Особенности национальной футбольной аналитики

#  Abilardo » 25 сен 2012 22:10

А digger?! Культовая игра с эгзешником весом во сколько - в 50 кило? - могут они сейчас представить, что такое возможно?
Рубились все. Все! Личный рекорд был одной из основных и краеугольных характеристик программиста.
А мОлодежь все гыгыкает - сиськи... зеленее... Да! Сиськи! Зеленее!
На этих ваших N-ядерных хер и запустишь. Никакая замедлялка не спасает. Нужен именно 486-й, а лучше 386-й, а 286-й идеально вообще.
Заплачу щас...

#  Тверской » 25 сен 2012 21:26

Кстати, о 486-м…
Недавними “постными днями” во время календарных игр и “возможностью вращения ручки громкости в другую сторону” навеянное…


Как-то по ранней по весне, когда удлинённый тришкин наш угарный газгаз-чемпионат только начал просыпаться от зимней спячки, “соседи” по работе, расчищая площади от всяческого неликвида, в числе прочего хлама вынесли на воздух несколько покрытых многолетним слоем пыли системных блоков и элтэшных мониторов. Вынесли, и поскольку люди они были, главным образом, национальности в здешних краях пока ещё, что называется, титульной, то в полном соответствии с традиционными национальными особенностями, так и оставили почти на месяц мокнуть на заднем дворике под перемежающимися дождём и снегом.

Солнце в тот год, подобно позднему Соаресу Мораису, входило в сезон крайне натужно. Начинать греть оно са-а-всем не торопилось, да и светило, честно говоря, по-северо-западно-ранне-весеннему минимально тускло, – “на отъебись”, как написали бы об игре его лучей в те дни на ВВ.
Невыразительность звезды передалась природе в целом. Которая, фигурально выражаясь, вместо всегда ожидаемых 33-х очков в 11-ти матчах, уже больше месяца тоже катала типичное УГ.
А посему, и об этом надо сказать прямо, в окружающей среде в тот период заябывало буквально всё. Ну почти, как недавно, многих – здесь, на Книге. Когда даже безобидным анаграммам досталось…
Причём (и осознавание этой парадоксальной обратно пропорциональной зависимости заябывало отдельно) больше всего почему-то заябывали вещи, которые по своей сути и логике должны были заябывать меньше всего… – Например, непонятное отсутствие бродячих собак, в иное время круглыми сутками, растянувшись, дремлющих на тротуаре в двух шагах от центра города возле бывшего магазина “Знание”, отчего в голову периодически лезли абсурдные и нахуй не нужные там мысли о туманности безкимченировского будущего узкоглазых наших некогда союзников… Или подозрительное в плане сезонных птичье-свиных гриппозных ажиотажей безмолвствие окрестностей монумента вождю мирового пролетариата – излюбленной стрелы воркующих сизарей… Но особенно угнетало всё же монотонно-отвратительное сочетание порывистого ветра, холода и практически непрекращающихся осадков, в связи с чем, вероятно, хотя “де юре” весна уже наступила не только по новому, но и по старому стилю, даже наиболее доминантные из котов – и те, вопреки природно-фольклорному пику инстинкта, не спешили спускаться с горы…

Растительность тоже досель декадентствовала, представляя палитрой своей преимущественно “оттенки серого”. Городской углеводородистый воздух также отнюдь не пьянил… И уж на что небо, казалось бы, по определению находилось выше всего этого, но и оно убрало от греха до лучших времён классические цвета свои и давно уже не появлялось днём, кроме как на цветах молочно-свинцовых… – Словно стыдливо опасалось, как бы, не ровен час, многочисленная россыпь талантливых книжных аналитиков, за продолжительное и выматывающее “межсезонье сасать” доебавшаяся, кажется, уже вдоль и поперёк до всего – до чего можно и нельзя, раскрывшая, сцуко, за это время не один подлый заговор против родного СПАРТАКА, и накидавшая полную авоську ПО-НАСТОЯЩЕМУ мудрых советов всем нашим ПА, РУ и Фе, исходя из тщательного лингвистического анализа известной песенки лисы и хромого кота в фильме про Буратино, чего доброго не поставила бы и его в один ряд с Фредди Меркьюри, футбольными арбитрами и теми парнями, взявшись, в угоду УЕФА, за руку с которыми, кое-кто из ВРКА намедни уже заранее отказывался идти на стадион… :)
А ещё, блин, эта луна… Как мутное пятно… Сквозь тучи мрачные желтела…
И сами тучи… Как хрен на блюде…
Хотя, пожалуй, нет!.. – ЗапиздИлся… Не было этого…
– Ни такой луны... Ни таких туч…
Вернее сказать – были… Но не в это время года… И не в этом столетии… И не у меня…
А в двух предыдущих веках. У двух других маститых авторов. – Известного поэта и не менее достойного писателя, что, впрочем, не мешало им обоим время от времени обращаться в своём творчестве к сказкам…
Но в любом случае вся невесёлая картина тех дней в совокупности, на фоне тотального промозглого ненастья, абсолютно не способствовала (понимаю наших бразильцев) выражению каких-либо эмоций, кроме опять же традиционного национального нашего по малейшему поводу эропосыла в пешее…

Однако время шло… Земля мало-помалу вращалась, и вместе с нею наш на тот момент такой неромантический на вид провинциальный кусок суши с каждым днём всё больше и больше поворачивался анфас к Светилу…
И вот стоило рыжим лучам Его лишь разок блеснуть по-настоящему, как в один миг всё вокруг кардинально преобразилось… – Сначала робко, а затем всё более и более борзо зачирикали “промокашки”-воробьи. Из трещин отваливающейся штукатурки цоколей домов кое-где показались демо-стебли первой молодой травы. Маршем Мендельсона гулко забарабанила капель, и на призывные звуки её один за другим повыползали и, щурясь от яркого света, завращали по сторонам наглыми усатыми рожами разномастные кошаки.
Да хуле там кошаки!.. – Жизнь вообще, ещё вчера уныло мигавшая последним делением уровня зарядки, вдруг зримо и явно начала наполняться позитивом!

Где-то после полудня, бросив, походя, мимолётный взгляд на серые аскетичные параллелепипеды тех самых системников, что-то далёкое и забытое колыхнуло внутри…
Не поленился сходить за отвёрткой… Выбрал наименее замызганный рикошетами брызг от грязного асфальта корпус. Присел на корточки тут же на улице.
Отвёртка, правда, не слишком понадобилась. Как, впрочем, и следовало ожидать… – Один винт из четырёх возможных. – “Узнаю брата Колю” (c), ЗТ/ВВ). – Немое свидетельство вереницы беспощадных апгрейдов вкупе с теми же самыми национальными особенностями…
Сдёрнул крышку... – Ну, точно… – 486-й…
Поставил на место и хотел уже было завинтить назад, но спортивно-азартная составляющая организма взяла верх. – Ну-ка, (почти по Рождественскому, голосом Иосифа Кобзона) “что там с памятью его, стало?..” Практически тут же улыбнулся. Вспомнив, как Олимпиады полторы назад Старший нашёл на чердаке в деревне свой первый (и мой, кстати, тоже) компьютер, тут же, покапавшись, “завёл” его, а затем, внимательно рассматривая внутренности, и, цокая при этом языком, смущённо улыбаясь, испросил разрешение изъять на время оперативку. При этом, не забывая прикрывать на всякий случай печень и рёбра, как и подобает юному боксёру, готовящемуся высказать очевидную хуйню и чётко понимающему это…
На ленивый, но вполне резонный вопрос: ”А накуя?”, – последовал по-деццки наивный ответ: “ВитькУ покажу! Он, наверное, никогда 32 мегабайта не видел”.
Не было здесь оперативки… Видимо, тоже ушла “на органы”. Зато “жёсткий” оказался на месте. Стёр пыль…
– Вестерн Диджитал. Маде ин Сингапоре. 212,6 МБ.
М-да… Летит время… Младший со своей подружкой в начале лета поставили себе задачу заработать за каникулы на яблочные планшетки. За ужином как-то рассказал ему, как в его годы на практике после 9-го класса на УПК месяц безвозмездно долбил перфокарты для одного из славных представителей семейства ЕС ЭВМ, занимавшего при 64 кБ ОЗУ вместе со всей своей приблудой полностью большущий кабинет. Решая краеугольную, блять, задачу выбора из одномерного массива – слов, начинающихся и заканчивающихся на буквы С и Р... Обратил внимание, насколько искренне пацанчик старался сдерживать сочувственную улыбку. А мне грустно вспомнилось абдуловское… Из замечательного фильма с великолепным Смоктуновским… – Про страну непуганых идиотов…
Ещё потёр… Проступили цифры – 20 дек. 93 года…
Мамма миа… Когда же, блин, это было-то?.. Задумался на секунду… – А ведь, ровно посередине между рождениями Старшего и Младшего… И за 15 лет до Крошечного… И аккурат через два с половиной месяца после танковых стрельб по Верховному Совету.
“ – Стреляли…” (c), БСП.
– “Непуганые идиоты”, говорите?.. Ладно, бля… Исправим…
Во житуха за несколько горбатых лет как перевернулась!..
Глаза зажмурил, и ка-а-ак замелькали-понеслись разархивироваться кадры… Отрывочно-калейдоскопичные… Будто вчера…
_________

