

А еще “Ка” связано с памятью живых людей. Вот, например, ни с того, ни с сего приходит вам в голову имя “Мубарак”. Это значит, что где-то рядом ошивается его “Ка”.
Египтяне еще пять тысяч лет назад знали, что человек жив, пока его помнят. В том числе для этого египтяне приносили к захоронениям своих предков еду и одежду. В том числе для этого строили максимально роскошные по своим возможностям, места захоронений.

Вообще, если человек сегодня сталкивается в исповедуемой религии с каким-то обрядом, традицией или устойчивым суеверием, которые ему непонятны, и разъяснения конфессионального иерарха не представляются убедительными, то надо топать к египтологу, тот понятно растолкует откуда что берется.

Египетской цивилизации сегодня нет. Но то, что было ею сотворено, присутствует, живет в нас намного глубже и шире, чем можно себе представить. Фундаментальная цивилизация была.

2. Имя человека.
Древний египтянин решительно бы не согласился с русской поговоркой “ Хоть горшком назови, только в печку не ставь.” Если имя “горшок”, то надо именно ставить печь и никак иначе.
А вот поговорку “ Назвался груздем - полезай в кузов” - безусловно одобрил бы. Имя - это не название и не кличка. Имя - это часть предвечной сути человека, возникающей либо в момент зачатия вместе с “Ка”, либо во время беременности матери. Но к моменту рождения имя уже определенно существовало. Родители не “называли” ребенка именем. Родители узнавали, как его зовут, выясняли его имя у высших сил. Так сказать, знакомились с ребенком. Имели честь быть представленными друг другу.

Сохранился папирус с легендой о том, что жена храмового служителя, беременная тремя мальчиками, никак не могла родить. Пришла Богиня Исида, переодетая простой женщиной и предложила отцу помочь жене в родах. Служитель согласился, посулил мешок с зерном. Исида подошла к женщине и сказала:” Не будь сильным в чреве матери твоей, несмотря на то, что тебя зовут “Сильный”. Не сопротивляйся.” И сыновья, легко родились один за другим.
Смысл в том, что Исида знала имена детей и назвала их, а родители не знали.


Иероглиф, обозначающий слово “имя” - “Рен” состоял из двух знаков: из изображения губ и волнистой линии рядом. Губы -это уста Бога. Волнистая линия - вечность.
“Рен” ( имя) получено из уст Бога. И это очень серьезно для жизни. “ Рен”, как и “Ка” - это предназначение, суть человека, полученные свыше. Задача человека - быть достойным своего имени, приближаться к его значению. В именах египтян присутствовали имена Богов или указание на какую-либо доблесть - силу, доброту, мудрость.
Разумеется, в жизни “Рен” категорически запрещено извращать уменьшительными, ласкательным или уничижительными формами. Египтянин первых династий оцепенел бы от ужаса, разобравшись с нашими “ Ивашка”, “Борюсик”, “Машенька”, “Юрец”, “Вовчик”.
О всяких никах, погонялах и кликухах египтянину и подумать было бы страшно.

Кое-что из египетских традиций по части значения “имени” перешло и к нам, в православие. Например, никто не будет святить икону, на которой лик не имеет надписанного имени, даже если всем понятно, кто изображен на иконе. Это запрещено.

А вообще, у всех людей, (не только у египтян) любая письменность начинала развиваться именно с начертания имени или имен.
Ну и русский язык: мы говорим “именно”, когда хотим подчеркнуть, что речь о конкретной сути.

А что будет происходить, если человек не достоин своего “Рен”? А что, если он даже преступник? Сохранились папирусы с описанием заседаний судов, где людей лишали их имени.
Это значит, что их лишали наименования их божественной сути. После этого они переставали существовать для общества и превращались в “никто”. И, конечно, лишались возможности пройти путь к посмертному суду и оказаться в вечности.
В особо тяжелых случаях суд мог дать человеку иное, “позорное” имя. Например, “Тот, кого ненавидит Ра”; “Слепой слуга”; “ Мерзость в Фивах”.

Когда правитель Египта, имея плохое отношение к своему предшественнику, стирал со стел и статуй его имя, то это означало, что предшественник исчезает из вечной жизни. Нет имени на земле - нет жизни в вечности.

Ну и “Книга Мертвых” подробно инструктировала живых, как не пропасть на пути к месту суда.
Ни в коем случае нельзя забыть свое имя. А на путях мертвых могут оказаться разные провокаторы и ситуации, заставляющие человека терять память. Нельзя идти у них на поводу. Нельзя забывать свое имя. Нет имени - нет человека. А еще нельзя сообщать свое имя существам, бродящим по путям мертвых. Тот, кто знает имя - уже связан с человеком и имеет влияние на него.

Продолже сле

#  terpila » 21 июл 2020 19:46

Риторика хунты в первые месяцы правления сводится к следующему. Все зло - от политики и политиканов. Мы освободим вас от этого вредного явления. Особенно - от “красных гуманоидов” ( цитата) - марксистов, коммунистов. Рабочий должен работать, строитель строить, портной шить, музыкант играть, студент - учиться. А мы будем этим управлять.
Заодно вводится жесточайшая цензура. СССР клянут, как центр мирового зла.


Пиночету звонит бывший президент Фрей и предлагает свои услуги. “Какой смешной” - рассказывает об этом Пиночет-
“Зачем он мне?”

Зато Пиночету нужен другой человек. Мигель Краснов - внучатый племянник Донского Атамана Краснова и сын генерала Вермахта Семена Краснова. Мигель Краснов - творческий, практический и инициативный соратник Пиночета по организации террора в первые месяцы после переворота.

Первые месяцы правления хунты - это еще не геноцид, но жуткий, кровавый, массовый террор. В застенки попадают преподаватели ВУЗов, журналисты, сотрудники государственных организаций - все, кого можно только заподозрить в сочувствии к режиму Альенде или коммунистам. Множество людей пропадает без вести.
Сотрудники радиостанции, передавшей последнее обращение Альенде, расстреляны в полном составе редакции.
Количество заключенных вырастает так, что стадион в Сантьяго превращен в тюрьму. Там людей пытают, убивают, насилуют, калечат. Иногда просто за чтение книг коммунистической направленности. С октября по декабрь через этот стадион-тюрьму прошло около сорока тысяч людей. Самым знаменитым замученным и убитым на этом стадионе стал сорокалетний Виктор Хара - поэт, композитор, певец, режиссер. Теперь стадион носит его имя. После его гибели о нем снимали фильмы, пели песни, ставили театральные постановки. Песни о нем писали Градский, Дин Рид, Визбор, “Песняры”.

А в начале 1974 года на этом стадионе должен был состояться стыковой матч “Чили - СССР” к ЧМ 1974. СССР заявляет, что его сборная не может играть на стадионе, пропитанном кровью заключенных. ФИФА отвечает, что не видит причин для отмены матча на этом стадионе. Советская сборная отказывается приезжать на матч. В результате в день матча на поле выходит сборная Чили, четверо игроков доводят мяч до ворот, забивают гол в пустые ворота. И на этом считается, что сборная Чили прошла на ЧМ.

А что Америка? Чилийские генералы, конечно, сообщили администрации Никсона о готовящемся перевороте 11 сентября.
Разумеется, этот переворот был в интересах США. Как минимум, свержение Альенде опять им возвращало в собственность медные рудники. Но штаты отказывают в практической помощи в перевороте, помня о позорище, в которое их ввергли чилийские вояки в 1970 году при попытке похищения генерала Шнайдера. И еще в штатах полным ходом идет расследование Уотергейта. Никсона отстраняют, его место временно занимает Форд, потом президентом становится Картер. Картер и его новая администрации подчеркнуто отстраняются от “грязных дел” предыдущей администрации, осуждают Пиночета и нарушение прав человека.
Но в США складывается почти шизоидная ситуация, впрочем, типичная для них. Картер осуждает Пиночета, а ЦРУ вполне себе действует по “методичкам”, разработанным при Никсоне.
Последующие расследования выявили факт так называемого “ каравана смерти”. Некий генерал Старк с сопровождающими на вертолетах облетели с севера на юг все места заключения в Чили. Там они проводили внесудебные допросы людей. “ Кто ты такой? Чем занимался до сентября?” И многих сами расстреливали. Точнее - они расстреляли 73 человека. Это были профсоюзные лидеры, лидеры партий, руководители предприятий.
И еще в 70-х годах существовала операция “Кондор”, которая была даже не операцией, а организацией. Это была форма сотрудничества разведок и контрразведок диктатур стран Латинской Америки под патронажем ЦРУ. Эта операция-организация отлавливала политических эмигрантов по обеим Америкам и убивала их. Если человеку удавалось сбежать от своей диктатуры - ему надо было бежать в другое полушарие. В Америках “кондоры” их находили, отслеживали и убивали, особо не стесняясь. Человек сбежал в Бразилию? Он почему-то выпадет из окна. Человек уехал в Уругвай? Его найдут в ванной, задушенным полотенцем.
Одного политического беженца взорвали в машине просто в центре Вашингтона у всех на виду, среди бела дня.

Потом доклады Хельсинской Группы и других расследователей преступлений в Чили не отличаются полнотой серьезностью. Количество погибших от рук хунты называется от трех до тридцати тысяч. Это разброс только по погибшим.
Но было и огромное количество пропавших без вести.
И были еще, применяемые в совершенно массовом порядке, так называемые “несмертельные” пытки - водой и током, через которые прошли десятки тысяч, если не болше, людей. Их задачей было напугать и обезволить людей, лишить их порывов заниматься общественной деятельностью.
Ну и нельзя не упомянуть о колонии “Дигнидад”. Это такая колония баварских немцев в Чили. Закрытая, люди там жили по устоям чуть не 18 века. Костюмы народные, народные обычаи… Женились между собой. Их никто не замечал до конца Второй Мировой. Там вдруг появилась “колючка”, вышки, без аусвайса не войти. Теперь говорят и пишут, что там тусили нацистские преступники, возможно даже Менгеле. Если погуглить - найдется тот, кто сам там Гитлера видел. Но эта колония все равно никого не интересовала до Пиночета.

С этой колонией частично разобрались, а точнее - не разобрались уже в нашем веке. Туда все-таки вошли и нашли массовые захоронения. Пиночет туда отдавал заключенных. Что с ними происходило, что с ними делали - сейчас неизвестно. Но как-то установили, что в могилах журналисты, студенты, дети.

Считается, что это подлинная цитата. Уже потом, журналистка, девчушка спросила у Пиночета :” Что вы скажете на то, что недавно нашли могилу, где покоятся два журналиста”?
Пиночет ответил: “ Скажу, что это хорошая экономия места”.

За 17 лет диктатуры двенадцатимиллионное население Чили уменьшилось на миллион.

Понятно, что у хунты, когда она устраивала переворот, не было никакой экономической программы. И хунта призвала в правительство выпускников ведущих американских университетов, преимущественно из Чикаго, потом их называли “Чикаго бойз”.
Перед ними поставили задачу: “ Вот вам экономика, вот вам полномочия, делайте, что хотите, но чтоб все сияло и развивалось. Желательно к утру.”
Молодые люди создали так называемый “кирпич” - многостраничный комплекс предложений по “шоковой терапии” экономики Чили. Они выбрасывают на помойку “Киберсин” Альенде с его супергосударственным подходом к управлению экономикой. Они разворачивают подход на 180 градусов. Ноль! Ноль государственного управления. Пиночет попросил их не трогать только медь и зафиксировать дела с ней, как было у Фрея: 51% у Чили, 49% - у американских корпораций.
“Мальчики” не чилийские, а чикагские, поэтому в их плане в первых строках - выплата компенсаций американским корпорациям за время правления Альенде.

В Чили начинается тотальная приватизация всего. Совсем всего. Того, что было создано во времена “импортозамещающей индустриализации”, электричества, железных дорог, трамваев - всего. Вся земля выставляется на продажу.
Чигагские бойз убирают все ввозные пошлины. Везите и торгуйте, плиз. В Чили резко возрастает безработица. Многие товаропроизводители не могут конкурировать с импортом. Предприятия закрываются, заводы банкротятся. Не все могут выдержать конкуренцию открытых границ. Социальные издержки - огромные. Треть страны без работы. Но при этом хунта держит жесткий порядок. Если находятся “братки”, желающие под шумок прикрутить какой заводик, то прилетает вертолет и “братков” после этого никто не видит.

Чили - в очередной раз становится площадкой для экспериментов. Не страна, а лаборатория. Чем она нам может быть интересна? Там людей меньше, чем в Москве. А вот тем она и интересна. Своей экспериментальностью.

В стране вводится накопительная система выплаты пенсий. А что, если ты уже старый хвощ, во времена твоей молодости не было никаких накопительных систем и у тебя ничего нет? Тогда ты уж как-то сам давай. Как можешь.

В 1981-82 годах жесточайший кризис. Опять упали цены на медь, как при Альенде, а экономика Чили очень экспортно ориентированная. В стране - жесть. Опять падает экономика. Безработица, опять инфляция раскручивается до 600%.

Правительство пересматривает свое отношение к “чикагским мальчикам” и решает: “ Пусть будут, но наполовину”.

Но так или иначе, экономика перестраивается фундаментальнейшим образом.

В хозяйственные головы приходит идея: “ У нас на севере есть чертова прорва гуано, а на юге есть бесплодные земли. Надо перевезти гуано с севера на юг и оплодотворить землю.”
Спрашивается, а почему эта славная мысль 200 лет никому не приходила в голову? Все просто. Ленивым латифундистам это было не надо. А теперь в стране появились средние и малые фермеры. Оказалось, что это крутая идея.
Сейчас у Чили есть два суперэкспорта, полученных с бывших бесплодных земель. Это яблоки и вино. Чилийскими яблоками хрустит весь мир, а вино весьма дерзко установилось на рынках.

Усиливается расслоение доходам и маргинализация бедноты. Если раньше все дети ходили в одни школы, и там они контактировали, то при Пиночете дети беднота живет на окраинах, у неё своя закрытая жизнь, её дети ходят в свои нищие, окраинные школы, а дети богатых и среднего класса - в свои.

Уже при Пиночете проявилось супер улучшение жизни для богатых и среднего класса. А столица Сантьяго уже при нем стала жить прекрасно.А после ухода Пиночета - вообще - попёрло. Но на основе того, что было заложено в 80-е.

Сейчас экономика Чили выглядит намного успешнее, чем в среднем по Латинской Америке. Но, преимущественно за счет района Вальпараисо - Сантьяго. Там все супер. Там все - топ. Если отъехать в глубинку, то там можно увидеть весьма неприглядные явления.
В принципе - уровень жизни растет у всех. Но у богатых и средних - на двести - сто процентов, а у бедноты - на десять за тот же период.

Современной промышленности у Чили не получилось. Исследования и разработки, технологии - это все оказалось не про них. Такая экспортная постиндустриальная страна получилась.

Теперь о политике. Уже в средине 80-х хунта стала строить тактики по либерализации и легитимизации своей власти. Генералы постарели, устали, власти накушались. Им захотелось стать приличными. Допускаются кое-какие общественные движения. Аккуратно и только правые. Создаются общественные советы. Хунта готовит Пиночета к президентским выборам. Замысел таков: Пиночет станет президентом, попрезидентствует легитимно и прилично, а в это время будет готовится передача власти гражданским властям. Таким образом состоится золотое правило “двух раз” латиноамериканской политики: если власть передана бескровно два раза подряд, то есть стабильность.
Может и нормальный план с учетом начала координат. Но. Пиночета не выбрали! Запытанный, измученный, изувеченный, запуганный народ не проголосовал за Пиночета.
Это был шок и трепет.
Немного очухавшись, хунта выдвигает условия: “ Хорошо, ребята. Силой мы ситуацию менять не будем. Но.Первое. Вы крепко закрываете архивы по хунте до 2053 года; Второе. Делаете нам иммунитет от судебных преследований; Третье. Делаете Пиночета министром обороны. Решайте. Иначе - война.”

Победители подумали: “Опять кровь? Опять война? Ладно. Фиг бы с ними. Согласны.”

Все эти условия соблюдаются все 90-е годы, пока в 1999 году Пиночет не уходит в отставку по состоянию здоровья.
Уходит в отставку и уезжает в Англию, где ему должны сделать операцию, какой не делают в Чили.
Но в Англии его арестовывают, как преступника. Преступления против человечности не имеют юрисдикции. Была перспектива, что его могут выдать Испании, так как при хунте в застенках пострадало достаточно много испанских граждан. Но через некоторое время лично Тэтчер вписалась за Пиночета его выпускает с условием: “ Ты немедленно покидаешь Англию, мы мешать не будем. Сиди у себя дома и за границу ни ногой!”

В Чили у Пиночета ухудшается здоровье. А еще грядет 2003 год - тридцатилетие переворота. В Чили начинают наезжать международные комиссии. Да и внутри Чили обязательства закрыть архивы до 2053-го всем становятся фиолетовы. Архивы открывают.
Пиночета таскают на беседы и допросы. Формируются обвинения, благо, много пострадавших еще живы.

И в 2006 году в возрасте 91 года Пиночет умирает от сердечного приступа. Своей смертью, без предъявленных обвинений.

А Чили живет, бурлит. Гордится собой, своей историей и достижениями. Но слово “Пиночет” всплывает очень часто.
Говорят, что если вам очень захочется устроить драку в чилийском пабе, достаточно сказать слово “Пиночет”.
Споры о нем часто заканчиваются потасовками.

#  Rip van Winkle » 17 июл 2020 14:49

terpila,
Про переворот, в разделе "дьявольские хитрости" рассказывали ещё, что заранее было создано очень левое, даже анархическое радио и 11 сентября вещало только оно. А вещало оно, чтоб все сидели по домам, и ни в коем случае на улицу не выходили, потому что к Сантъяго идёт верный Альенде генерал с крупными силами. Разумеется, никто никуда и не думал идти, просто, чтобы народ под ногами не болтался...

#  terpila » 16 июл 2020 04:34

Раз Америка с Чили не дружит, Чили обращается к СССР. Но СССР это уж очень не ко времени.
У СССР очень много расходов. Восточный блок, Вьетнам, Асуанскую плотину доделывать надо, Ангола - Мозамбик, еще Африка по мелочи, Северная Корея, Куба, коммунистические партии, национально- освободительные движения… И без Чили внешняя политика СССР весьма растратная.
И еще СССР только-только провозгласил идеологему о “мирном сосуществовании двух систем”.
А главное, что лидеры СССР не верят в этот социалистический угар без революции. Дескать, на парламентской волне взлетели, на ней же и съедут. Не очень убедительно. Сегодня популярен, завтра - нет.
Альенде приезжает к Брежневу. Он пытается убедить Брежнева и Косыгина в том, что он затащит коммунизм в страну мирным путем, только помогите… Он просит денег. А ему: “ Станки хочешь? Может труб тебе отсыпать или прокату дать? А может тебе калашниковы нужны? Или даже танки? Вот! Стекло бери. А станки бери любые!”
Без помощи его не оставляют, помощь крутая, нужная, хорошая, ее оценивают примерно в 350 млн долларов,( некоторые оценки еще больше), но денежная составляющая в объеме этой помощи очень маленькая.
Нужны и заводы, и станки, и прокат и многое другое, но, во-вторых. А во-первых, нужны деньги.
Народно-ориентированная государственная машина Альенде с повышенными зарплатами и пенсиями стоит намного дороже, чем у его предшественников.

Не, дураком Альенде не был. Он прекрасно понимал, что после его выборов американское содействие закончится. Но он все-таки рассчитывал на более объемную помощь СССР. Рассчитывал, что он просто поменяет табуретку или стул, на котором сидеть. Были штаты - станет СССР. Но так не получилось.

У Чили есть и внутренние ресурсы, подлежащие мобилизации. Альенде доделывает то, что начал Фрей. Он не национализирует, а “чилизирует” медные рудники и производства. Недра и их содержание должны принадлежать народу. “Мы с ребятами из “Киберсина” посчитали тут. США, будучи единственным потребителем нашей меди, тридцать лет занижали цены на нее. Это не мы им должны компенсацию, а они нам…”
Начинает работать сельское хозяйство. Находятся потребители и на гуано, и на селитру. В 1970-71 годах достраиваются электростанции, повышается эффективность производств, происходит много положительного.
Но денег все равно не хватает.

А в 1972 начинаются серьёзные проблемы. Альенде фиксирует цены на товары совсем первой необходимости. Зарплаты повысил, а цены зафиксировал. Товары сметают, начинается дефицит. Включается “печатный станок”, инфляция разгоняется.

На Альенде начинается давление. “Христианские демократы” откалываются от блока и уходят в оппозицию.
Более радикальное социалистическое крыло говорит: “ Вооот. Теперь ты понял, зачем нужна революция? Ты издаешь указ о национализации предприятия, а суд говорит, что ты действуешь незаконно. Вот для этого нужна революция. Чтоб все отнять и поделить по справедливости. И никаких судов, никаких игр в парламентаризм. Чтоб страну новую можно было делать без помех.”

Из радикальных левых вычленяются вооруженные группировки, которые шатаются по сельскохозяйственным районам и с оружием в руках что-то там “национализируют” в стиле батьки Махно.
Если какое-то отраслевое предприятие или профсоюз отказывается участвовать во всеобщей забастовке, то там происходят взрывы.

Как-то власть ускользает из рук Альенде. Его союзники справа говорят: “ Ты коммунист проклятый”. А союзники слева говорят:”Ты недостаточно коммунист.” Берут оружие в руки, ходят по стране и местами “делают революцию”.

При этом популярность самого Альенде растет. Его поддерживают уже не 30% с лишним , а больше 40%. Он говорит: “ Ща. Еще немного. Вот получим больше 50% и будем действовать решительно.”
Но не успевает. В стране начинается забастовка дальнобойщиков. В стране длиной 4,5 тысячи километров, от пустынь до Антарктиды^ и шириной в 300 километров. В стране, где жизнь построена на транспорте. В крупных городах начинается почти голод. Люди идут за хлебом и видят надпись: “Закрыто”. Еда в стране есть, она просто не перемещается по стране.

Популярность Альенде резко падает, в стране нарастает напряжение. А как ему не возникнуть?
По стране бегают какие-то вооруженные люди, гремят взрывы, забастовки, в городах перебои с продовольствием.

Всем понятно, к чему идет дело. По всем чилийским политическим традициям власть должны взять военные и навести порядок.
Это чувствует население, это понимает Альенде. И он начинает заниматься уточнением своих позиций среди военных. Для понимания, на кого он может опереться. И кто ему убежденно поможет. И тут ему подсказывают: “ Генерал Пиночет.” Дескать, это та фигура, которая ему нужна. Дескать, самое время его выделить и оказать ему покровительство.

Известно, что потом, когда дворец Альенде будут бомбить самолеты, Альенде и его семья будут очень беспокоиться: “ А что там Пиночет? С ним все в порядке?” Они до конца не поймут, кто против них выступил.

Здесь еще важно подчеркнуть, что передача власти военным в Чили в некоторые моменты жизни страны - всегда была палочкой выручалочкой. Приходит военный кабинет, наводит порядок и уходит. И Альенде собирается сделать именно это, как делали раньше. Но дело в том, что сами военные к 70-м годам здорово изменились. И, похоже, непонимание этого факта было самой серьезной ошибкой Альенде в разработке антикризисных мер.
Военные Чили в семидесятые годы по-другому себе стали стали представлять свою роль.
С тех пор, как появилась такая организация, как “Военная школа Армии США”. Это такая организация, созданная штатами в пятидесятые годы. Там проходили подготовку офицеры стран Латинской Америки. Офицеров там учили современной войне, учили обращаться с современной военной техникой, в том числе такой, которой не было в странах Латинской Америки. Учили на уровне. Учили не только летать на современных самолетах или управлять танками, но и командовать современными подразделениями авиации, танков и кораблей.
Эта организация существует и сейчас, слово “США” из ее названия исчезло, сейчас эта штука называется что-то вроде “Кооперация по безопасности западного полушария”, но смыслы все остались.
А еще в этой “Военной школе” вдалбливали в головы латиноамериканских офицеров, что их основная задача - борьба с коммунизмом. Это не просто основная задача - это основная миссия.
“ Вы не просто военные, вы люди, у которых есть миссия на земле.”
В этой школе учились и чилийские офицеры. Учились, участвовали в совместных учениях с США, в учениях только латинских стран. И проникались возложенной на них, “миссией”.

Да. Послевоенные годы - это триумф коммунистических идей. Но с другой стороны формировалась и сильная реакция на этот триумф. Вполне военного характера.

А теперь смотрим, что происходило в Южной Америке до переворота в Чили. А там происходят военные перевороты.
1964 год - Бразилия.
1966 год - Аргентина.
1968 год- Перу.
1969 год - Боливия
1973 год - Уругвай.
Правда, не все эти перевороты были связаны именно с антикоммунизмом. Например, в Аргентине к власти пришла мадам Перон и устроила такой прессинг по всему полю, что военные ее свергли.
Но факт остается фактом: у прошедших “ Военную школу Армии США” здорово уменьшалась идеологическая связь с руководством собственных стран.

В августе 1973 года Конгресс заявляет Альенде, что считает его действия “неконституционными”. Альенде в шоке и возмущении: “ Это я? Я! Я неконституционный?! Да я каждую букву, каждую запятую чту…”
Конгресс настаивает, Альенде не соглашается.
Альенде обращается к “надежным”, как ему казалось, генералам.
Генералы устраивают военный переворот. Пиночет - не главный среди них. Но как-то так после сложилось, что кто-то из этих генералов погиб в автокатастрофе, кто-то в авиа. Кто-то уехал из страны, кто-то пропал в стране.

Итак, несколько генералов, в числе которых есть Пиночет, блокируют дворец Альенде. У Альенде есть кубинские телохранители, которые строятся и четко покидают дворец вместе с чилийскими охранниками - карабинерами. Альенде остается один. В Вальпараисо бунтует флот и к Сантьяго идет военная техника, после того, как военные захватили город.
Вообще всем уже становится все понятно.

Путчисты предлагают Альенде проследовать к самолету, на котором он вместе с семьей сможет покинуть страну… Но все пошло не по плану. Альенде хватает “калашников”, выходит в эфир, произносит речь, где говорит, что он умирает, но не сдается. Что пришли темные времена, но они пройдут и наступит время, когда свободные рабочие пойдут по дороге, которая была проложена… Путчисты вызывают авиацию с задачей бомбить дворец.

В нулевые было проведено тщательное расследование произошедшего, и сейчас считается, что Альенде застрелился.

Народу было объявлено, что все произошедшее было противодействием “плану Z”, которого никогда не существовало. Что в страну должны были вторгнуться подразделения кубинской пехоты и соединения советских танков по приглашению Альенде. Что чилийская армия спасла страну от действий предателя.

Хунта разгоняет все органы власти и сама переходит к управлению путем издания декретов. Первый декрет - о статусе декретов. В нем говорится, что если содержание декрета противоречит каким-либо законам или конституции, то это не важно. Декрет подлежит безусловному исполнению.

Одновременно новоявленная военная власть лихо делит между собой министерские посты, должности ректоров учебных заведений, руководителей сми, директоров производств и прочее. Всеми делами руководят генералы и офицеры.