Плюс-минус в то же время в контору с помпой были доставлены из столицы вместе с парой 14-ти дюймовых “Синкмастеров” два таких же новеньких 486-х… Днём они робко пытались начать трудиться на благо родной бухгалтерии, однако поначалу вчистую проигрывали конкуренцию в основном составе таким проверенным в деле ветернам, как шарповский “ксерокс“ :) и пишущая машинка “Оливетти”.
Зато по ночам!..
Бля-я-я-ян… Люди, взрослые, сцуко, люди домой не уходили ночевать! Да чё там – “не уходили”. – Отдельные страждущие, выросшие из поколения недавних счастливых обладателей электронной коробочки с ловящим яйца волком, эти некогда юные снайперы-виртуозы автоматного 15-тикопеечного торпедирования, специально приходили к вечеру и терпеливо ждали, пока “свалит бухгалтерия”.
Бухгалтерия сваливала ровно в 18-00, и начиналось рубилово!..
До утра, почти за 20 лет до ЦИК, из офисных новичков выжимались пресловутые 146% .
– Сначала, как КМБ, сапёр. Доведённый в кратчайшие сроки до автоматизма-профессионализма уровня чемпиона мира по сборке кубика Рубика. А вскоре вовсю рулили прикольно хрюкавший оркскими фермами, а значит, где-то вполне себе спартаковский “Варкрафт”, и, с-сука, пиздец как раздражавший, предельно мудацкий в моём понимании “Алладин”.
Эх, то время… молодое… и хм... пф-ф-ф… развесёлое…
“И кого мы только не играли в своих коллективах, лучше не вспоминать!.." (c), БА
Закрыл руками лицо, опять улыбнулся… – А как не вспоминать?... Коли память сама наружу выталкивает… Это всё хуйня, что запоминается самая последняя фраза… И, что преступник всегда возвращается на место преступления, думаю, хуйня такая же… – Ага… Гастролёры особенно… И, что тренер должен убить в себе футболиста… – Тоже из этой же оперы… – “Порномифы Древней Греции”…
И растиражированное в своё время, но усечённое “социализм – это учёт” оттуда же. И ”коммунизм – есть Советская власть + электрификация всей страны”… И что “мужчины любят глазами” тоже… И что “победителей не судят”… –Ага. После второго Фенербаха особенно… – Правда, Юр?.. :)
Больше скажу… Тока, т-с-ссс… :) “Много – значит “хуйня”, само по себе, в принципе, является такой же хуйнёй. И я это понял ещё юным пионером, если не октябрёнком… Когда, начиная с третьей серии “12c” начинал сожалеть, что блестящий фильм скоро закончится. Аналогично “17МВ”… И уныло охуевая от единственной серии, например, “Вкуса халвы”…
Чесслово, неудобно даже… Так всё лаконично и просто… – Тренер должен убить в себе футболиста. Прям, блять, матрёшкин триллер… А – доцент? Не тот, который Белый Сан Саныч из ДУ, а натуральный преподаватель вуза, к.хзк.н.? Он, что ли, – обязан замочить в себе студента? – В сортире?.. А дембель – прихуярить салабона?.. А товарищ министр обороны? Тот-то кого должен убить в себе? А кого – Президент? А – Премьер?..
И чего только люди не напридумывают, чтобы выежнуться лакированными афоризмами мнимых аксиом и пафосными штампами аркадных флеш теорий… Глянцевых на словах, но едва ли практических по сути…
– Не самое последнее запоминается, а, сколь ни банально это звучит, – самое запоминающееся… А самое запоминающееся, оно же, что называется, – suum cuique/jedem das seine… Выраженное тем же Довлатовым: “Наша память избирательна, как урна…”
И уж коли нет двух одинаковых снежинок, то и вероятность абсолютно конгруэнтных характеров, определяющих восприятие, тем более стремится к нулю… А – амплитуда… Э-э-э… Поверьте на слово, но когда-то привелось учиться вместе с одним лирико-додиком пасторальным, умудрившимся впоследствии, в годах, перестать болеть за СПАРТАК из-за “абсолютной распущенности и дикости его болельщиков, не имеющей ничего общего с настоящим футболом. Смотреть неприятно” (с)...
Стал за – Локомотив… – “Вот по-настоящему культурная команда с приличными поклонниками“… (с)
Повстречал его недавно – ни одной седой пряди…
И вместе с тем попадались такие, блять, приматы высокоорганизованные, которым памятнее всего были воспоминания, как они кого-то наебали… И крайне этим гордились… Впрочем, попадались – и попадались… И хуй бы с ними… Сейчас не об этом…
Но, как человек очень неконфликтный, легко могу согласиться с теми, кто считает, что запоминается самая последняя фраза… Правда, сам я уже запамятовал, о чём там трындели придворные комментаторы с Тереком и Локомотивом… И неудачи в этих матчах, как и удача с турками, хоть и обожгли, как всегда, но прошли навылет… А вот мотив совершенно ебанистических “Жёлтых ботинок” Жанны Агузаровой, на пластинку которой четверть века назад скидывались всем отделением, до сих пор нет-нет да и донесёт неизвестно откуда взявшийся шальной ветер… А может, и не ветер вовсе…

И безумные, безумные, безумные, безумные (да простит меня Стэнли Крамер) ликующие, охуевающие и снова ликующие глаза Валеры Шмарова… Спустя мгновение после волшебного “золотого гола”… В 89-м… И мои, наверное, такие же… Минутами ранее взывавшего к Высшей Справедливости, дабы он помог нам хотя бы удержать ничейный счёт… И настолько изумлённого фантастикой только что произошедшего, что так же на коленях и ползущего через всю комнату, с криком-хрипом, застывшим в передавленном хлынувшими эмоциями горле, с выступившими слезами радости и гордости и “хуезнаетващечевоещё” к телевизору, чтобы обнять его… Чтоб расцеловать в нём Валеру… Так охуительно шедеврально снявшего все вопросы концовки чемпионата! И всю КБ-команду… Собранную не по заграницам, не за лямы грина, а по крупицам, по московским, воронежским, ярославским, малороссийскими и другим нашим губерниям… И не из фраеров ушастых состоящую, а из нормальных парней. Сделанных из настоящего “мяса”, а оттого несущих в себе через поколения настоящий спартаковский дух… А не глубокой заморозки импортного соевого, что хер разжуешь…
А хохлы тогда давили не в пример Фенеру… – И сисястее, и зеленее… :) И что бы не говорили, но это была очень серьёзная команда-“машина”… Почти бундес… С таким же отлаженным механизмом, состоящим со сливок, снятых со всей, пожалуй, самой футбольной республики Союза, и дополненной тем, что удавалось спиздить вне её (Заваров-Саленко)... Возглавляемая умным, знающим своё дело легендарным тренером, который умел тщательно притирать детали… – Взгляните хотя бы на дисциплину… Никто из хохлов даже не стал оспаривать нарушение. – Цигель-цигель… И из стенки никто не дёрнулся… Не убрал, бошку, как, с-сука, некоторые…
– Друзья-соперники? – Хуй!
– Наиболее непримиримые соперники, поддерживаемые самыми непримиримыми противниками-болельщиками! А для непосредственно молодых болел обоих команд, уж точно чуть ли, бля, не кровники!..
– Но, с-сука, Мужики!.. А не кунсткамера полупидаров… И потому за ту сборную болели все… Сколько бы хохлов в ней не играло.
Но ещё бОльшие Мужики – наши! Потому, как ну не вешают, блять, на стену ни голову убиенных суслика или перепёлки, ни чучело мандавошки… А добытыми клыкастым вепрем или разъярённым медведем гордятся…
И я точно знаю, что в ближайшие сто, а может, и двести лет не увижу больше такого сверхнеобходимого, сверхкрасивого и сверхискреннего одновременно нашего гола… А, если когда-то и получится забить похожий – то это будут не Валера, Федя или Серёга, а какой-нибудь Бабангида или Муминьо… А, если и Валера, – то в глазах его будет отражаться не тот безумный бунтарский кайф ликования, а, бля, вперемежку со счётчиком купюр… Однако, опять отвлёкся… Но что поделать, раз печаль, радость, тоска и гротеск, мать их, всегда так рядом ходят… Буквально на расстоянии нескольких десятков граммов…

Вот и тогда, припомнилось, как один из директоров наших, X., ныне Очень Уважаемый человек, поехав по коммерческим делам с неслабым налом в Питер-град, и возвращения которого “к вечеру” в ту дототально-сотовую эпоху, нервно поглядывая на часы, ждал долго-долго не один человек, громко, но нечленораздельно выражаясь “по матери” возник, наконец, из предрассветной темноты перед “толпой встречающих” поистине в феерическом виде: без обуви… в носках… без денег… без документов, тяжело дыша парами выпитого, и, импульсивно размахивая сжимаемым в руке газовым пистолетом. Благо, от жд-вокзала до тогдашнего “офиса” было минут двадцать ходьбы, если трезвый… А вот на “автопилоте”, как оказалось, подольше...

Сцепил пальцы на затылке… Подставил другую щёку приветливому сегодня ветру… Очередное воспоминание вновь вызвало добрую, но слегка кисловатую улыбку… – Как, заебавшись демпинговать, на ночь, как водится, опять же, глядя, приехали конкуренты – “Y-ковские”, “о делах наших скорбных покалякать” (с), МВИН, насчёт заключения “деревенского" варианта того, что в стране немногим позже назовут “картельным сговором”. :)
Та “встреча” прошла, официальным протокольным языком говоря, в тёплой дружеской обстановке. Почти вся… Но в момент, когда уже 88% :) привезённого с собой ими, и принесённого, согласно старой русской традиции “дополнительного времени”, из близлежащих ларьков нами, было выпито, а “консенсус” достигнут, другой наш молодой руководитель, Z., косая сажень в плечах, выйдя в тёплые летние сумерки вдохнуть послегрозового озона, и уже было, по его собственным на следующий день словам, застегнул ширинку, финальным аккордом решил с какого-то куя померяться силой с деревянным забором, ограждавшим рядом расположенную стройку…
Не, я всё понимаю… Опять наши национальные особенности…А что же ещё могло быть промежуточным итогом совокупного комбинационного коктейля из лета + молодости + О-три после месяца жары и пыли + >>Цэ-дваАш-пятьОАш, как – не “раззудись плечо”? :)
Я тогда, кстати, успел подумать, что, если, взяв 0,5л начать разбираться по сути, то скорее всего окажется, что статика в термехе на бытовом уровне недооценивается совершенно напрасно, ибо не только людей можно вывести из равновесия необдуманными поступками…
Короче, братуха взялся за верхние доски, покачал секцию забора туда-сюда, и тот на него, сцуко, рухнул…
Но это было не всё…
Через пять минут по проторенному маршруту проследовал другой наш товарищ. Он тоже подышал немного озоном, застегнул “молнию”, и только тут услышал сдавленное кряхтенье “одноклубника”… Обернулся, увидел зловещую картину, как в свете полной луны, безуспешно пытаясь уйти от “туше”, на спине лежит его корень, придавленный здоровенным забором, из-под которого торчат только голова и не сдающиеся кончики пальцев, мгновенно протрезвел и по-быстрому мобилизовал всю свою имевшуюся на тот момент логику и дедукцию… Однако, запас последних в нём к этому времени был уже полностью выпит… Поэтому, вместо того, чтобы помочь соратнику извлечься, он вернулся назад в помещение и, несмотря на то, что все “гости”, мирно жуя и наливая, изрядно захмелевшие, как сидели в полном составе на своих местах, так и продолжали сидеть, пароходным гудком заорал “на всю большую залу” (c), М.Круг: “Там, на улице, Y-ковские Z-та пиздят!” :)
Крик, словно выстрел из стартового, блять, пистолета… И понеслась…
В итоге, довольно некрасиво вышло… Пришлось наутро ехать к ним с мировой…

Непроизвольно пощупал щщи… Чуть не прыснул… – Осёкся… Сошла с лица улыбка…

Его, поди, уже черви всего съели… Все сто с лихуем кэгэ… На городском… В Дмитрово-Черкассах…
– Четвёртый год как мотор заглох… В шесть секунд… До сих пор не могу поверить, что такое возможно… – Настолько здоровый был кабан… И чувак – нормальный… Редкий... СлОва…
И как же, с-с-сука, всё-таки несправедливо устроен мир…

Зажмурился ещё сильнее, чтобы поглубже вдавить в себя сантименты.
Резко просигналившая где-то невдалеке машина в момент выдернула оттуда… – Из 90-х…
Медленно, с усилием вытер ладонями сухое лицо…
Посмотрел в глаза Солнцу:
– Ну чё, Ярило, когда там уже эта хуйня начнётся?.. Про которую в “Знамении” так правдоподобно... С пригодившимся ровно через двести лет к месту Бетховеном…

Так же медленно глубоко выдохнул…
И в который уже раз искренне пожалел, что в нашем кишлаке так слабо развита эксклюзивная предматчевая выездная книготорговля напротив УСЗ заебательской литературой… ;)

#  Тверской » 14 фев 2012 13:41

Маэстро, полноте Вам, право слово... Ну какой, накуй, автор? – Так... невольный жалкий подражатель-эпигон...

#  Тверской » 14 фев 2012 13:35

Дорогой Марат. Спасибо тебе, что не стал заходить издалека, а наотмашь, по-товарищески принципиально высказал в лицо всю сермяжную правду жизни. Постараюсь учесть прозвучавшую суровую челябинскую литературную критику.
Теперь буду начинать сразу с середины, набирая в первых же строках капслоком, где возможно, TARAM…

#  Mike Lebedev » 07 фев 2012 15:49

Я доволен новым автором

#  taram » 07 фев 2012 09:38

Сергей, ну что сказать?
Если честно, то вначале твоя сага не приглянулась, ну вот вообще никак.
Но потом пригляделся и вижу промелькнувшие знакомые буквы - taram.
И решил всё же прочитать. Прекрасное чтиво. Мне понравилось.