Хунта запрещает все партии. Все - это все. Правые, левые, военизированные, гуманизированные - все. Запрещены все профсоюзы. Распущен Конгресс.

По радио выступает Пиночет. Цитата: “ Речь не идет о передышке, чтобы вернуть власть политиканам. Правительство вооруженных сил и порядка стремится начать новый этап в истории Чили.”

Продолже сле

#  terpila » 10 июл 2020 01:34

С участниками социалистической хунты власти разобрались достаточно вегетариански по южноамериканским меркам. Военных убили, а штатских пришибли и напугали. Её экономические решения, в частности о национализации американских рудников, отменили.
Но двухнедельный социализм не прошел бесследно. К власти приходит “Народный фронт”. Впрочем, народные фронты всюду у власти. Время такое.
Правительство формирует курс на индустриализацию сильной государственной рукой, и не просто, а на импортозаместительную индустриализацию, помня о кризисе Великой Депрессии. Этот курс начинает осуществляться. Заводы строятся.
Не забыта и социальная ориентация. Один из чилийских президентов Серда сформулировал ее так: “ Государство должно дать людям еду, жилье и одежду. А управлять - значит просвещать.”
Сначала вводится обязательное трехгодичное образование, позже- восьмигодичное.
Эти доктрины с модификациями будут действовать и в тридцатые, и сороковые и даже в пятидесятые годы.
В тридцатые к власти в Германии приходит Гитлер. И, конечно, в Чили с ее “чилийской расой” он немедленно входит в моду.
Создается национал-социалистическая партия с фалангами, борьбой с мировым еврейским заговором и всеми прочими идейными и вещественными атрибутами.
Во Второй Мировой войне Чили не участвует, но какое-то количество добровольцев едут воевать на стороне Германии.

Под давлением США в 1945 году Чили объявляет войну Оси и с удовольствием входит в число победителей Второй Мировой.

Собственно говоря, во двух мировых войнах классическая Европа самоубилась. В мире зафиксировались две силы - СССР и США. А еще в мире триумфально торжествует популярность коммунистических идей. А как еще? Коммунистический СССР победил фашистскую заразу. И США в меру своих неслабых сил с этими идеями борется. И любая страна вплоть до возникновения Движения Неприсоединения должна выбрать свой вектор и полюс. Иначе нельзя.
Чили выбирает США и борется с коммунистической партией куда фундаментальнее, чем со своими национал - социалистами.

В 1947 году США создает ОАС - Организацию Американских Стран. Организация - простая, если не примитивная. Задача одна - борьба со всеми проявлениями всего “красного”.
Странам - участницам США дают деньги за борьбу с “красным” Кредиты, инвестиции и прямые платежи. Ну и попутно создают военные базы в Южной Америке, числом в тридцать. “ Вы не подумайте чего, только для борьбы с коммунизмом…”
Чили становится активным членом ОАС. Запрещает коммунистическую партию, фактически объявляет коммунистов вне закона. Например, коммунисты не имеют права занимать государственные должности. Даже бывшие коммунисты. Если в биографии есть кратковременное членство в партии - госслужба для тебя закрыта. Лидеров коммунистов сажают в концлагерь. Концлагеря в Чили это вовсе не нововведение Пиночета, как принято считать. В октябре 1947 года на советское посольство в Чили нападают. Кидают гранаты, стреляют.
Чили сажает коммунистов, США за это платят.
Надо заметить, что американские деньги Чили используют с умом. Строит электростанции, развивает транспорт и осуществляет социальные проекты.
Социальные запросы на социальную справедливость ведь никуда не делись, они есть и растут.
Вот Чили и тратит деньги, полученные за борьбу с коммунизмом на социальные проекты. Тратит в конце сороковых, тратит в пятидесятые.
Чили демонстрирует неплохой рост, живет неплохо, но усиливается социальное расслоение. Богатые быстро становятся богаче, а рост благосостояния народа происходит очень и очень медленно. Что вызывает растущую социальную напряженность.

А рядом с Чили находится Аргентина, где Перон и перонизм.
Перонизм - это такая доктрина. В мире есть три сверхдержавы - США, СССР и Аргентина. Но. США - это тупое внедуховное потребление. СССР - это тупое внедуховное производство.
А вот Аргентина - самая гармоничная сверхдержава мире, потому что и производство, и потребление насыщает духовностью . Предлагает миру третий гуманный путь.

( Когда аргентинские болельщики вывешивали на Никольской “Только Папа и Месси” - это отголоски перонизма:-)

Перонизм производит сильное впечатление на демократические силы Чили. И в Чили возникают “христианские демократы”, претендующие на проведение реформ и решение социальных проблем с католической церковью, но без коммунистических революций.

Но в мире пятидесятые. Есть страны Варшавского Договора, есть Северная Корея, есть Африка, есть Китай и есть СССР.
И тут бабах! Куба! Это вам не далекие и огромные Китай и СССР. Это Куба! Ку-ба. Она своя. Но при этом от нее до Флориды допрыгнуть можно.
Вся Южная Америка возбуждается страшно. Оказывается “революция” это не далекое и почти теоретическое дело. Революция возможна и может быть успешной. И где?! Впритык к США!

В Чили на ближайших выборах побеждает лидер христианских демократов Фрей. И он, буквально, вынужден проводить масштабные реформы. Время такое. Иначе не поймут.
Он договаривается с американцами о выкупе 51% акций медных рудников и возвращает Чили контроль над своей медью. Кстати, почему-то принято считать, что рудники национализировал Альенде. Это не так. Первым был Фрей.
Фрей частично выкупает, частично просто национализирует неиспользуемые латифундистами, земли и отдаёт их крестьянским объединениям.
Фрей действует решительно, но не успевает. Не успевает за реформаторскими, подогретыми Кубой, запросами общества.

А на дворе уже шестидесятые и в мире входят в моду антиамериканские настроения на фоне усиливающихся левых движений. Штаты и сами крупно теряют очки в Заливе Свиней и во Вьетнаме. И несут репутационные потери у самих американцев.
Всемирный интеллектуал Жан- Поль Сартр встречается с Че Геварой и эти встречи транслирует телевидение всего мира. На этих встречах Сартр говорит, что средний класс Европы извращен американскими ценностями, все эти “джэзз, блюузз, попкорн…”. Поэтому революции будущего будут там, где есть настоящие, хардкорные рабочие и настоящее желание перемен - в странах третьего мира. “Например, в Чили” - говорит Сартр на весь мир.
1968 год красным шаром студенческих выступлений послевоенных бэбибумеров прокатился по европейским столицам.
Мексиканские студенты под впечатлением действий своих европейских сверстников выступили против Олимпиады в Мексике: “ Мы - бедная страна, какая Олимпиада?” - но их в мясо раскатали бронетранспортерами.

А в Чили создается единый блок коммунистической и социалистической партий, к которому примыкают правящие христианские демократы. И этот блок выдвигает на выборы единого кандидата - Сальвадора Альенде.
Фигура Альенде - абсолютно недвусмысленная: марксист, ленинец.

Сейчас, конечно, говорят: “СССР финансировал выборы Альенде.” Да, финансировал. Но не очень принципиально. В режиме легкой поощрительной заинтересованности.
А вот США - другое дело. Там было понятно, что, если Альенде придет к власти, то Чили уплывет из рук вместе со вложенными деньгами. В недрах администрации Никсона -Киссинджера были разработаны две стратегии. Первая - помешать избранию; вторая - военный переворот. Актуализировались обе одновременно.
По первой велась активная контрпропаганда, типа: “ С Альенде к вам придут кубинские бородатые барбудос на советских танках и поднимут тут вас всех на штыки своих калашниковых…”
А надо заметить, что восхищение кубинской революцией немного поугасло. Точнее, революция - это хорошо, но вот результаты выглядят не совсем так, как хотелось.
А второй вариант - это вообще эпикфейл американской разведки. Они решили похитить чилийского генерала, немца по происхождению, Рене Шнейдера( Шнайдера) с целью его использования в перевороте. Американцы дали денег, а исполняли правые заговорщики. В Чили правых сил хватало - националисты, фалангисты, патрилибертады. Когда к генералу пришли - “Пройдемте с нами” - все пошло не по плану. Генерал заорал: “ Вы кто такие?! Я - боевой генералл! Армия всегда с народом! Вонн! Не возьмете…”
И стал палить из все видов оружия, имевшегося под руками, включая автоматическое и гранаты. В одиночку устроил такое… Похитители генерала застрелили. Было громко, скандально и печально, тогда считалось, что это все устроили только правые, и в результате популярность Альенде резко возросла.

На выборах 1970 года побеждает Альенде. Побеждает не с разгромным счетом. У него примерно 30% проголосовавших. Это больше, чем у других кандидатов, но не абсолютное большинство. В Чили в таких случаях Конгресс должен утверждать результаты выборов. Конгресс утвердил.

Это принципиальный момент. За время борьбы с коммунизмом общество здорово и очень жестко поляризовалось. Во-первых. “ Если не с нами, то против нас” - это была привычная позиция политически активных граждан. Во-вторых. За это время усилились правые силы. Либо ты “нацик” и “фашик”, либо ты “краснопузый”. В лучшем случае - чей-то “подпевала”.

Тем не менее, получилось красиво. В Чили реализовалась давняя мечта французских и вообще еврокоммунистов. - получить власть парламентским путем через выборы и изменить страну. Это был уникальный опыт, которого не было нигде. Отдельные министры - были “красными”, революцией власть захватывали, а как в Чили - не было ни у кого.

Результаты выборов были проблематичны для Альенде. Он хотел изменить всю страну. Но он не представлял всю страну. У него в любой момент могли спросить: “ А кто ты такой? У тебя там 31%, а ты хочешь изменить жизнь всех.”

Альенде был жесткий государственник и технарь. Он начал делать “Киберсин” - автоматизированную систему управления государством. Он полагал, что Сталин - это здорово, но у него тяжело получалось, потому что у него не было кибернетики.
Альенде делал систему управления государством, точнее - ее ключевыми хозяйственными направлениями. Сидят спецы перед компьютерами. Поступает, допустим, сигнал : “В порту таком-то завал продукции”. Кнопка: “Решение проблемы”. Кнопка: “Грузовики”. И в порт едут грузовики. Где есть проблема - нажимается тумблер и проблема прекрасно решается.

При Альенде каждый ( каждый!) ребенок в стране получал бесплатно поллитра молока. Каждый ребенок каждый день.

На все это нужны бешеные, невозможные, нереальные деньги.

А США сказали: “ Выбрали красного? Да пошли вы…”. Больше того, они перестали давать деньги. Больше того, они ввели санкции - запретили покупать все чилийское на территориях США и их вассалов. Включая медь. Чили лишилась рынков. Из страны стали утекать капиталы. Досуха. Государственный долг, о котором во времена борьбы с коммунизмом никто не вспоминал, стал давать о себе знать.

Продолже сле

#  terpila » 01 июл 2020 20:31

Чили, Чили, чи-чи-чи.
Чили не стала завоевывать Империя Инков. Чили оставили в покое конкистадоры. По одинаковым причинам. Во-первых, это были арауканы. Индейцы Чили. Они вошли в историю, как единственное племя индейцев, которое не удалось покорить конкистадорам. У арауканов не было государственности, они были очень резкие и жестокие. И не дураки попартизанить.
Во-вторых, у них и грабить было нечего.
Испанцы активно и с удовольствием грабили богатейшую Империю Инков, но когда дошли до территории современного Чили, то вынуждены были остановиться. Грабить и насиловать таких арауканов ( самоназвание “мапучи”) было несподручно.
Больше того. Арауканы были хоть и дикие, но сообразительные. Им достался вождь Лаутару -непугливый и сообразительный. Он объявил: “ Белые? Это огнестрел и лошади. Очень полезные вещи. Заимствуем и перенимаем немедленно.”
Вообще этот сюжет не уникален. Все индейцы рано ли поздно перенимали у белых лошадей и оружие.
Но арауканы это сделали рано. И стали нападать на испанские колонии. И занимались этим все 17 и 18 века.
Кроме этого, арауканы, овладев европейским оружием, продвинулись на юг в Патагонию и отвоевали у совсем уж диких патагонских племен себе еще земель.
А еще арауканы стали массово обращаться в иудаизм. Дело это было не столько религиозным, сколько военным: “ Злись, злись испанец шерстяной! Хотел из нас католиков сделать - фиг тебе.”

Очень и очень медленно европейцы проникают в Чили. Но проникают.
К 19 веку Чили - такая скучноватая страна. Там не работали португальские ( потом испанские) схемы, при которых на сельскохозяйственных работах работали привозные рабы в большом количестве. Продукцию перерабатывали и продавали. Чили далеко. Вот еще туда рабов возить. Далеко и дорого.
На чилийских асиендах работали сезонные рабочие. И это важное обстоятельство. Рабочие в 19 веке со всем комплексом идей, беспокоившим пролетариат в то время. Землевладельцы обрабатывали только часть своих земель, что-то получали с этого и были довольны. Что-то развивать, делать, усовершенствовать им было неинтересно.

Новая глава в жизни Чили появляется, когда в Европе начинает усиливаться Пруссия. Пруссия объединяет немецкие земли, крепчает и становится очень серьезным обновленным европейским фактором.
А еще она начинает искать себе колонии. У всех приличных стран колонии есть. Пруссии нужна колония. Без колонии нельзя. Пацаны не поймут.

Пруссия искала место подальше. Искала место где она, Пруссия, не вызывает большого раздражения. И куда можно отсылать быстро размножающееся население, чья молодая часть склонна революционизировать.
И в 1840-ых годах Пруссия посылает в Чили тридцать тысяч своих поселенцев. Это для Чили много. Прусские переселенцы становятся фактором влияния. И это Пруссия. Среди переселившихся есть офицерство, которое с удовольствием делает карьеру в чилийской армии, обучает ее современным методам ведения войны, способам подготовки вояк и всем военным штучкам.
Во второй половине 19 века армия Чили построена по всем прусским лекалам, а ближе к 20 веку обзаведется своим подводным флотом.

А вот армия Чили на своем современном параде.

https://zen.yandex.ru/media/id/5cadd303 ... 00b2e511e0

Все это абсолютно немецкие армейские паттерны, и они приносят ощутимые результаты.
Севернее Чили находятся Перу и Боливия, которые неплохо развиваются, но не обладают хорошей армией. И у них есть два ресурса, которые очень интересуют усилившуюся Чили.
Это гуано и селитра.

Гуано - это лучшее в мире в то время, удобрение. На берегах селятся колонии птиц, пингвинов, летучих мышей, летучих лис… Огромные колонии до ста тысяч особей. И они, простите, срут. Веками. И эти их отходы, будучи добавленными во что-нибудь совсем неплодородное, например, саванну, заставляют почву плодоносить, как крольчиха.
Вторая половина 19 века - время, когда уже все поняли смысл сильных удобрений и от берегов Чили - Перу -Боливии днем и ночью отходят корабли, груженные гуано.
В 70- годах там было Тихоокеанская война. Война за гуано. За контроль над гуано.

На севере Чили, тогда это еще не было Чили, а было Боливией-Перу, находятся крупнейшие месторождения селитры. Конец 19 века. Предчувствие Первой Мировой. Страны вооружаются с бешеной скоростью. Идет гонка вооружений. Разумеется, селитра нужна всем и в огромных количествах.

За счет экспорта гуано и селитры Чили процветает. В 16-ти чилийских городах в конце 19 века ходят трамваи. Несколько городов серьезно телефонизированы.

Политическая форма Чили - это почти республика. Почти - это потому, что у власти находятся очень белые и очень богатые и только они же являются избирателями.
Время от времени случаются волнения и бунты за социальные права, избирательные права…
Тогда власть переходит к хунте. К военным. Военные успокаивают, наводят порядок и опять передают управление республике.
В то время “хунта” не имела очень отрицательной коннотации. Это просто был такой способ решения проблем во время бунтов и волнений. Если волнения - на время власть переходила к военным.
И это было в порядке вещей. Такая политическая традиция.

Гуано, селитра, сельское хозяйство - в Чили это все пролетариат. В Чили формируются пролетарские движения.
В оппозиции пролетарским движениям формируется еще националистическое движение, какие в Европе в моде. Формируется понятие “чилийской расы” и представление об ее исключительности.
Появляется базовый, фундаментальный труд Николаса Паласиоса ( Его памятник есть в Сантьяго) “Чилийская раса”.
По Паласиосу чилийская раса - это соединение тевтонского духа и арауканской мужественности, незамутненности и непобедимости.
С арауканами - понятно. Здесь, конечно, подчеркивалось, что испанцы не смогли завоевать араукан. Но откуда “тевтонский дух”? А вот откуда. Испанцы все ж пришли в Чили, хоть и не военными методами. Испанцы. Испанцы- это вестготы. Логично. Конкретнее - конкистадоры. А кто такие конкистадоры? Это лучшая часть вестготов. Это воины, которые всегда рвались к победам и завоеваниям. Они выжили, прошли через арабские завоевания и всякие там королевства. Конкистадоры - это элита вестготов, которая прошла через столетия и обрела новый дом в Чили.
И чилийская раса - это объединение вестготов и араукан. Поэтому она абсолютно исключительная. И следовательно, ее разбавление и смешение с другими расами совершенно нежелательно. Вот всякие там итальянцы, например, в Чили не нужны.
И принимается закон о запрете въезда итальянцев в Чили.
Именно итальянцы заслужили такую честь, потому что тоже интересовались в то время сделать свои поселения в Чили.
Разумеется, в националистическом крыле не обошлось без антисемитизма. Его лидеры утверждали, что мировая еврейская закулиса готовит создание “еврейской империи” на базе иудейских чилийских поселений в Патагонии. Речь шла о тех чилийцах, которые приняли иудаизм во времена конкистадоров.
А пролетарская часть Чили выступала за интернационализм, братство и объединение.

Кончается Первая Мировая война и спрос на натуральную селитру резко снижается. Количество рабочих мест уменьшается. Начинаются выступления рабочих. В Чили осуществляют всякие либеральные и прогрессивные ходы, вводится страхование рабочих, у латифундистов государство выкупает часть неиспользуемых земель и пробует их раздавать на лояльных условиях. Но власть опять переходит к хунте и рабочие движения забиваются под плинтус резкими военными методами.

Рабочие спрашивают:
“ Можно мы проведем мирную демонстрацию в Вальпараисо?”
“Можно, можно” - отвечает государство и начинает посыпать песком площадь в Вальпараисо. Когда рабочие выходят на митинг, на площадь врывается конница и… 20- 25 жертв. И так каждый раз.

А в это время в Чили обнаруживаются огромные запасы меди. И эта медь всем нужна, поскольку мир занят тотальной электрификацией. Чили начинает разработку медных месторождений, но на американские деньги. Таким образом после Первой Мировой войны влияние Европы на Чили уменьшается, а влияние США резко возрастает. Американцы легко договариваются с руководителем действующей тогда хунты, Ибаньесем. Договариваться с хунтой им нравится. Это ж понятнее, когда есть один руководитель, чем разбираться со множеством партий и движений и их лидерами. На местах месторождений возникают фактически анклавы американских корпораций. Номинально недра и медь принадлежат Чили, а реально принадлежат США. Дальше - больше. Один из американских банков получает права представлять Чили в Конгрессе США. По факту - если этот банк что-то в Конгрессе заявляет о Чили, то это автоматически становится позицией правительства Чили.

Все это очень не нравится рабочим движениям Чили. На рудниках возникают вооруженные попытки свержения американских администраций.
Но тут наступает Великая Депрессия, которая сильнейшим образом бьет по Чили. Ведь ее экономика была завязана на производство меди на американские деньги.
Удар этот такой силы, что не только рабочие, но и армия в лице своих рядового и младшего офицерского составов готовы к бунтам.

А еще по миру триумфально шагает фильм Сергея Эйзенштейна “Броненосец Потемкин”. Эйзенштейн - гений. Его фильм не фильм для премий, которые он получил все. Это фильм для людей.

И 31 августа 1931 года крейсер “Ла Торре” взбунтовался. Это было как выстрел “Авроры”. Народ Чили высыпал на улицы и взял власть в свои руки. В стране стала править социалистическая хунта в лице комитетов рабочих, крестьян, солдат, матросов, шахтеров и индейцев.
Социализм пробыл в Чили две недели.
Потом несоциалистическая часть хунты опомнилась и сделала все привычные дела по наведению порядка.
Продолже сле

#  terpila » 21 июн 2020 06:05

Ох, Женя. Тема формаций и их сочетаний с конницей - это специальное военное дело. Тут нужны тематические знания, которыми не обладаю.
" Феодализм начался с изобретения стремени". Это да:-)

А конницу даже ассирийцы использовали. Один стрелял с лошади из лука, а четверо держали коня, чтоб конь не утек. Тем не менее, это была конница.

И тема слонов есть. Вот римлянам слоны не зашли. А греки использовали с удовольствием. Романтики:-) Устрашающий эффект нравился.
Но слон еще то военное удовольствие. Его дрессировать - жутко долго и умело надо.
Умный слишком. И эгоист. Если он один раз поперся на копья, то второй раз не пойдет. Это не лошадь. Хоть лупи его, хоть коли. Он знает, что от своих вреда меньше, чем от тех копий. И не пойдет.
Это уже потом, когда доспехи стали слонам делать и насадки с ножами на клыки, что-то системное с этими животинами получаться стало. Но дорого - жуть.
А так - смысл слона это - это возвышение для стрелка.

#  Rip van Winkle » 20 июн 2020 16:21

А вообще-то, проблема была не в обученности или смелости отдельных воинов, а в том.. В том, что если во второй половине десятого века Святослав смело противопоставлял "стену щитов" тагмам Цимисхия (пусть и неудачно в конкретном случае) - то столетие спустя конный воин решал на поле всё. И так было до XIV века. (Леньяно - исключение). И тот же Комнин любыми путями создавал себе конницу. Но это жутко дорого, жутко...

#  Rip van Winkle » 15 июн 2020 19:34

terpila,
Не, Лена, про англосаксов в Константинополе это гораздо позже. Сначала-то, с тех пор как Владимир ясно Солнышко, он же св., равноап. великий князь Киевский, послал Василию второму 6000 воинов, туда всё из Киева или через Киев ехали. Но после переворота Алексея Комнина, выяснилось, что "тавроскифам" просто за деньги воевать с рыцарством из Нормандии, которое как раз в это время Сицилию и Неаполь окучивало и на Византию зарилось, - не очень интересно. Или платили им мало - произошёл скандал тысячелетия - перепились, стали ломиться в спальню к императору.. В общем, расскассировали их по провинции.
Тогда-то и стали звать англосаксов, они охотно из-под норманнов ехали и с увлечением дрались с Гвискаром, Боэмундом и Танкредом, потому что теже нормандские рыцари, что и у Вильгельма...

#  terpila » 15 июн 2020 07:28

Все на свете кончается, начинают подходить к завершению и английские темные века. Уже в седьмом веке на континенте окрепшее папство начинает слать посольства, чтобы заново христианизировать Англию. Происходит это тяжело и диковато, новодельные епископы подчас сами не знают десяти заповедей, а их паства начинает привыкать, что перед дракой надо съесть волшебный хлебец, глотнуть кислого вина и тогда твоя душа может обрести бессмертие.
Еще приезжали из Уэльса и Ирландии проповедники, которые работали более мягко и квалифицированно.

На найденном в раскопах оружии хорошо видна синкретичность христианства того времени. На мече изображен какой-нибудь змей Уроборас кольцами, а на нем распятие. Или на шлеме - руны и рядом “Отче Наш”, отпечатанная в зеркальном отображении. В зеркальном - это ошибка мастера. Но кто это заметит? Грамотных тогда почти не было.


Но все это безусловно - прогресс. Возвращаются к жизни монастыри, которые становятся не только духовными центрами, но и экономическими, летописными образовательными и научными. И еще они медленно возвращают в жизнь письменность, этику, моногамию. Грамотность помогает воспользоваться копилками знаний. Люди вспоминают, что такое ирригация, как грамотно строить укрепления.

И еще для нас интересно. Первый английский историограф, монах бенедиктинец Беда Достопочтенный, работавший на границе седьмого и восьмого веков выдвигает постулат о том, что поскольку в Британии ладу не было, бритты сами пригласили германцев править. Прямо, как о наших Рюрике, Синеусе и Труворе.

Административное деление Британии укрупняется и укрепляется. В лидеры выходят Нортумбрия, Мерсия, Уэссекс.
И вообще из каши кельтов, германцев, фризов и Бог знает, кого рождаются англосаксы и что-то похожее на страну.

В восьмом веке король Мерсии Оффа впервые за века после ухода Рима начинает строить инженерное сооружение. Это дамба, которая является еще и защитным сооружением от злых кельтов на западе, которые никуда не делись. Такой вполне государственный проект оказывается возможным. Это уже сильный симптом возвращения к жизни.
Сам Оффа ведет переписку с Карлом Великим, в которой они шутят по-приятельски друг с другом средневековым юмором.
Вокруг Англии начинают восстанавливаться торговые пути.

После чудовищного цивилизационного падения на несколько веков - ура! Англия поднимается с колен.
Ага.
Но тут приплывают викинги.
Вообще, конечно, викинги шли за торговыми судами по торговым путям.
Но так произошло. Эпоха викингов считается в Англии с 793 года. С разграбления Линдисфарна в Нортумбрии. Линдисфарн - это монастырь, являвшийся центром христианизации Англии.
Там жил и работал Беда Достопочтенный, там были и другие святые. Там была библиотека рукописей. Современники считали насельников монастыря бессмертными и небожителями. Линдисфарн был интеллектуальным центром возрождающейся Англии.
Викинги разграбили монастырь и вырезали всех. А потом разложили тела и сплясали на них.
Сказать, что современники были в шоке - ничего не сказать.
Этот ужасный случай был началом. Началом эпохи викингов.

Англия к этому времени уже достаточно раскормилась, чтобы стать интересной в качестве объекта отъёма, но недостаточно усилилась, чтобы себя защитить.
Англию грабят разрушительно и уничтожительно. Вывозят рабов, еду, ценности. Вообще можно сказать, что вся сеть, накинутая викингами на Европу в девятом веке, включая Волгу, Днепр, “Из варяг в греки” - выросла из первоначального капитала, увезенного из Британии.

Викинги начинают грабить Британию бригадами по сорок человек, но их мобы быстро вырастают до сорока драккаров.
Часть викингов остается в Британии, чтоб два раза не вставать, в смысле не ехать домой зимовать. За рейдерами тянуться скандинавские поселенцы, ибо климат и условия там лучше, чем в Скандинавии. А дальше у викингов возникает логичная мысль, что для удобства деятельности им в Британии надо править. И они начинают захватывать не самые мощные королевства.

И в Британию едут скандинавы в огромном количестве. Преимущественно, датчане. Такие понаехавшие, но в особом статусе. Ни кельты, ни германцы ничего сделать с ними не могут, поскольку они под покровительством рейдеров.
“Только троньте! Сами знаете, кто тогда приедет и что с вами сделает!”
Появляется Данелаг размером в четверть острова. Это не королевство и не административная область. Это просто такое место, где живут англосаксы и скандинавы и живут по скандинавским законам. Датчане активно занимаются торговлей. Торгуют лесом и шерстью. Организуют торговые города.
Все опять перемешивается. Языки, традиции, элиты. А в Константинополе подчас под видом варягов будут служить англосаксы.