#  Тверской » 06 фев 2012 15:53

“Особенности национальной футбольной аналитики в реконструкционный период”
(Частичная реалити-фантасмагория в двух сериях)


Предыстория

Вообще-то, эта история вряд ли имела бы хоть один шанс увидеть свет, если б где-то после Нового Года, когда к вечеру оказывалось, что Книга состоит из только одной страницы, и приходящему поздно вечером с работы усталому труженику снова хотелось, по очень меткому выражению сокнижника, повякать “что так мало мне почитать сочинили за день”, я не вспомнил другие его слова – “Пиши почаще”…
Короче, позднее в выходные накидал по-быстрому коротенький опус. На две с половиной страницы. А потом, в течение следующих пяти дней, учитывая, что чтива на Гостевой не особенно добавилось, а свободного времени ночью в период некоторой рабочей реорганизации, наоборот, было слишком докуя, десятикратно увеличил количество написанного. И уже даже где-то в середине месяца нажал было в ворде последовательно Ctrl+A, Ctrl+С, а в открытой ВВ – Ctrl+V, но перед тем, как щёлкнуть “Отправить”, притормозил и решил перечитать получившееся…
Перечитал, и перечитанное, сука, ужаснуло… И размером написанного, и количеством выпитого, в котором меня, практически непьющего, при желании смогли бы обвинить самые подозрительные читатели… Язык, с позволения сказать, “произведения” показался нудным и однообразным, а содержание – в пять раз худшим, чем “Самый лучший фильм-2”. Но самое печальное, объём начирыканного не позволял разместить всё на одной компьютерной ВэВэшной странице, что, в принципе, делало выполненную творческую работу совершенно бессмысленной…
В общем, вышел из документа, не сохраняя, дискету съел, а ранее распечатанный пилотный единственный экземпляр разорвал на мелкие кусочки и немедленно выкинул в окно третьего этажа. Закрыл наглухо створку и следующие сколько-то там ночей отсыпался с прекрасным чувством наконец-то выполненного долга…
И тут – хуяк, вдруг вижу, как на моих глазах глубокой ночью пытаются несправедливо обидеть Юру Ирода. Нашу, как звучало в любимом фильме, гордость, нашу доблесть, нашу славу.
– Бля-я-я-я, – застучал в моем сердце пепел Клааса…, – так не пойдёт. Ну нельзя вот так, просто с никуя, никого обижать, даже самого обыкновенного человека. А тем более – Ирода.
Одел майку, валенки, взял снеговую лопату, фонарик и отправился в ночную мглу под окно собирать расчленённое и почти уничтоженное произведение.
Нашёл практически всё. Вернулся. Склеил. И только тогда заметил, как сильно замёрз на улице.
Въипал 200, чтобы не заболеть, и лёг спать…
Когда же проснулся, то увидел, что появившийся Ирод в открытом письме в максимально толерантной форме уже детально разъяснил всю неправоту совершённого на него ничем не спровоцированного наезда…
Понял, что опоздал. Въипал ещё 200, а потом остальное…
Вновь перечитал…
Не, после 0,5 – норррмальное содержание. А, если взять больше, то, возможно, даже хорррошее. Типа Мукунку…
Рвать на этот раз не стал, а просто положил в дальний ящик стола и почти забыл о нём.
Однако после того, как 23 янв 2012 avajansky точно в 20:29 решил попретендовать “на четверть очочка”, достал склеенное, добросал не найденное тогда в снегу и стал ждать.
Долго ждать не пришлось. Ровно через 48 часов без одной минуты другой сокнижник добавил: “Самое интересное, что потом (ну, раз на десятый), скажет - "Во! Я же говорил!" и потребует ачочка.”
И тогда я понял, друзья мои, что нынешнее книжное межсезонье потихонечку приближается к своему логическому концу, и открывается новый сезон охоты “за очёчками на аналитика”.
Что, собственно, и подтвердил в последний день января тот, кто всю эту кашу и заварил…))
– “…Это, как его... Очочко начислите. Первое.” (# Abilardo » 31 янв 2012 19:34)

Правда, кое-какие сомнения насчёт выкладывать или нет, признаться, ещё были… Но в момент, когда wasy изрёк здесь фразу, тоже ставшую впоследствии знаменитой, – “Без огромного количества хуйни ВВ - не ВВ. :-)”, я чётко осознал, что только что фактически получил в контрольно-лицензионном органе разрешение напечатать это…

И на этот раз щёлкнуть “Отправить” рука не дрогнула…

************************

Всем, чьё настроение безнадёжно портится, когда московский СПАРТАК не выигрывает, посвящается.
И тем, кто не ушёл с сеанса и не уснул, а с интересом, как я, досмотрел до конца “Самый лучший фильм-2”, адресовано…


Предисловие

Х.з. какого жанра получилось “произведение”, но состоящее из двух частей – больше художественной первой и больше документальной второй, и, являясь очень добрым по своей сути, оно было сляпано на скорую руку по мотивам недавно здесь прозвучавших вопроса ДимОна74 – “А КУДА ПРОПАЛ Юра Ирод???” (# DimOn74 » 28 дек 2011 16:57) и по-грызловски убедительной фразы из месседжа Очкарика-11 – “Чай, не Дума, нех!” (# Очкарик-11 » 21 дек 2011 18:08), а также постоянных баталий вокруг одного из самых нетленных ВэВэшных классических книжизмов, чей призрак время от времени появляется на страницах, вызывая понятный ажиотаж, – т.н. “очёчка на аналитика”.
Получить которое втайне мечтает каждый сокнижник, хотя и не каждый готов признаться в этом вслух…
А эпиграфом я бы поставил тонкий и добродушный подкол одного очень хорошего, умного и, что очень важно, весёлого человека – другим очень хорошим, умным и не менее весёлым человеком, убеждающий в очередной раз меня в том, что уважаемый и любимый мною КВН, по сравнению с лучшими номерами ВВ, является всё же второсортной передачей:
– “Да нет, красной рамочкой обводятся юзеры из группы аналитиков, набравшие более чем 100 очочков.” (# Abilardo » 11 ноя 2011 16:49)
Который, собственно, и послужил идеей начала исследования темы…))

Да… Чуть не забыл… Когда перечитал написанное, то подумалось, что после заглавия уместно было бы в скобках поставить второе название данного рассказика – “Лифт на эшафот“…
Но, то ли в ломЫ было дописывать, то ли понадеялся на вечное русское “авось обойдётся”, да только в итоге оставил всё как есть…
Тем более что Аннушка, один куй, кажется, уже разлила масло…

И ещё… Наверное, правильнее было бы тиснуть изложенное в “Лауреаты сайта”…)) Исходя из того, что речь ниже как раз, собственно, о “лауреатах сайта” и пойдёт… Но посчитал, что открывать первым данный раздел явилось бы проявлением несвойственной мне личной нескромности…
Кстати, прочитав по написанию, пытался в порыве данное произведение сжечь. Как Гоголь второй том “Мёртвых душ”. Врать не буду…(с), ВВ)
Но вот сколько не чиркал я спичкой – не горит, сцуко, рукопись… Только название чуть-чуть обуглилось...
Куй ево знает, почему не горит?.. – Сам до сих пор удивляюсь…
Может, в правде – дело?.. – Не знаю…
Кароче, высылаю её вам, на ВэВэшный форум, столь любимый Председателем нашего колхоза. Чуть приглаженную для внутренней цензуры и, на всякий случай, с немного закруглёнными краями для едва ли возможной внешней… Разбирайтесь, атцы, сами, если есть желание…

Это сокращённый вариант, 25-страничный.
Полный, 125-страничный, посылаю в газету “Физкультурный вестник крестьянства Нечерноземья”…
Для публикации в февральском номере…
Вы спросите меня, почему не в “Total Football”, как все нормальные пацаны?..
– Смешные люди… Да потому, что число читателей физкультурно-крестьянской газеты в пятьсот тридцать семь раз превышает количество читателей “TF”…
Что неожиданно выяснилось в результате самых масштабных в истории исследований, проведённых относительно недавно по заказу этой газеты международной компанией AC Nielsen на территории, охватывающей наше сельское поселение и близлежащие кишлаки…
По крайней мере, мне что-то такое рассказывали наши СМИ… Где-то в прошлом сентябре…

За объём не пеняйте сильно… – Один раз тряхнуть стариной, наверное, позволить можно… Так… На память… (тут самый большой смайл из предлагаемой форумной коллекции)
Ну и про тряпки, соответственно, традиционная просьба… Юмор, скорее, экспериментальный, а поэтому – сами понимаете…



I-я серия. “Ефремыч. Красно-Белая сага”


Вот, спрашивали перед Новым Годом, куда подевался Юра Ирод СМ? Этот спикер ВВ, устраивающий как левых, так и самых правых болельщиков СПАРТАКА, ну за исключением, быть может, Матвея и ещё десятерых его знакомых чуваков? Этот начавший с “тренировок на кошках” перспективный спортивный репортёр и злостный, по его же собственному, приблизительно полуторамесячной давности, утверждению, ”очкостяжатель”?..
– Не знаете?..
– А я знаю!..
Но обо всём – по порядку…

У нас в деревне – Председатель колхоза Поликарп Ефремыч Титов – правильный мужик!
В том смысле, что и сам за московский СПАРТАК с младенчества топит, и всех своих односельчан побудил и заставил…