И находится человек, которому приходит в голову мысль, что вся эта Англия может стать чем-то одним. Объединенным. Это король Уэссекса Альфред, позже получивший титулатуру “Великий”.
А еще Альфред понимает, что завоевание его родного Уэссекса викингами - это вопрос времени. И ему этого очень не хочется.
Он начинает создавать современную армию. Под это дело он перелопачивает весь уклад жизни Уэссекса, включая право.

В те времена действовало древнее германское право в центре которого стояло понятие “вергельд”. “Вер” - человек, “гельд” - золото. Стоимость каждого человека. От этого вергельда зависело все: налоги, права-обязанности, объем компенсаций, если человека убьют или покалечат. Понятно, что у нищебродов и элит были разные вергельды. И еще на вергельд влияло количество родни-друзей, которое в случае чего выйдут за тебя подписаться. И еще в праве был обряд отречения. Вот например, есть в родне условный дядя. Траблмейкер. То пришибет кого-нибудь по пьяни, то жену украдет… А родне платить и платить за это. Когда достанет, от такого можно отречься. Вот ты нам больше не дядя, знать тебе не знаем. Страшное дело.
И такой дядя долго не проживет. Обидеть его может каждый.

Альфред - образованный человек. Он знает латынь, он пишет свои законы на латыни. Он был в Риме, где Папа его помазал на царство. Он не абы какой дикий король самозванец. Он помазанник. Он сам на досуге занимается переводами. И он придумывает систему административного деления Англии.
“Хайд” - это количество земли, необходимое для прокорма одной семьи. Сотня таких семей объединяется в “хундерт”. А с десяток таких “хундертов” образуют “шир”. А широм правит шир-ривер, шериф.

Альфред откупается от викингов. Он платит им “датское золото” - “данегельд”. “Вот, ребята, вам деньги. Вы пока пойдите пограбьте моих соседей, а ко мне приезжайте лет так через пять.”
Викинги довольны. Они разбогатели, не подняв руки. Решают: “Нормальный мужик, с ним можно иметь дело.”

Приплывают лет через пять. А Альфред им: “ Не, ребят. Рано пока. Вот вам выкуп, а еще мы вас сейчас хитрую дорожку покажем к нашим соседям. Вот их грабьте. Берите - вот, прям, что захотите. У них есть. А к нам - позже.”
“Приятный человек, чевоужтам, сделаем, как говорит” - решают викинги.

Таким путем Альфред устраняет своих ближайших конкурентов.
Он добивает Корнуолл, он ослабляет сильную Мерсию. Под ударами викингов Мерсия все слабеет. Альфред выдает свою дочь замуж за мерсийского короля, который быстро умирает. А в Мерсии по факту правит его дочь. Она правила Мерсией до конца своей жизни, а Мерсия перестала представлять опасность для Уэссекса.

Выигранное время Альфред тратит на армию. Конечно, он не мог позволить себе полновесное рыцарство. Так или иначе, у него воевало ополчение. Но он придумал прагматичный подход к делу: в этом году ты пашешь, в следующем году - воюешь.
Тут к делу пришлась система широв, облегчавшая призыв. И сами вояки уже не дергались, что у них посевы пропадут. Они знали, что за них уберут и все сделают, как надо. А в следующем году они уже будут убирать за ушедших воевать. Да и семьи сами решали, кому воевать, кому пахать. Иногда воевали одни и те же. И у Альфреда образовывались профессиональные воины, которые умели быстро состроить принятые тогда, формации. У Альфреда в армии расцвела, как тактика “стена щитов” - почти фаланга, но закрытая щитами со всех сторон и сверху. Система Альфреда позволяла ополчению иметь время для обучения и тренировок.
Но, правда, “стену щитов” викинги переняли очень быстро. И с тех пор у викингов “стена щитов” будет всегда.

И еще Альфред строит флот. Ужасный, по мореходным качествам. Плохонький, косенький, кривенький. Но это флот.
Для серьезного морского боя он не годился, но защитить места высадки с моря он худо-бедно уже мог. Раза два-три этому флоту удалось даже победить. Но больше он годился не для того, чтобы победить, а чтоб отогнать.

Альфред начинает наступление за объединение Англии. Начинает. Он побеждает одного за одним местных скандинавских правителей. Большую часть из них обращает в христианство, часть оставляет править. Начинает вырисовываться новая объединенная политическая система с центром в Уэссексе. Альфред ее называет “ Регни Англорум”.
Это есть рождение Англии.
И Лондон уже становится Лондоном.
Нет, Данелаг Альфреду не удалось захватить, это доделают его сыновья.
Годы идут. Англией управляет дом Уэссекса, англосаксонская и датская знать сидят по своим местам и занимаются своими делами, не вступая друг с другом в сильные противоречия.

И здесь наступает завершающий этап рождения Англии. И как всегда это связано не только с самой Англией.
В Скандинавии появляется серьезный политический персонаж - Харольд Синезубый (блютуз). Современные датчане его очень любят. Он проводит практически сплошную христианизацию, кровавую и грубую. Крещеные скандинавские христиане едва отличают Иисуса от Вотана, но это не самое главное. А главное - это то, что в Европе скандинавы уже не дикари, с которыми можно только драться, а единоверцы, с которыми можно иметь дело. С ними можно вступать в союзы, можно вести дружескую и деловую переписку…

Для Англии важен сын Синезубого - Свейн Вилобородый. Фигура практически равномощная своему отцу.
Свейн Вилобородый уже может собрать вполне современную армию, укрепленную вполне европейскими союзническими подразделениями способную ставить перед собой очень амбициозные задачи. С такой армией надо считаться кому угодно.

И именно в это время. Англией и Домом Уэссекс правит эпичнейший персонаж Этельред Неразумный. Его титулатуру переводят еще как “ С плохими суждениями” и “ Без царя в голове”.
И когда в его страну начинаются новые вторжения сильной, прекрасно организованной и современной армии викингов, он делает то, что делал Альфред сто лет назад. “Альфред откупался и я откуплюсь.”
Только он забыл, что Альфред откупаясь, создавал армию и флот, а Этельред неразумный просто платит.
И в 991 году Этельред выплачивает данегельд Вилобородому.
Вилобородый приплывает в 994 году. Этельред платит: “Вот деньги, уплывайте, вам здесь не рады.”
Так продолжалось до 1010 года, когда у Этельреда закончились деньги. Викинги вторгаются в Уэссекс и начинают его грабить.
Этельред Неразумный со своим войском идет ловить армию викингов, тупо ходя по ее следам. А по факту - Этельред на востоке - викинги на западе. И так до бесконечности. Ходит так и ловит.

Знать - в бешенстве от такого военного гения. “ Эй, начальник, ну ты уж определись. Что ты таскаешь армию из конца в конец по Англии? Сделай что-нибудь!”

Этельред понимает, что становится горячо. А горячо становится.
Датская знать подумывает присягнуть Вилобородому или Кнуду, который пришел после него. Просто такого дурачка терпеть больше нельзя.

Этельред кидается в Нормандию, просит о помощи и просит дать ему нормандскую жену. Этельред женится на Эмме Нормандской, это ему не помогает, викинги его разбивают и он бежит прятаться в Нормандию.
А правителем Англии всей Англии становится Кнуд. Сын Свейна Вилобородого. Молодой парень, под которым находятся Англия и большая часть Скандинавии, который хочет навести порядок и вообще за все хорошее.
А еще Кнуд делает еще одно дело. Он берет и женится на Эмме Нормандской. Жене человека, с которым его батя воевал.

От Этельреда Неразумного Эмма родила двоих детей. И от Кнуда родила двоих детей. И все легитимные наследники. Как страну и власть делить?

Пока был жив Кнуд - все было ровно. Он съездил в Рим, добился своего признания от Папы.
Но английская знать уже ломала головы - что будет потом. Из какой династии выбирать правителя. Они считали, что это у них единственная проблема.
Но. Они не учли фактор Эммы Нормандской. У нее был племянник в Нормандии - Вилли. Тоже норман, из викингов по происхождению.
В 1066 году Вилли пил с друзьями, чесал за ухом, но интересовался, что там на острове. В какой-то момент он решил, что его тетю там обижают. Вилли собрал армию и поехал в Англию - тете помогать.
В историю он вошел, как Вильгельм Завоеватель.
И этот его поступок определит историю Европы на столетия вперед.
А в Англии на ближайшие триста лет английский язык становится языком плебса. Элита будет говорить по-французски.
Англия - это фантастическая смесь культур: кельты, романизированные кельты, германцы, викинги, преимущественно, датчане и норманны из Франции.
И все это можно увидеть в современном английском языке.

#  terpila » 12 июн 2020 05:10

Англия стоит особняком во времена, которые называли “темными веками”. Это то время, а главное, те процессы, которые происходили на территориях Римской Империи после ее распада.
Собственно в Англии это время было действительно темным по сравнению с континентом, если считать цивилизационные потери. Можно сказать, что на континенте были сумерки разной степени интенсивности. А в Англии было темно.
Ну и Англией она тогда не была. Была Британией. Так ее назвали в Риме по имени части кельтских племен. Были и другие племена - в Ирландии жили тогда скотты, а на севере жили пикты ( разукрашенные, татуированные), как их римляне назвали. И вот эти пикты со своим севером не входили в состав Римской провинции Британия. Не добрались до них легионы. Не добрались, но оградились от них. Не только ж китайцам стены строить. Были построены знаменитый “Адрианов вал”, другие укрепления. Эти укрепления караулили войска Рима. А караулить их становилось все проблематичнее. На дворе происходил “раннесредневековый климатический пессимум” - понижение средней температуры примерно на полтора градуса. Для севера это чувствительно. И в Англию стали мигрировать племена из земель, находящиеся севернее. Эти племена поддавливали на пиктов, а пикты на римские укрепления.

И вот, в 406 году, за 70 лет до формального конца Римской Империи, полководец Флавий Стилихон отдает распоряжение: “ Вывести из Британии все легионы. Они мне самому нужны. Все - ко мне!”

Вот здесь начинается отличие Англии от континента. На континенте и после распада Римской Империи она будет исчезать медленно-медленно. Легионы никуда сразу не денутся. Ими варвары командуют? Ну и что? Уже не привыкать. Да и варвары вполне романизированные. Еще на континенте будут строить римские дома, продолжать ходить в римские бани, иметь римскую систему администрирования…

А тут в Британии - бабах! И нет Римской Империи. Ушла. Без прелюдии.

Но в Британии есть романизированная веками, элита. Они бреют бороды и носят римскую одежду; они говорят на латинском; они ходят в бани; они живут в “римских” городах; они занимают должности в “римских” администрациях… Они привыкли быть под римской защитой, наконец.
Элита в неописуемом шоке: “ А мы? А как? А кто будет Адрианов вал охранять?!”
И получает ответ: “ Ну уж вы как-то сами давайте…”
Элита кричит: “ Рим, введи войска!”
Но получает помощь в одном: Рим помог организовать переселение отчаявшихся аристократов на континент, в современную Францию, на территорию, которая потом будет иметь имя “Бретань”.

Это тоже фактор “затемнения” Англии в темные века. Рим не только легионы увел, но и вывез существенную часть носителей своей культуры. Рим же романизировал элиты. Ребята, которые на земле из поколения в поколение работали , могли и не заметить, что у них тут какая-то Империя была.

Итак, часть элитарных умников, которые очень хорошо поняли, что “щаз начнется” и не имели интереса в этом участвовать - уехали. Сбежали.
Но часть и осталась. Не сбежала.
Это потрясающе, но им, оставшимся, кое-что удается. Они создают какие-то организованности, соображают, что делать, налаживают какую- никакую самооборону и даже дипломатию.
Почему б и не дипломатию? В конце концов противостояние идет между романизированными кельтами и нероманизированными кельтами. Пиктами, которые красят волосы и себя разрисовывают. И там было, с кем вести переговоры. Это друиды. Авторитет друидов был у пиктов беспредельно высок. Да и не все бритты были христианами в душе, носили крест, но бегали в священные рощи к священным деревьям. Есть римские записи с описанием того, как схватку одного племени пиктов с другим прекращает появление друида. Он влезает в эпицентр схватки и кричит что-то вроде: “ А ну, кыш! Побросали свои топоры! Брысь отсюда!” И это срабатывало.
Может быть бриттам и удалось бы наладить какие-то позитивные тренды, но пикты совершают одно, гениальное в своей простоте, открытие. До них доходит, что можно не штурмовать в лоб раз за разом Адрианов вал и другие укрепления. Их можно просто обплыть по воде на лодочке. Обплыть и вылезти уже с другой стороны. И грабить, грабить…

Можно сказать, что пикты создают шаблон. Такую печать несчастий Англии. Ее периметр, точнее рисунок периметра создает просто идеальные условия для желающих пограбить. Бухточки, заливчики, где можно укрыться от шторма или погони, можно просто отдохнуть, спрятавшись и поделить добычу. А отдохнув, можно двигаться в другой населенный пункт за новой добычей. По этому шаблону будут действовать многие. Веками. Пока у Англии не появится первый флот.

Ну и можно добавить, что провинция Британия, как край империи, была местом политической эмиграции. Туда ехали ранние христиане, потом ехали еретики, ехали те, кто не чувствовал себя в безопасности по политическим причинам.