Вообще, жизненный путь, который довелось прошагать Ефремычу, был необычайно занятен, по-своему ярок и во многом где-то даже созвучен эпохе… Но самое главное – это то, что подавляющее большинство считает его образцом самого настоящего, всем сердцем боления за СПАРТАК, а посему не могу не остановиться на нём подробнее…
Строго говоря, вся неуемная жизнь Ефремыча, разумеется, не может быть полностью изложена на нескольких жалких страницах бумаги. Подобно тому, как не бывает древней саги, умещающейся на одном листке папируса или бересты формата А7…
Так что я постараюсь фрагментарно, ненавязчиво и только основные моменты и вехи…

Рождённый в потомственной Красно-Белой семье, будущий Председатель с молоком матери впитал спартаковскую идеологию…
В бесштанном детстве октябрёнок Титов слыл крепким, умным, но своенравным мальчуганом. Мясо кушал охотно и много. Часто по три порцайки взрослого мужика. Сало ненавидел… Органически… По необходимости, как все крестьянские дети, он запросто пас на колхозных пастбищах коров и коз, к коням относился снисходительно и даже любил трепать их по загривку, однако почему-то категорически отказывался пасти овец... Пока его ровесники по-квакински воровали в местных садах яблоки, будущий Председатель в одиночку уничтожал у несознательных односельчан посевы классово ненавистной свёклы…
Взрослея, стал отказывался колоть дрова. В ответ на вопрос “почему?” – тоже не кололся… В школе на уроках русской литературы он не любил ни слушать, ни говорить о нищих… От бомжей его тоже воротило. Хотя они тогда, в принципе, отсутствовали как класс и трусливо прятались по ссаным норам…
Хотя сало с годами он так и не начал есть, рос будущий Председатель, как я уже сказал, физически развитым мальчишкой. При выборе стороны монетки он всегда выбирал орла… Регулярно и, по мнению учителей, немотивированно мудохал своих одноклассников-малороссов Фому и Матвея… Причём, после поражений СПАРТАКА – не просто мудохал, а натурально ловил их и колотил… Колотушкой… Иногда перепадало и единственному в классе армянину… Нормальному пацану, но, сцуко, армянину… Причём, если разобраться, который по правде сказать, вовсе и не был армянином, но фамилия, сцуко, такая… Плюс звали Володя… И который только совсем недавно, к старости, понял, наконец, – за что…
При этом, к удивлению взрослых, рьяно и бескорыстно помогал работникам межрайонной СЭС морить карбофосом кровососущих бескрылых членистоногих насекомых по всей деревне, за что был награждён экскурсионной поездкой в Киев.
Ту поездку убелённый сединами Председатель до сих пор вспоминает с улыбкой… Когда первой же ночью белой краской, полученной у местных пацанов в обмен на ноу-хау использования гудрона, он успешно разрисовал Спартаковскими Ромбами весь Крещатик. А вот вторая и последняя ночь, увы, не задалась… В момент, когда он со своими новыми маленькими корешками, которых ему за три килограмма привезённого с собой из деревни сала удалось сбаламутить сообща накакать в штрафной площади городского Центрального стадиона, почти уже было совершили административное правонарушение, всю их компанию задержала доблестная киевская милиция…
В результате, с нарисованными в незалежнiй ментовской латунной бляхой солдатского ремня девятью, по числу чемпионских на то время титулов СПАРТАКА, кроваво-алыми звёздами на .опе и ляжках, он был посажен на поезд Киев-наша деревня и досрочно этапирован на Родину…
Впрочем, по возвращении ему за это сильно не пеняли и даже не поставили на учёт в детской комнате милиции. Поскольку, прочитав известную историю об убитой Николаем Петровичем Старостиным газетой мухе, молодой человек настолько буквально воспринял это, что вакансии участкового и других должностей этого министерства в нашей деревне с той поры постоянно оставались открытыми. Ибо, мужики в деревне хорошо знали лютый нрав юного спартаковца и предпочитали не связываться с крепким мальчуганом…
Так и стояло у нас в деревне десятилетиями никому ненужное здание ОВД с закрытыми наглухо ставнями, заколоченной крест-накрест необрезной доской дверью и развевающимся на соломенной крыше красно-белым спартаковским флагом, прикреплённым когда-то к антенне его не по годам сильной детской рукой …

Демобилизовавшись после срочной, Поликарп единогласным решением общего собрания возглавил наш колхоз, по-быстрому вывел его в передовики, после чего взялся за идеологию….
Он в кратчайшие сроки фактически ежовыми рукавицами искоренил из нашей сельской жизни малейшие проявления несогласности и не приветствовал признаки оффтопа.
Кого пряниками с кнутом, а особо строптивых, подозреваемых в неследовании указанному им единственно верному Красно-Белому Пути, Председатель, не гнушаясь, самолично вывозил на месяц во временное деревенское млс, специально отстроенное по его прямому указанию за общей колхозной баней, и оттого получившее в народе краткое название – “забан”, где, руководствуясь лично им пересмотренной и адаптированной под нашу сельскохозяйственную действительность доктриной батьки Махно, тупо их пИzдил, пока те не поКрасно-Белеют…
Однажды забаненные сельчане, как правило, становились гораздо шЁлковее, а злостные и не подлежащие перевоспитанию сограждане безжалостно выселялись из нашей деревни накуй.
Тот факт, что в третьей волне эмиграции было немало наших односельчан, не оспаривается и никогда не оспаривался нашими деревенскими историками. Как и то, что многие из них впоследствии создали и встали у руля КБИ, VS и других близкородственных нам очагов спартаковского сопротивления в Америке, Соединённом Королевстве и на Зелёном континенте…
При этом, разумеется, нельзя не упомянуть, что первый движ, возникший задолго до СГ, КБП, КБУ и др. тоже основал наш Председатель. И это была наша КБД – Красно-Белая Деревня…

Но не надо думать, что жизненный путь Ефремыча был устлан исключительно розами и не тернист…
Наоборот… Немалую часть его Председатель прошёл, как говорится, “вдоль обрыва, по-над пропастью, по самому по краю”, выстёгивая направо и налево коней, и, подолгу, бывало, питаясь одними только туманом и ветром…
Всё началось с того, что в 1976-м году Ефремыч с риском для жизни, протестуя против тупого нежелания Союзной Федерации футбола оставить СПАРТАК в Высшей лиге, вышел по ноябрьскому гололёду в одиночку перекрывать Ленинградку в районе Химок.
После чего ему, почти на четверть века раньше bakа с соучастниками, был выписан подмосковными гаишниками первый в Союзе синий комбинезон по индпошиву…
Когда же по весне 1977-го выяснилось, что футбольные власти страны несерьёзно отнеслись к той его осенней предупредительной акции и всё-таки отправили СПАРТАК в Первую лигу, наш Председатель, в знак протеста против этого поистине кощунственного решения, решил пикетировать Красную площадь. Единственный в Советском Союзе… С плакатом “СПАРТАК – ЧЕМПИОН!”…
В результате, почти весь первый круг чемпионата Ефремыч провёл в Лефортовской тюрьме КГБ СССР и был выпущен оттуда исключительно под личное поручительство союзного министра сельского хозяйства Валентина Карповича Месяца – только-только назначенного на эту должность номинально-ведомственного поклонника ашхабадского “Колхозчи” и страстного болельщика московского СПАРТАКА. И то, в немалой степени потому, что натурально обезглавленный наш колхоз катастрофически валил план Десятой пятилетки…

В разгар сенокоса Ефремыч был выпущен на свободу, однако перед ноябрьским праздниками того же года Председатель оказался в Лефортово, на нарах, вновь…

Произошло это после того, как вдохновлённый победной чемпионской поступью по Первой лиге чудо-дружины Константина Иваныча Бескова, он в самый канун 60-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции обратился в Политбюро ЦК КПСС с письмом, где просил старших партийных товарищей, учитывая блестящий футбол обновлённого СПАРТАКА, положительно рассмотреть его просьбу о переименовании нашего кохоза из “Красное знамя” в “Красно-белое знамя”…

На этот раз Ефремыч провёл в гебистском СИЗО всё межсезонье, и от ломящейся ему пятнахи Председателя опять спасло вмешательство союзного сельхозминистра. Ведь в ту осень, обрадованные возвращением Председателя из темницы и воодушевлённые прекрасной игрой СПАРТАКА в Первой лиге колхозники возглавляемого им колхоза намолотили столько же зерновых, сколько все остальные 123 колхоза нашей области, вместе взятые… К тому же, что ни говори, а с 37-го года к этому времени настоящие партийные проверенные кадры, слава Богу, Родина ценить научилась…
Золотую звезду Героя Соцтруда Ефремычу, правда, за двадцатипятикратное перевыполнение за год Пятилетнего плана, не дали, однако в Партии всё же оставили. Но ненадолго, ибо в 1979-м году Председатель сделал хет-трик, в третий раз оказавшись в Лефортово… Хотя по разнарядке сельхозотдела ЦК и СДСО “Урожай” на будущий год он должен был нести олимпийский факел на одном из заключительных этапов предстоящей эстафеты Олимпийского огня…

Случилось так, что после завоевания любимым всеми нашими односельчанами СПАРТАКОМ таких долгожданных золотых медалей чемпионов СССР, Председатель под будущий урожай успешно районированных им в нашей колхозной теплице какао-бобов заказал у Эрнста Неизвестного скульптурную композицию. – Двадцать рядом стоящих и сидящих исполинских фигур по фотографии всего чемпионского состава футбольного СПАРТАКА вместе с тренерами и врачом команды с разворота 49-го номера газеты ”Футбол-Хоккей” за 1979-й год по грандиозному замыслу Председателя должны были стать украшением лично им спроектированной колхозной Красно-Белой площади…
Предполагалось, что они займут своё место прямо напротив памятника В.И. Ленину, а венцом архитектурного ансамбля станут прижизненные бюсты братьев Старостиных, установленные перед самым входом в выкрашенное в красно-белый цвет здание Правления колхоза…
При этом колхоз, учитывая предыдущий отказ, был самолично переименован им в “Колхоз имени Бескова”, парторганизации колхоза большинством голосов было присвоено имя Георгия Ярцева, а сельские тогда ещё восьмилетняя школа и детский сад получили имена Юрия Гаврилова и Фёдора Черенкова соответственно…
Кроме того, в знак признания нынешних заслуг татарского народа в лице Рината Файзрахмановича и Вагиза Назировича и прошлых – в лице Галимзяна Салиховича, в начале декабря месяца Председатель, взяв с собой четыре ящика изготовленного им самим по индивидуальному, с любовью разработанному рецепту, исконно русского напитка, совершил свой первый выезд в столицу Татарии…
Казань была взята им после нескольких дней пребывания в ней…
Без боя…
И русско-татарское, и татаро-монгольское население республики очень хорошо отнеслись к Ефремычу. Председателя до отвала накормили губадьёй, эчпочмаком и ещё дофига чем из того, о чём в октябре писал на Книге taram…
Конину есть не стали… Даже символически…
Привезённого напитка, разумеется, как всегда это бывает, оказалось мало, поэтому необходимую технологию Председатель передал татарским товарищам в дар… Бескорыстно и навеки… Как до него хохлам Крым…
То, что Казанский, Мензелинский, Нижнекамский, Бугульминский, Чистопольский, Усадский и Мамадышский филиалы ОАО “Татспиртпром” до сей поры с успехом применяют профессиональные секреты мастерства Ефремыча, давно уже является в этой республике секретом Полишинеля. Как и то, что первый “AKDOV” на самом деле в реальности датируется концом 1979-го года…
Добавлю ещё, что итогом той поездки явилось малоизвестное в новейшей Советской истории событие – Казань и наша деревня стали навечно “городами-побратимами”…

Но вернуться тогда в колхоз встречать с односельчанами новый 1980-й олимпийский год, Ефремычу, увы, было не суждено…
Последнее недобитое им колхозное марине-снэйк написало в Центральную Ревизионную Комиссию КПСС подлый донос, из-за чего на обратном пути следования, в результате спецоперации КГБ на административной границе с Чувашией Председатель был снят с поезда и в наручниках, кандалах и железной маске, почти такой же, каковую до него надевали разве что только на брательника Людовика XIV из известного романа А. Дюма (отца), был отправлен по ставшему ему уже привычным маршруту на Лефортовскую кичу…
На этот раз министр сельского хозяйства тов. Месяц оказался бессилен…
Несмотря на личное ходатайство за Председателя у дорогого товарища Леонида Ильича Брежнева и мотивацию тем, что без Ефремыча будет ну никак невозможна реализация уже почти подготовленной к принятию Продовольственной Программы СССР.
Репрессивная машина государства заработала на полную катушку.
Прокурор просил вышку…
Исключительной меры тогда удалось избежать только благодаря своевременно начавшейся в Татарской АССР бессрочной акции неповиновения в поддержку Ефремыча, грозившей поставить под угрозу проведение Московской Олимпиады-80.
В итоге, в отличие от Штуга, Председатель положил партбилет на стол и следующие десять лет был вынужден поднимать сельское хозяйство Заполярья. Где и встретил следующее чемпионство СПАРТАКА во главе им же там и организованного КБЗ.

Во время вынужденного отсутствия Ефремыча в родных краях колхозники с любовью и уважением берегли и чтили память о нём, продолжали регулярно пользоваться уникальным секретом производства его напитка и, снимая пробу, после первого тоста “За СПАРТАК!”, второй – всегда произносили за здравие своего Председателя…
Вернувшись с отменой 6-й статьи Конституции на малую родину, Ефремыч вновь занял бережно хранимое все эти годы для него односельчанами кресло сельского Главнокомандующего и продолжил начатое им Большое Дело…
Девяностые стали “Золотым Веком” Ефремыча. Когда, вдохновляемый регулярно присылаемым Председателем тем самым чудодейственным эликсиром Олег Иваныч громил всех и вся на постсоветском пространстве, вызывая в нашем колхозе немыслимый подъём производительности труда всех без исключения крестьян и невиданный прилив КБ-патриотизма…
Кстати, мало кто знает, но, говорят, что идея бренда “Тот Самый”, известного на постсоветском пространстве по рекламе индийского чая со слоном, на самом деле изначально тоже принадлежит нашему Председателю. Который после возвращения зарегистрировал эту ТМ в Роспатенте для “Того Самого” изготовленного им по индивидуальному рецепту напитка, с помощью которого он брал в 79-м Казань… Правда потом, когда руководство СПАРТАКА, как всегда, со счётами в руках раздумывало, покупать у Ахметова Видича или дорого, он без колебания продал данный товарный знак некоей столичной чаеразвесочной компании, которая, модифицировав предназначение, с успехом использует его и поныне…

С началом века Председатель стал заметно сдержаннее и спокойнее…
Он дистанционировался и от КПРФ, и от ЕР. Любил иногда, со стаканом в одной руке и удочкой – в другой, отсидеть утреннюю зорьку, и, по слухам, консультировал, случалось, по телефону по вопросам повышения эффективности сельскохозяйственного производства и переработки продукции Александра Григорьича Лукашенко… Думаю, излишне объяснять, кому в немалой степени обязан своими беспрецедентными успехами в этих отраслях сумевший сохранить для потомков вкус натуральных продуктов братский белорусский народ.
Батька всегда ценил и чтил помощь настоящего, а не тряпочного друга, и в знак благодарности бесплатно отдал СПАРТАКУ Егора Филипенко и Дмитрия Хлебосолова… Кроме того, он еженедельно за свой счёт заливал по самую горловину топливный бак председательской ”Нивы”, строго по графику присылая на наш колхозный двор бензовоз с изготовленным из чавесовской нефти высокооктановым бензином.