А в это время в пятом веке континент становится очень неспокойным местом даже по меркам раннего средневековья. Там бушуют гунны под предводительством Атиллы. Там такие движения…Там перемещаются вандалы, готы, франки… Они ведут между собой разборки, с Римом разборки…
Континент стал стал настолько неспокойным, что многие северные племена бегут в Британию.
Из Британии бегут фанаты Римской Империи. А в Британию прибывают племена из Саксонии, из Ютландии, из Фризии ( Голландии). Прибывают на поселение. Прибывают разрозненно, но много. Могла приехать одна семья. Или группа семей. Или даже племя. Примерно по такой схеме: Приезжают, высаживаются, смотрят - травка хорошая. Решают, что будут здесь жить. Начинают землю возделывать. Появляется какое-нибудь кельтское племя:
- Вы кто такие?-
- Мы - англы. Мы тут живем теперь-
- А давайте мы вас перережем?-
- Ну, давайте. Всех не перережете.-

И резались, и рубились, и договаривались и смешивались. Да так, что сейчас историки не могут определить, кто где высаживался.
Понаехавшие не имели завоевательных задач. ( Хотя, есть историки, которые полагают обратное, просто потому что переселенцев было много) Они бежали от холода и того, что происходило на континенте. Но они были сильнее бриттов по части пассионарности. У них были вожди, они знали, что хотят. И их, действительно, было много. Они теснили бриттов к окраинам.
Выросший потом из глубины темных веков миф о Короле Артуре был об этом. Король Артур - бритт, романизированный кельт, сопротивляющийся давлению германцев.

И вот, что здесь важно. Понаехавшие внесли свою усугубляющую лепту в “темноту” темных веков Британии. Они не были христианами. Они не понимали, что такое церковь и зачем она стоит на холме. Они были носителями германского пантеона - Один, Тор и все остальное. У них не было письменности. Они не понимали, что такое деньги и зачем они нужны. Они не знали латынь и понимали, зачем ее знать.

Вот что такое темные века в Британии: четырехсотые и пятисотые года Британия проводит фактически без христианства и без письменности.

Да, христиане тоже бежали. В основном в Уэльс и больше в Ирландию. Святой Патрик и все такое. Почему из Ирландии, а не из Британии? Да не было никакой христианской жизни и работы в Британии. Там в эти годы смешанное кельтско- германское язычество.

И еще важное. Разрушены все торговые связи. Приезжает из Британии кто-то из тех, кто еще латынь знает, по прошлым имперским связям туда, где он раньше хлеб покупал в Империи. А там сидит мужик в штанах, а не в римской одежде. Ничего не понимает. Отказывается хлеб продать.
Британия в фактической изоляции.

И в Британии начинается голод. При том, что плодородных земель хватает. Но только в этом хаосе, перемещениях и постоянных грабежах возделывают эти земли все меньше.
В Британии исчезает монетарная система. Никто тебе не отдаст бобы со своего огорода за римскую монету. А какой-нибудь сакский вождь с удовольствием получит от тебя монету. И повесит ее себе на шею. Или покажет мешок таких монет своим гостям - смотрите, как круто, что у меня есть.Но не в качестве денег. А в качестве клада неизвестно чего.

Экономическая система упрощается до предела. Смысл имеет только еда. И еще земля. Если ты крутой и захватил много земли, то у тебя будет много еды.
Если твой двор больше моего, то у тебя будет больше еды, чем у меня. И я сделаю все возможное и невозможное, чтоб захватить твой двор.

Люди уходят из городов. Города теряют смысл и содержание. Каменные строения растаскивают на укрепления. Люди уходят в хиллфорты - такие форты на холмах. Когда -то римские легионы , завоевывая остров, вышибали людей из этих фортов. Они и стояли заброшенные. В темные века туда возвращаются за какой-никакой безопасностью и организованностью, пусть и бандитской.
Часть фортов занимают германцы.

Вне фортов механизм управления - рэкет.
- Человек, ты здесь бобы растишь? Будешь отдавать нам часть урожая, а мы тебя защитим.-
-От кого защитите? -
- От нас, идиот, от нас. Мы и нападем, если не отдашь часть.-

Забавно, но сегодня русские, пережившие 90-е, понимают происходившее в темных английских веках, лучше, чем сами англичане. Русским долго растолковывать не надо.

Все это вместе приводит к административному дроблению Англии буквально на горошины. Все, у кого есть земля именуют себя “королями”.
-А ты кто?-
-А я король вот этого ручья!-
-А я король вот этой рощи!-
Куда ты мог придти со своими друзьями, вскопать землю и защитить урожай - там ты и “король”

При этом границы административных делений зыбкие. Меняются и плывут непрервыно.

Так оно всегда бывает, когда нет объединяющей силы. В Британии уже нет Рима, нет сильных объединяющих племенных вождей.

Ну и надо добавить, что в пятисотые годы бушует Юстинанова Чума - первая зарегистрированная пандемия. Англию она тоже задела. И добавила хаоса в происходящее.
Продолже сле

#  Rip van Winkle » 07 июн 2020 15:44

Опечатьки какие-то в тексте с датами...

#  Rip van Winkle » 07 июн 2020 15:24

Да, и в деньгах теперь каролингский серебряный динарий - золото кончилось.

#  Rip van Winkle » 07 июн 2020 15:21

terpila,
Я чего-то не так написал, раз выходит, что арабам были нужны викинги:).
Речь шла о том, что после вторжений германцев римская цивилизация вокруг mare nostrum вполне сохранилась - в обращении золотой солид, он же номисма (в Галлии они чеканятся с портретами императоров). Золота, по словам Пиренна, при дворе Меровингов хоть залейся, а у вестготов и того больше. Все канцелярии пишут на египетском папирусе, специи импортируются десятками кг. и так далее - с Запада на Восток, но, в основном с Востока на Запад.
Тогда как вторжение арабов, падение Карфагена в 680 году окончательно рушит средиземноморскую цивилизацию. Ни арабских купцов в Париже, ни христианских в Дамаске или Багдаде быть не может, туда-сюда ездят лишь евреи. Но это уже не тот объём.
Соответственно, если основной доход Меровингам давали ещё уществовавшая римская система налогообложения и пошлины, то Каролинги платят за службу только землёй. Начинается феодализм.
Ну и ещё про разницу: если норманн Роллон (он же Рус, между прочим:)) присягнул каролингскому императору и стал герцогом, то ни один мусульманский эмир этого сделать не иог - только война.
Вот большая цитата:
"После Карла Великого, который мог хотя бы предпринимать оборонительные действия, государство франков оказалось совершенно бессильным и беспомощным. В 838 г. арабы взяли Марсель, а в 842 и 850 гг. дошли до Арля. В 852 г. арабы захватили Барселону. Побережье было совершенно беспомощным и не защищенным от постоянных нападений врага. В 848 г. оно было буквально наводнено греческими пиратами, а в 958 г. уже датчане, обогнув Испанию по Атлантике, появились в Камарге.
Около 890 г. часть арабов-магометан из Испании утвердилась между Йером и Фрежю, а также создала плацдарм во Фраксинетуме (Ла-Гард-Френе) в Шан-де-Мор. Отсюда они постоянно предпринимали крупномасштабные конные набеги на Прованс и Дофине, где они действовали практически безнаказанно. В 931 г. произошло небывалое событие: арабы были разгромлены греческим флотом.
Лишь в 973 г. граф Арльского округа Гийом выбил арабов-магометан из пределов округа и прилегающей прибрежной зоны. А до этого арабы не только хозяйничали на побережье, но даже контролировали альпийские перевалы.
На итальянском побережье ситуация была не лучше. В 935 г. арабами была разграблена Генуя[226].
Нетрудно догадаться, что в таких условиях порты были практически закрыты для судов. Тем, кто хотел попасть в Италию с севера, отныне оставался лишь один путь: через альпийские перевалы, где их подстерегала опасность быть ограбленными или убитыми арабами, которые приходили сюда со своего плацдарма во Фраксинетуме и подкарауливали торговцев. И мы видим, что перевалы, ведшие в Прованс, совершенно обезлюдели; ими никто не пользовался, поскольку, как мы уже отмечали, торговля была там практически полностью подорвана."
Это вот к вопросу об арабах в горах:)). Ну и как результат, цивилизация уехала на север, где от норманнов можно было бы хотя бы откупиться, торговлю, даже с севером, арабы вели через Волгу, как ты знаешь, потому что там ещё язычники.. Короче, полный упадок всего.

#  terpila » 07 июн 2020 08:40

Rip van Winkle,
Жень, ты знаешь, что я редко смею тебе возражать, но сейчас наберусь окаянства:-)
Первое. Вот смотри. Этот Анри Пиррен, небось француз? И книжка довоенная?
А че у нас там модного до войны в европах ? Небось, не толерантность, а где-то наоборот. Национал -дарвинизм, поиск виноватых в кризисе, переписывание национальных историй и все такое. Или Гитлер был одиночкой и читал только Ницше? Ему было, что почитать и у современников.
Чему удивляться, что француз пишет так в то
время. И модно, и правильно где-то. Француз, где их франко-алжирцы, которых все равно называли "арабами" в некоторых областях составляли 30-40% населения. Вполне трендовый подход.
Ну, да. Халифат, в том числе, расположился на землях с большим количеством христиан, с сильным фактором эллинизма. И в этом смысле он пришиб античность, кто б спорил.
Вот Иоанн Дамаскин ( из Дамаска) писал, что, дескать, какой ужас - молодежь на улицах уже не говорит по-гречески, только по- арабски.
Но вот почему это так легко произошло, это уже другой вопрос и он не к арабам.
Французы сами едва увернулись в битве при Пуатье, чтоб не стать частью халифата.

Второе. Вот северные варвары. Ну не получаются здесь арабы.
Скандинавия - попа Европы. Ее Рим не стал прикручивать, Европа не покушалась. Там взять нечего.
И еще это горы. Вот если у викингов оружие победы - это драккары, то у арабов - верблюды. Они могли жить, скрываться, переходить там, где никто не мог. Арабы ж - тоже рейдеры, только не водные, а пустынные. Это не римские легионы, которые, если притопали - будут драться. Арабы и свинтить могут, если гарнизон видят. Подождут, пока гарнизон уйдет их ловить и возьмут город.
А вот горы - это не место для арабов. Не их сильное место. Если б они умели в горах, наверное и в Испании иначе расположились.
Ну зачеем? Ну зачем викинги арабам? Даже осевшие и присягнувшие?
Во времена Халифата христианство не было огромным пороком. У них даже зороастризм допускался, что странно, поскольку он не совсем монотеизм.
Иудаизм, христианство и зороастризм - допускались. Плати джизью - налог на иноверцев и молись своему Богу.
Халифат они понимали "территорией мира", где все правильно, чинно-благородно. Все остальные земли были "территорией войны", где все неправильно. Задача правоверных магометан - привести все остальные земли в Халифат, чтобы жить в мире. Это и был "джихад" во времена Халифата.
Единицей их интереса были территории.
Потом, когда Халифат стал задыхаться от собственных размеров, когда внутренние проблемы стали давить, понятие "джихада" стало переформатироваться, к иноверцам стали жестче относиться, но это уже потом.
Не видно, зачем им викинги. В любом виде. Территорию их к себе не притащить, география не арабская.
Викинги, как жители других территорий, отдельно тоже вроде не их интересы.
Чего не понимаю?

#  Rip van Winkle » 06 июн 2020 16:49

terpila,
А вообще, Лена, я тут почитал старую, ещё довоенную книжку Анри Пиренна "Империя Карла Великого и Арабский халифат. Конец античного мира" и склонен с ним согласиться: прикончили античность (начали Средневековье тож) вовсе не германцы, хоть во франко-вестготском, хоть в скандинавском своём изводе - а именно арабы. Не пересказывая всего:), одно определяло - северные варвары принимали христианство, садились на землю, приносили вассальную присягу - короле вживались в Империю.
Ясно, что для арабов это было немыслимо.

#  terpila » 04 июн 2020 22:53

В десятом веке Норвегия, точнее то, что потом станет Норвегией, христианизируется. Ну как христианизируется? В своем жанре, конечно. Вот был воздвигнут крест на могиле Эрика Кровавой Секиры - рейдера, ненавидящего христиан, как иноверцев и режущего их там, где увидит.

А в начале одиннадцатого века принципиальной точкой стала фигура Олафа Толстого. Он тоже христианизирует будущую Норвегию. Он строит церкви.
Будущие страны - это важно. Еще нет определенных Норвегии, Швеции и даже сильной Дании. Они могут состояться, а могут и нет.
И еще Олаф Толстый воюет с Данией. Это скандинавские войны нового калибра. Это не прошлые схватки сорок на сорок, а уж если собирается четыреста на четыреста - это колоссальная битва. Новые войны - это уже тысячные воюющие стороны. Не многотысячные, но тысячные.
Это к вопросу о том, на что тратят свои огромные деньги викинги. Не все ж они проедают и пропивают в своих традиционных пирах с ритуальной кониной и вкусными кабанами. Они тратят деньги и на армию. И на найм войска. Вообще в широком смысле - деньги тратятся на влияние.
Строишь церковь - усиливаешь свое влияние. Умножаешь армию - усиливаешь влияние.
Датский король - силен. И Олаф едет к Ярославу Мудрому за войском. Едет не на ровном месте, а по знакомству. Он хорошо знает вторую жену Ярослава Ингигерду. Когда-то они дружили и даже собирались пожениться. Но династические и политические расклады выдали Ингигерду за Ярослава.
Олаф получает от Ярослава двухтысячный корпус, едет с ним домой, объединяет все свои войска и вступает в сухопутную битву при Сиклстаде. Битве между сторонниками создания Норвегии и сторонниками присоединения к Дании. Одной из самых важных сухопутных битв для будущей Норвегии. Ибо могло повернуться так, что мы бы никакой Норвегии и не знали вовсе.
И в этой битве Олаф Толстый погибает. Ему отрубают голову. Сто лет назад - никто внимания не обратил бы. И история Норвегии на этом могла бы и закончиться. Мало ли в битвах вождей погибает. Но у ситуации было новое качество. И погибший Олаф Толстый внес бОльший вклад в установление Норвегии на карте, чем живой.
Олаф - христианский правитель, патрон церкви, миссионер. Это удар от христианства по Дании и Кнуду.
Немедленно развилось движение: “ Эти датчане убили нашего Олафа! Он мученик за христианскую веру и наше дело. Он, как Иисус, принес себя в жертву за нас! Так не дадим этим датчанам… Отомстим!”
Находятся священники, которые вскрывают могилу Олафа, обнаруживают нетленные останки, перезахоранивают его в церкви и объявляют святым.
Его имя поднимают, можно сказать, на национальные знамена.
И вот с этого момента уже можно считать, что речь идет о конкретной Норвегии. Норвежцы уже с полным пониманием сражаются за неподчинение датским королям и из этого по сути рождается Норвегия.

А в это время в Европе… У восточных франков начинает проклевываться то, что потом станет Первым Рейхом или Священной Римской Империей. И там Генрих Первый Птицелов, будучи занятым тучей дел - Италией, славянами, венграми, своими феодалами, укреплением границ, находит время, ресурсы и тактические решения для того, что Европа не могла сделать веками - организовать карательную экспедицию на север, в Скандинавию против викингов. Точнее в Данию-Ютландию.
На севере, привыкшему к своей географической недоступности, никаких экспедиций, разумеется не ждали.

Армия Генриха очень легко разбивает вдребезги и пополам несколько конунгов и ярлов и приводит нескольких весомых морских королей к вассальной клятве. Генрих недвусмысленно обозначает свой интерес по перетягиванию всей Дании на континент.В вассальном смысле.
А в самой Дании впервые начинаются лихорадочные процессы по объединению. Раньше такого было не надо. Конунги объединялись в походах для конкретных задач. А тут возникла серьезная необходимость объединяться в новом, государственном смысле для противостояния интересам франков. Процессу мешал все тот же вопрос: “Кто ты такой”, адресованный любому, кто претендовал возглавить процесс объединения. Удалось это сделать Харольду Синезубому ( блютуз в его честь был назван), кстати, вполне христианину.
Так в Скандинавии исторически получалось - процессы организации государства поддавались только христианам.

Кстати, Дания тогда была больше, чем сейчас. В нее входила вся Ютландия вместе со Шлезвигом, южная Швеция и Осло с фьордом.

Харольд объявляет себя полновесным рексом этих территорий.
Харольд предлагает современные институты власти и монархию по европейскому типу. И проводит сплошную христианизацию своих территорий. Проводит очень жестко, можно сказать, кроваво.

Но намного интереснее Кнуд Великий. За счет интегрирующей христианизации и накопленным за долгое время, деньгам, Кнуд собирает очень солидную армию и достаточно легко завоевывает Англию, уже объединенную Альфредом Великим из Уэссекса.
Только только англичане успели обрадоваться своей возникающей единой государственности - не тут то было.
Приехали викинги и завоевали. И бодро начинают править.
Кнуд даже перетаскивает свой двор в Англию. На скандинавских территориях сажает наместниками своих зятьев- дядьев, друзей ярлов, а сам занимается только Англией. В Англии уже есть ширы, есть шерифы, есть администрации, есть церкви везде; там есть перепись населения и налоги… Там удобнее править, чем в диковатой Скандинавии и есть, чему поучиться. И Кнуд старается усвоенные английские образцы переносить в Данию.
Он содержит королевскую армию, прекрасно обеспеченную. На дворе уже 11 век, и это нормандские шлемы, франкские мечи, железные кольчуги. Он содержит флот из 60-ти больших драккаров. Кнуд - патрон Церкви, и при нем светская власть и церковная едины, как никогда.
Все это он насаждает и в подведомственной Скандинавии. И в 11 веке христианизации Скандинавии разгоняется в полный рост. А ее территории по своему устройству все больше становятся похожи на просто европейские государства.
Все это даже напоминает империю.
И чисто теоретически она могла и сохраниться:-)

Но в 1035 году Кнуд умирает и начинается традиционная средневековая кровавая схватка за его место. Невнятные победители сменяют один другого, и почти все они умирают странными смертями - на пиру, на охоте и просто без причин.

Эта муть продолжается до тех пор, пока королем не становится Эдвард Исповедник. Это уже типично феодальный сюжет. Эдвард много чего сделал для Церкви, но он не управляет территориями.
Ими управляют магнаты - крупные феодалы. Эдвард отменяет налоги на армию, отменяет содержание королевских флота и армии.
После правления Эдварда Исповедника после тяжелых гражданских войн, где люди убивали друг друга пару десятилетий, с изменением границ и истреблением населения на политической карте формируется примерно современное положение дел:
Англия, Шотландия, Дания, Швеция, Норвегия.

Заканчивается эта история совершенно эпически, фантастически и потрясающе во всех смыслах.

В 1066 году норвежский конунг Харольд Суровый собирает огромную армию. Харольд и Руси не чужой. В Киев ездил, и часть этой армии у него из из Руси. Впрочем, количество умеющих воевать в Скандинавии и так раздуто гражданскими войнами.
Он собирает армию в десять тысяч человек! Это пиковое значение для всей истории викингов.
И эта армия движется в Англию, имея целью Йорк. Движение громадного флота вдоль берегов Англии, разумеется, заметно и вся северная Англия собирает всех, кто держит оружие в руках, чтобы дать отпор викингам, пусть их и много.

Итак, дата важна. 20 сентября 1066 года происходит сражение при Фулфорде. И в этом сражении гибнет вся северная Англия. Полегли все. Армия Харольда Сурового берет Йорк, грабит окрестности, насилует женщин, пьет, празднует победу, как положено.
А в это время юг Англии мобилизуется с бешеной, невероятной скоростью. И это приличная профессиональная армия. За считанные дни.

Викинги ничего такого не ожидали так быстро. Нет, они знали, что юге есть армия, что она прибудет когда-то…
Викинги даже не заметили, что кто-то подошел.
И 25 сентября 1066 года в битве при Стемфорд Бридж армии викингов не стало. Это была фактически объединенная армия всей Скандинавии.
Больше таких, да что ТАКИХ, даже вообще серьезных армий у викингов уже не будет. Да, будут продолжаться какие-то рейды, будут гражданские разборки, но это уже будет наклонная плоскость.

Итак, пьют уже англосаксы. Они победили армию викингов.
Но в истории не так все просто.

И 28 сентября на юг, девственно свободный от военных, высаживается нормандская армия Вильгельма Бастарда. Тоже викинга по происхождению. В историю он войдет, как Вильгельм Завоеватель.

Вот такая нескучная неделя, ребята. Скандинавская и английская армии практически уничтожены, а в Англию пришел Вильгельм Завоеватель.

Викинги больше не проблема для Европы. И она готовится к следующему приключению - Крестовым походам.

#  Nikiforoff » 04 июн 2020 18:49

Да. Прочитал, но тоже склоняюсь к принципу "верь ушам и глазам"своим.историю пишут победители, и как им хочется. Поэтому делить все надо на 10,фантазии даже уважаемых археологов и историков. А китайцы воевать не умели никогда. Кто только их не нагибал....

#  terpila » 02 июн 2020 07:22

Скандинавия никогда не входила в Римскую Империю, даже по отношению к кельтам она была стороной, принимающей цивилизационные дары - от телег до бронзы.

За два века своих рейдов викинги встретили много разных людей. Половину встречных они убили и продали в рабство, с частью с частью познакомились, с частью ассимилировались.
К десятому веку викинги - это уже не ватаги голодных бородачей в кожаных шапках, составом в тридцать щщей, стремящихся на зиму домой подправить забор и укрепить крышу. Это профессиональные воины, знающие свою силу, повидавшие мир и людей, контролирующие существенную часть европейской территории. И еще важно то, эти люди возвращаются из своих походов, будучи абсолютно недовольными своими скандинавскими статусами - вождями фьордов и морских царьков. Они возвращаются полными политических амбиций, с планами объединять скандинавские земли и именно под своей дланью. Проблема в том, что желающих таких уже много, а сами скандинавы пока не готовы вдруг назвать кого-то из своих “королем”. Или не очень готовы. И склонить их к этой готовности не очень просто. В Скандинавии опять начинаются межусобные войны. Такие богатые, сытые материальными благами, коты, имеющие возможность пользоваться драккарами, вмещающими до ста десантников начинают воевать за построение политической карты Скандинавии.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Эпоха_викингов#/media/Файл:Viking_Expansion.svg

К слову о драккарах. Для своего времени - это были крутейшие корабли и вся Европа будет на основе их клинкерного судостроения совершенствовать свой флот. Но если включить воображение… Ребята ходили по северу. И от океанской пучины их отделяла толщина одной доски. А там вообще айсберги были. И тонкие льды, которые могли быть проходимыми, а могли и раздавить судно. Как они принимали решения… И еще там были чертовы туманы, когда не то, что звезд - руки не видно. Тут одна загадка есть. В захоронениях викингов археологи находят много чего. Логичного и нелогичного. Находят оружие, амулеты, весы и ткани, украшения, посуду. Находят корабли и скелеты наложниц. Находят статуэтки Будды, христианские и зороастрийские ритуальные предметы. Там можно найти все. Кроме компаса. Археологи ни разу не нашли компаса в захоронениях викингов. А компасы уже были. Их давно изобрели китайцы, а арабы сообразили, как их использовать. Викинги торговали с арабами. И, вроде, должны были знать компас. Короче, как викинги ориентировались в своих морских льдах и туманах - загадка.
Версии есть, ответов нет.

Европа мало помалу учится противостоять рейдам викингов и уже кое-что умеет по этой части. А еще точнее - норманны учат Европу противостоять рейдам викингов. Но если викинги свистят общий сбор и образуют многочисленную армию, то справиться с ней пока умельцев не наблюдается.
Викинги по-прежнему не самые большие любители сухопутных сражений, с регулярными армиями, по крайней мере. Их сильное место - морской бой. Вот, что характерно: даже их Один всегда с копьем, которое всегда попадает в цель. Если разозлить Тора, который за восьмой-девятый века стал главным в пантеоне, он кинет свой молот.
Морской бой на дистанции метания - вот, где сила викингов. Это самый характерный викинговский бой. На море викинги пользовались еще и луками. На суше - только факультативно.

Итак, о внутренних делах Скандинавии, куда возвращаются из походов амбициозные викинги, с претензией рулить чем-то бОльшим, с претензиями европейских правителей, на которых они насмотрелись.
Самый главный политический вопрос средневековья ( и не только:-) : “ Кто ты такой?”
“ Кто ты такой, чтобы мной повелевать? Докажи свою легитимность.”

Ты говоришь: “ Я самый сильный.”
Тебе отвечают: “ Ерунда. Вот мы сейчас соберемся - трое, пятеро - не самых сильных. Или скинемся и наймем тех, кто умеет меч в руках держать. И наваляем тебе так, как ты представить себе не можешь.”
Ты говоришь: “ Я лучший воевода. Я победил тех и этих, и еще тех…”
Тебе отвечают: “ Ерунда. Вечно побеждать нельзя. Это не доказательство.”
Ты говоришь: “Меня выбрали уважаемые люди…”
Тебе отвечают: “ Гыыыыы. Во-первых, не все тебя выбирали, а во-вторых, как выбрали, так и развыберем, если разонравишься.”
Ты говоришь: “ Я из рода… Мой отец-дед-прадед….”
Тебе отвечают:” Ой, умориллл… Да таких здесь стопятьсот…”

Решение проблемы легитимности власти существовало. Только викинги о нем не знали. Его знали в Месопотамии, его знали в Египте и Персии, его знали в Византии и Европе. Легитимная власть - от Бога.

Норвержцы числят историю своей государственности с 872 года, с битвы при Хаврсфьорде где Харольд Прекрасноволосый ( бывший Харольд Косматый) разбивает своих конкурентов.
Дата эта, наверное, сильно условна. В ту Норвегию, которую Харольду удалось объединить не входил, например, большой фьорд, где был город Осло. Этот фьорд тогда принадлежал Дании.
Харольд по праву сильного объявил себя королем Норвегии. Для истории этот факт важнее, чем для современников. Современники его не понимали: “Какой король? Какой Норвегии? Мы тебя не звали.” И Харольд все свое правление ездил и отвечал на вопрос: “Кто ты такой?”
Этим же занимается во время своего правления его сын - Эрик Кровавая Секира.
Эрик тоже ведет курс на объединение, убеждает соотечественников, что объединяться - это круто. Что объединившись, можно попробовать арабов пограбить или даже Константинополь… Можно быть такими, как франки…
Но его обламывает вопрос: “Кто ты такой?”.

Впервые получается создать что-то устойчивое на территории Норвегии только при внуке Харольда Прекрасноволосого Хаккане Добром. Который на вопрос:” Кто ты такой?” Ответил: “ Я христианин”. Упс!

Христианизация скандинавов - это серьезная тема, принципиально повлиявшая на формирование политической карты региона.

Христианство в десятом веке было известно викингам. И крещенных викингов уже было много.
Норманны все были христианами. Данелаг был готов принять христианство. Принимали христианство те, кто нанимался служить Византии и становился варягом. Ну и десятилетиями убивая христиан, викинги обзавелись сведениями о христианском Боге, об Иисусе. Рабы, которых собирают викинги, тоже в основном -христиане, и тоже оказывают какие-то миссионерские влияния на своих хозяев.