Своих детей у Ефремыча официально не было, поэтому официально чужих детей он любил, как родных, и души в них не чаял. Хотя, о чём я?.. – После окончательной и бесповоротной КБ-победы в нашей деревне во второй половине 70-х, Ефремыч больше никогда не делил колхозников на “своих” и “чужих”, а тем более маленьких беззащитных детей и подростков…
По этой причине особо пристальное внимание Председатель уделял развитию в нашей деревне подросткового футбола… Он на свои собственные деньги построил и оснастил по последнему слову деревенскую детско-юношескую спортивную футбольную школу. А потом, вскоре, как-то хорошо бухнув с гостившим у него одним известным российским академиком, большущим болельщиком СПАРТАКА, а потому – порядочнейшим и умнейшим человеком, тоже присвоил ей с похмелья статус Академии…
Футбольная Академия деревни с успехом выступала в чемпионате области, где, несмотря на постоянные козни со стороны Областного Футбольного Союза и мелкие подлянки, кидаемые областным КДК, в крайние годы регулярно и безусловно, как Лео Месси, становилась лучшей… При этом, ни всячески лелеемая областной администрацией команда межрайонной газораспределительной станции, ни полуафриканская, чуть ли не с Бориса Годунова времён ведущая свою историю труппа частного конелыжезавода, не говоря уже о горелуковом коллективе высокооплачиваемых физкультурников ”Сапсан”, из года в год высасывающем последние деньги налогоплательщиков из областной узкоколейной дороги, не могли тягаться с нашими молодыми футболистами, сколько бы не старались с первых минут матчей отрежиссированно подпрыгивать гурьбой со скамеек запасных их шуты-тренеры Панталоне… Причём, ходили разговоры, что в 2008-м году, в то самое время, пока основной состав Академии боролся за чемпионское звание на первенство области, составленная из деревенских пацанят на год младше вторая команда нашего колхоза, выступая по личной просьбе Александра Григорьича, заявившего будто бы инкогнито в пердседательском кабинете Правления нашего колхоза, - “Да лана, Ефремыч, не сцы. Ну кто может догадаться?.. Чё ты, как маленький, я ття умоляю… Наших хлопцев в лицо никто там, один хер, не знает”, под флагом борисовского “БАТЭ”, вышла в групповой этап Лиги Чемпионов, где дважды сыграла вничью с “Ювентусом”…

Да уж… Были раньше времена… И девки сисястые, не чета нынешним… И трава настоящая… зелёная… А уж масло-то, масло было настолько масленее, что сейчас такого масляного масла даже в Новой Зеландии вряд ли возможно сыскать…
И то ли время брало своё, то ли какая-то, непонятно откуда взявшаяся вера в бывшего высшего офицера, переросшая в последнее время в, наоборот, такую понятную бесконечно-безмерную веру в Валеру, делали своё дело, но в крайние годы никакими акциями Ефремыч не запомнился. Разве что заказом у Зураба Церетели монумента Олега Иваныча, о котором я как-нибудь расскажу подробнее, да начавшимся с дисквалификации после ТОГО случая Веллитона поэтапным переводом нашего колхоза на торфяное и дровяное отопление, которое форсированно завершилось полным отказом от использования голубого углеводородного топлива сразу после ТОЙ красной Парехе…

Не… Сейчас расскажу про статую. Без неё рассказ про Ирода будет совершенно неполным…
Выполненная Зурабом Константиновичем точно в полном соответствии с заавотаренной Zdazzом в личном профайле фотографией Тренера, Статуя Олега Иваныча, подобно известной манхэттенской Статуе Свободы, стала главной архитектурной и культурной достопримечательностью нашего колхоза.
Поговаривают, что уважаемого скульптора Церетели уговорил взяться за работу его земляк, именитый грузинский футболист Реваз Челебадзе, проезжавший как-то мимо нашей деревни в столицу и остановившийся перекусить в нашем колхозном спартаковском “Пабе”. Ни для кого не секрет, что неоднократно приглашавшийся в своё время К.И. Бесковым в СПАРТАК Резо Владимирович так и не сыграл за Красно-Белую народную команду ни одного матча. Поэтому, увидев с автострады выкрашенное в цвета своей мечты здание Правления колхоза, ставший футбольным агентом бывший футболист решил познакомится с живописной местностью и культурой местного населения поближе…
Вкусив с Председателем его прекрасного эликсиру, спев с ним несколько раз на брудершафт “Сулико”, и, вобрав в себя многочасовой душещипательный рассказ Ефремыча о своей яркой болельщицкой молодости, батоно Резо получил такое сильное впечатление от увиденного и услышанного, что в тот же день клятвенно пообещал привезти в народную команду юную восходящую звезду мирового футбола… Что, собственно, и сделал спустя некоторое время…

И Зураб Церетели тоже, надо признаться, не подкачал…
Возвышающийся над Волгой гигантский бронзовый Олег Иваныч, такой скромный и родной, в пуховике со спартаковским ромбом, крепко стоял на ногах на постаменте высотой с двенадцатиэтажный дом, по-простому, по-нашему держа в руке пластиковый стаканчик, и, с как бы чуть виноватым прищуром, улыбаясь, посматривал в сторону столицы нашей необъятной Родины… Казалось, будто он вот-вот сейчас же негромко с хрипотцой произнесёт, обращаясь к нам, сельчанам: “ Ну, за вторую, пацаны!..” А потом, резко выдохнув, результативно опрокинет содержимое стаканчика в свое металлическое лоно…
Стоящие чуть поодаль разноцветные вышки сотовых операторов при этом выполняли роль воображаемых спиннингов Олег Иваныча, а посему органично вписывались в единый природно-архитектурный ансамбль…
На второй год после установки, в стаканчике поселились свившие там гнездо аисты, что мудрыми стариками было сочтено за очень хорошую примету. А к самому монументу со вторника по субботу устремилась бескрайняя вереница свадебных кортежей со всех близлежащих областей РФ и Ближнего зарубежья с молодожёнами, считавшими своим долгом поклониться в столь ответственный для себя день великому герою.
Народная молва утверждает, что однажды наши края посетил выдававший замуж свою внучку отставной высокопоставленный сотрудник спецслужб, который в своё время лично руководил задержанием Ефремыча на поезде в Чувашии. Приехав с молодыми в это ставшее свадебно-трендовым торжественное место, седовласый генерал долго стоял неподвижно, вглядываясь сквозь окуляры армейского бинокля в ромб на пуховике Тренера, где скульптор Церетели вместо мяча изобразил барельеф Председателя… А когда, наконец, узнал его, то с несвойственной разведчику невыдержанностью заскрежетал зубами и горько заплакал в бессильной злобе…
Да что там свадьбы!.. Несколько раз, 22-го апреля и 19-го мая, сам товарищ Геннадий Андреич Зюганов привозил сюда на автобусах ребятишек из столицы и под звуки пионерского марша “Взвейтесь кострами, синие ночи!” собственноручно повязывал им здесь красные галстуки.
А был ещё случай, когда большая группа кинематографистов Монголии, разбив вокруг монумента юрты, два года безвылазно пыталась снять здесь документальный фильм с рабочим названием “Восьмое чудо света”.
Сам фильм, правда, наши монгольские друзья так до конца и не сняли – что-то там у них не заладилось… Но зато они благополучно научили наших односельчан готовить прямо на дороге в спижженой с колхозной фермы молочной фляге на костре хар-хох и гнать из коровьего молока в скороварке тарасун…

Несколько лет простоял бронзовый Олег Иваныч на нашей колхозной земле, неся людям радость, счастье и, внушая им исторический оптимизм. Однако по чистому по совпадению аккурат после покупки Зенита Газпромом, монумент внезапно стал мешать плановым полётам Дальней Авиации, нормальной работе глонассовской навигации и серьёзно препятствовать сезонной миграции занесённых в Красную книгу лебедя-кликуна и краснозобой казарки... Кроме того, вдруг выяснилось, что земля под него оказалась оформленной в Роскадастре с грубейшим юридическим нарушением Закона – с неполным соблюдением графических требований “Инструкции по межеванию земель”, вылившейся в ошибку в 6,5 сантиметров при определении границ участка, а гамма-фон в непосредственной близости от монумента, оказалось, превышает на целых 1,15% среднеобластное значение… В результате, известным районным столичным судом по совокупности было вынесено постановление о немедленном сносе, и одной из тихих летних ночей, а именно после очередной нашей победы над клубом из города на Неве, монумент был тайно демонтирован спецназом Спецстроя России и вывезен в неизвестном направлении…
Председатель отнёсся к недружественной акции со стоическим философским спокойствием. Он только по-крестьянски хитрО улыбнулся и перечислил без одного рубля всю до копейки полученную по страховке монумента немалую сумму на строительство стадиона “СПАРТАК”. Этот рубль наш дальновидный Председатель перевёл на банковский счёт владельца одного московского профессионального клуба, который тоже собрался строить свой футбольный стадион и с этой целью даже уже провёл там пять лет назад церемонию закладки первого камня. На законный вопрос односельчан: “А нахуя?”, – Ефремыч обычно отвечал: “Надо помогать каким-никаким, а всё ж соотечественникам, с возможными будущими расходами”. И затем добавлял, глядя прямо в глаза крестьянам, расстроенным таким, по их мнению, непонятным финансовым расточительством: “Да не сцыте вы, мужики. Один куй, эти деньги всё равно потом к нам вернутся”…