Важно подчеркнуть, что , принятие христианства для большинства викингов в те времена еще не было “всерьез”. Обряд крещения здорово опережал возникновение понимания сути религии.
Источники рассказывают о ярлах, которые умудрялись креститься несколько раз, воспринимая крещение, скорее, как обряд некой присяги, связанной с европейским Богом.
Впрочем, это вообще общее свойство христианизации средневековья. Пересказ содержания того, что рассказывали о Боге средневековые миссионеры - это отдельная песня.
Что касается конкретно викингов, здесь важно следующее. Скандинавская (германская) космогония утверждала существование нескольких обитаемых миров. И скандинавы подсознательно были готовы в встрече, к восприятию иного и вообще чего угодно - огненных великанов, ледяных великанов, эльфов, гномов, карликов, финнов и , наконец иного Бога.
Потом. Наверное, невозможно перевербовать монотеиста в политеиста. А политеист рассказ об ином, едином Боге воспринимает легче. Где-то сначала подсознательно, как плюс один.
А викингов даже не испугал концепт Троицы. Им это было как-то “понятно”. Их Один сам себя приносил в жертву самому себе. Так, что без богословских противоречий здесь обошлось.

Святой Ансгар. Был епископом в Гамбурге. Бежал из города при разграблении города викингами.
В средине девятого века приехал в Скандинавию, скупил там юношей - рабов и организовал из них миссионерскую школу монашеского толка, делая упор на двойственность воспитания. Эти юноши знали Скандинавию, ее религию, ее богов, а учил Ансгар их христианскому учению.
Ансгар полагал, что из скандинавов должны получиться лучшие монахи-миссионеры для Скандинавии.
И его расчет оправдался. Ну почти. “Почти”, потому что они несут в мир, мягко выражаясь, очень странную версию богословия. Но скандинавов она цепляет. Ученики Ансгара знают слова, нужные для убеждения.
В первую очередь они делают упор на некоторые похожести религий, а точнее на то, что можно представить сходствами. Дерево, Змей, Рай, искушение… Да и молот Тора - это почти Крест. И вообще, как вы думаете, почему вы живете хуже, чем в Европе? Потому, что носите ущербные кресты. Дополните ваш молот до полного креста и все будет в порядке.
Рагнарёк, говорите? Вот скоро тысячелетие с Рождества Христова, вот тогда вы увидите Апокалипсис. Архангела с горящим мечом.
Если рассмотреть рунические камни с изображением распятия, можно заметить, что руки у Иисуса привязаны, а не прибиты. Сын скандинавского Бога не должен терять возможность держать меч. Это представление и Христе торжествующем, гневном и сильном, которого не волнуют внешние события. Это не еврейский конунг. Это берсерк.
Ну и конечно ученики Ансгара делают упор на кровавые события Ветхого Завета. Завоевание Ханаана - прошли по лагерю, убили три тысячи человек, которые молились языческим богам. Башню люди решили построить до неба, чтобы с Богом сравниться… Ну-ну…
Люди не понравились Богу - решил убить всех людей! Потоп решил сделать. Всех, включая даже зверей и начать все с начала с ними… Такой Бог не был чужд мироощущению викингов.

А уж если даже такое богословие не находило отклика, то в ход шел самый сильный, неубиваемый аргумент, который по всей вероятности был доведен и до сведения Хаккана Доброго: “ Вот ты ярл. Тебя выбрали люди. А христианского властителя выбирают не люди, а Бог. Его мажут елеем, и это значит соединение небесной власти Бога и земной здесь. И если ты помазанник Божий, то никто не смеет у тебя спросить: “Кто ты такой?” Никто не смеет усомнить твою власть.”

И когда Хаккан Добрый говорил : “ Я - христианин” - он это говорил в полноте всех политических смыслов.
Включая такие последствия, как право на практически равноправное сотрудничество с Европой. Одно дело - ты викинг, язычник, рейдер, дикарь… Другое дело - ты христианин.
Христианство - это еще входной билет в политическую жизнь Европы.

Продолже сле

#  terpila » 29 май 2020 08:06

Когда викинги начали свои рейды по северу Франции, они были потрясены разнообразием предметов материальной культуры, которые они видели и увозили. Их собственные представления о роскоши были здорово переформатированы. Дома они считали, что если пьют из железной кружки и едят с железного блюда, то это и есть роскошь. Во Франции они увидели иной уровень роскоши. Но это не главное. Главным было то, что они узнали, что есть такие ребята, как герцоги, например. Не говоря уж о королях. И они, викинги, руководя своими дружинами, грабя французские города, никогда даже не приблизятся к тому объему власти у себя дома, которые имеют эти герцоги. Нет дома ничего такого, над чем может стоять герцог.

В конце девятого века викинги, несмотря на успешные рейды по Англии, вспоминают об ограбленной Франции. Но грабить там опять нечего. И данегельда не предлагают. Там пропали даже торговые пути. И тогда вождь, морской король Роллон получает предложение от короля франков: “ Братишка, взять с нас сейчас нечего, сам знаешь. Я тебе даю землю в лен. Ту самую землю, которую вы так старательно вычистили. Ты принимаешь христианство и становишься моим подданным.”
Роллон соглашается. И он не один. Дело в том, что за долгие годы грабежей севера Франции много викингов там и осели. Дело было выгодным, зачем ехать домой? “Я здесь перезимую, ребят подожду…” Некоторые просто не могли вывезти на легких драккарах все награбленное. Оставались на зиму, потом еще на зиму, потом семью перетаскивали. Скандинавов на севере уже было немало.
И надо отметить скорость, с какой викинги ассимилировались.( Кстати, эту скорость отмечали во всех странах, где оседали викинги) Первое поколение - это викинги, со своими обычаями, а следующее уже Пьеры, Роберы, Людовики.

Да, и почему Нормандия? Еще не было ни Дании, ни Швеции, ни Норвегии. Франки назвали эту землю “Терра Норманорум” - Земля Северян.
И вместо викингов во Франции появляются “норманны”. Вот Сицилию потом будут завоевывать норманны. В Крестовых походах будут участвовать норманны.
Норманн - это викинг, севший на коня, надевший на себя доспехи рыцаря, овладевший техникой и тактикой рыцарского боя, но сохранивший в себе викинга. Способность викинга слиться с битвой и ее драйвом.

Первое, что делают осевшие нормандские викинги - это разбираются со своими. Как могли, разнесли информацию, что север Франции - теперь не грабить. Но свои - есть свои.
“ Ладно, ребят, поняли, что север грабить нельзя. Но вы нас по своей территории дальше попустите? По реке?”
“ Да без вопросов, брат. Конечно, пропустим.”

Экономика севера стала быстро расшевеливаться за счет обширной торговли оружием. Франки по-прежнему, делали лучшие мечи. И если раньше они продавали оружие скандинавским рейдерам так себе - морщась, боясь и стесняясь, то теперь новоявленные подданные короля массово скупают мечи, дротики, топоры и широко продают их прежним братьям по оружию. Король издает указы, запрещающие продавать франкское оружие скандинавам. Но бизнес дружба побеждают указы.
Теперь викинги могут приехать и нормально, безопасно купить себе оружие, сколько надо.

Но норманны теперь подданные франкского короля. А самое главное, что они теперь готовы защищать свою землю. Норманны показывают Европе, как обороняться от викингов. Они начинают контролировать устья рек, бухты, заливы всякие, возможные удобные места для высадки.
Норманны строят заставы и замки. Это, конечно, не замки высокого средневековья, это мотт и бейли, но это укрепления в которых находятся люди, умеющие и готовые воевать. Всё у норманнов покрывается замками. Которые позже перерастут в знаменитые замки Франции.
Больше того, они постепенно устанавливают правило: “ Если вы не хотите, чтобы север грабили, то у нас в этих землях должно быть прав - больше, чем у короля. Чтоб мы были самыми главными. Если я говорю, что сдавайте мне своих лошадей для армии, то люди их должны покорно и быстро сдавать, а не бежать с жалобой королю.”
Феоды севера все больше отделяются от короля. Они не платят налогов, потому что им надо обороняться от викингов. Они не поставляют вино и еду во дворец, потому что им надо обороняться от викингов.
А норманны уже не мужики с бородами и кадилами на шее. Это французский нобилитет. Это, извините, уважаемые люди, это извините, герцог. На своей земле он бог, и спрос с него короля - никакой. Королю просто оставалось довольствоваться тем, что номинально - это его подданные.

Не надо думать, что французы попортили веселых скандинавских пацанов.
В Англии все обстояло еще круче.

Англия, наверное, больше всех потерпела от викингов и викингов там было много, как нигде.
Там высадки происходили практически непрерывно. По Англии ходила армия викингов - ватага, которая не поехала зимовать домой, а ходила и громила, и рушила. Например, Мерсию.
Викингов в Англии очень много. Многие уже приезжают не грабить, а жить. Особенно датчан.
Они организовывают массу своих городов. Дерби, Йорк, например. Это торговые города с приличной торговой активностью. Кстати, викинги в Англии для увеличения оборота будет заниматься, как и на Руси, перетягиванием кораблей по суше. К примеру, когда надо добраться из Йорка в Дублин. Чтоб не обплывать остров по периметру.

Датчан в Англии было тоже много, как нигде. Со временем они оказали огромное влияние на язык, на культуру, на право. Восточнее Уэссекса английское право, восходящее к Римскому праву, не работало. Там работало датское право, а точнее германское право.
Германское право - это такое право…
Вот у тебя украли козу. Ты стоишь и бурчишь: “…Козу…Козу….” А вор хорошо одет, говорит чётко, красиво и убедительно: “ Я в это время… Бился с ….” Высказывает решпекты присутствующим… Все понимают, что он украл. Но он так красиво врет. Эстетика участия в процессе ценилась не меньше, а иногда и больше, чем правда.
У германцев не было смертной казни. Везде была, а у них не было. Вместо смертной казни было изгнание. За убийство, например.
А еще у человека должны были быть друзья. Без друзей в средневековье вообще, наверное, не выживешь, а в судебном процессе друзья сторон становились решающим фактором.
Вот приходит человек в суд с покаянием: “Шел, дескать, по лесу, встретил кекса, мы не поделили…. Я его зарубил в общем…” Если за такого в суд приходит моб друзей, который голосит в его пользу, рассказывает о его замечательных качествах, ручается за все, то у убийцы есть шанс обойтись даже без изгнания. Но кое-что зависит и от друзей потерпевшей стороны. Если они стройно заряжают: “ Да вы что?! Знаете, кого он убил? Это мой друг… Это мой брат… И мой друг тоже…” То виновник вероятно будет изгнан . А если об убиенном никто не говорит, если нет звонкой стороны, возмущающейся преступлением, то и суда может не состояться.
В средние века у германцев сто друзей однозначно были были важнее ста рублей.
Вот человек изгнан. Что он делает? Правильно. Идет к друзьям: “ Ребята, меня тут изгнали. Поехали?” Вот Эрика Рыжего изгнали за убийство на три года, а он Гренландию для скандинавов открыл.

Данелаг заселяется и мощно влияет на многие процессы. Вот мучительный для нас в английском звук “th” пришел именно из датского и именно в те времена. Датчан слишком много, чтобы просто раствориться в английской среде. Они медленно растворяются, но при этом меняют параметры окружающей действительности.

Потом Англию в 1066 году завоюет уже не викинг, а норманн Вильгельм Завоеватель. А потом из этого вырастет столетняя война. Французы будут считать, что раз их подданный завоевал Англию, то Англия должна принадлежать им. Но у норманнов будет другая точка зрения.

Вообще, разборки между разными ветками викингов, которые осели в разных странах и по-разному ассимилировались, продлятся еще столетия.

Сегодня самая викинговая страна - это Исландия. По генам - они ирландцы, а по культуре -викинги. У них даже фамилий нет. У них патронимы. Сына зовут по имени -отчеству. традиция такая. В Исландии сейчас и по языку, и по культуре от викингов больше, чем в Скандинавии.

В Ирландии викинги тоже организовывают свои торговые поселения - Корк, Дублин, Лимерик. В основном - забирали рабов и возили их через Гибралтар в Кордову. Иногда шкуры какие-то возили. Но у Ирландии мало, что было для экспорта и в Ирландии викингов было относительно немного. Рейдить вглубь острова у викингов сил не хватало, да и смысла особенного не было.
И там получилось наоборот. Ирландцы - бедные, но лихие ребята сами стали совершать набеги на поселения викингов, которые для них были желанной добычей. В результате нанесли викингам два серьезных поражения и к концу девятого века влияние викингов на острове сходит на нет. У викингов остается только Дублин и они, викинги, платят дань кельтским вождям. Впрочем, и при этом живут неплохо. Платя дань, они держат торговую монополию и даже процветают. И в таком виде они доживут до прихода англичан в 13 веке.

Продолже сле

#  Rip van Winkle » 27 май 2020 19:18

tver-udomlya,
Так-то, если посчитать государства завоеванные или основанные норманнами в Европе...
Герцогство норманнское. Королевство Англия всё, хотя не надолго, а до того - земли в Нортумберленде, земли "Датского права". Королевство Сицилии, а потом и Неаполя. Дублин, (строительство Дублинского замка) и земли вокруг. В Шотландии Оркнейские острова (принадлежали Норвежскому королевству ещё в XIV веке). Вот на Пиренейском полуострове не закрепились, хотя и пытались.
Чего забыл? Ах, да. Но тут промолчу, а то Васильев обидится. "Ходить бывает склизко по камушкам иным":).

След.

Вернуться в Off-Topic




Вся правда о брендах.
Яндекс цитирования
Связь с администрацией сайта -
Создание - Сёма.Ру
© 1997 - SPARTAK.MSK.RU. При полном или частичном использовании материалов сервера, ссылка на http://spartak.msk.ru обязательна.
Название "Спартак" и эмблема являются зарегистрированными товарными знаками МФСО "Спартак".