К тому же, увлёкшись к старости ламаизмом, и, послушавшись, перекушав “Того Самого” напитка, мудрого совета одного столичного бухгалтера – “условного Сахарова” и короля снов – “вглядеться внуть себя”, Председатель увидел внезапно открывшуюся ему там квинтэссенцию истины… – Что, будто бы столь частое, чуть ли не ставшее постоянным второе место СПАРТАКА предопределено свыше – им, Ефремычем… А, точнее – его, Ефремыча, фамилией…
В связи с этим, выйдя из транса, Председатель импульсивно решил поменять её на фамилию Гагарин… И даже с этой целью тотчас поехал в УФМС областного центра… Однако, протрезвев по дороге, и, вконец окуев по прибытию от несметного, совершенно ипанутого количества расплодившейся в новой действительности бюрократии, решил оставить всё как есть… Полностью положившись на Высший Промысел, вверив судьбу команды Валерию Георгиевичу Карпину, и, решив, что будет верить в него обоих до последнего…

Так Ефремыч и жил-не тужил, продолжая оставаться для сельчан гарантом благополучия их колхозной жизни, символом справедливости и образцом верности однажды и на всю жизнь выбранным цветам…
Односельчане Председателя очень любили и уважали, хотя деревенские галантерейщики никогда и не пытались на продаваемых ими шарфах размещать лозунг “Верим в Ефремыча!”…
Да что там любили… – Горой стояли за своего Председателя колхозники!..
Даже тогда, когда в 07-м году, почитай в самый разгар уборочной, раздасадованный нелепой концовкой одной весьма знаковой игры Председатель по пьяной лавочке натурально сдал на мясо последнего живого колхозного реального коня Анопку. И пох, что пахать затем было не на чем, но все односельчане этот его поступок единогласно поддержали. Так и записав в резолюции общего крестьянского собрания. Лаконично… Мол, решение Председателя, сдать коня на мясо, поддерживаем всем миром, ибо “Коней – ненавидим, а Мясо – любим!..”

Так вот…
Я отвлёкся тут немного и возвращаюсь ближе к теме…
Есть у Председателя нашего одна отрада… Не, не подумайте чего плохого, мол, колхозную повариху Любашку по толстой заднице, проходя мимо, ладонью шлёпнуть или, там, после бани с вискариком посидеть-послушать в тёплом предбаннике в хороших наушниках ранние хиты “Машины времени”, “Воскресения” и “Круиза”, нет… – Любит Ефремыч утречком, по пути в Правление заглянуть в расположенную рядом малокомплектную начальную школу… Где в уютном кабинете информатики, музыки и основ проектной деятельности единственный ученик второго класса – смекалистый сын бухгалтера Рабиновича – Петька, ежедневно открывает ему на 486-м компьютере – ЕЁ… Единственную отраду нашего Председателя, гениальное изобретение всего правильного прогрессивного человечества – спартаковскую Гостевую ВВ…
Поэтому Председатель в курсе АБСОЛЮТНО ВСЕГО НА СВЕТЕ… – От кулинарных рекомендаций насчёт чего бы, блять, такого прикольного пожрать и выпить, до самых смелых новаторских идей по давно назревшей, по мнению подавляющего большинства Книги, но никуя не понимаемой тупорылой ФИФой, необходимости улучшения правил футбола…
Вот почитает Ефремыч по-крестьянски основательно, без спешки Гостевую ВВ за минувшие сутки, и успокоится его сердце. Теперь можно с чистой совестью и за работу браться. И ведь действительно – быстрее от этого спорится работа в колхозе! И рожь с пшеницей на полях веселей колосятся, и радостнее доятся на ферме коровы!..

Но вот пришла печаль, откуда не ждали…– Загрустил наш душа-Председатель…
Сутки, вторые, четвёртые проходят, а только всё чернее да угрюмее становится Председатель… А как же ему быть иначе, коли не пишет его Любимый Автор – Юрий Ирод СМ?..
Замолк Юра и ни гу-гу… И ни слуху о нём, ни духу…
И никак не может взять в толк Председатель, почему это всю дорогу выдавал Любимый Автор регулярно “на гора” свои законные 7,38 сообщений в день, а тут, вдруг – хуяк и пропал внезапно почти на неделю куда-то, прав на то никаких не имея?..
И никто не разъяснит Председателю, чё за .уйня, мля, творится, в натуре?.. И, как после этого жить ему, Ефремычу, дальше?..
Ох, зелена-тоска обуяла Председателя. – Забухал на этой почве атец наш родной…
Но перед тем как забухать конкретно, созвал он Сельский Сход и обратился к односельчанам примерно с такими словами. Мол, никуя не пойму я, атцы, почему перестал вдруг писАть на ВВ Юра Ирод и куды он, стервец такой, подевался?.. А покуда, мол, я этого не узнаю – жизнь, мол, мне моя не мила совершенно…
И даже больше сказал… Мол, ипал он, ваще, оральным способом, такую ставшую вдруг в одночасье никчемной свою нынешнюю совсем теперь бездуховную жизнь, а посему, тому кто разжуёт ему, чё к чему, и предоставит наиболее вразумительный ответ на такой актуальный для него в данный момент вопрос, он, Председатель, обещает при всём честнОм народе отдать свою гордость и красу – председательскую “Ниву”.
Так и сказал… Мол, время не терпит отлагательств… Ждать, мол, не могу... Боюсь, мол, как бы чего не вышло, а, потому, срок – три дня!..
И объявил конкурс сочинений на указанную выше ДимОном74 тему…
Сказал и вырубился… А потом, как обещал, ушёл бухать конкретно… А кули ему ещё делать зимой?.. В сельскохозяйственное, так сказать, межсезонье... Между уборочной и посевной страдАми?.. – Как нам с вами, – только .уйнёй страдать и остаётся…

А в сельпо в тот день взрослые мужики смели подчистую все тетрадки и чернила…
А у гусей с личных подворий ободрали все перья…
И трое суток долгими зимними ночами вся деревня жгла свечи, лучины и керосинки…

Время, как всегда, работало против участников соревнования… Первые сутки конкурса только редкий недоумевающий лай встревоженных наступившей необычайной тишиной дворовых собак да мычание недоенных коров отвлекали новоявленных писателей-деревенщиков от процесса сочинительства. Поэтому наутро из лабаза исчез скотч, и теперь уже ничего не могло помешать концентрации мысли свежеиспечённых литераторов.
Даже непокорный ветер, и тот смиренно стих из уважения к нелёгкому крестьянско-писательскому труду…
Один только тотальный скрип пера раздавался повсюду…
А куле бы и не поскрипеть было перьям? – Хоть и не нова была председателева “Нива” и пожалована была ему ещё там, в Заполярье, за победу в соцсоревновании, посвящённом 26-у съезду Партии, да не кажный день в нашей деревне такие тачилы на кон ставят!

Я не буду здесь рассказывать про то, как при награждении Ефремыча году новым автомобилем в заснеженном Заполярье, вручавший эту награду Председатель Воркутинского горисполкома – сам болельщик СПАРТАКА с 1935-го года, увидев, как наливаются кровью всегда такие добрые и весёлые глаза лауреата, решил не рисковать и тихонько шёпотом попросил сидевшего рядом в президиуме торжественного собрания начальника местной городской пожарной части взять себе эту новую, а свою годовалую красно-белую служебную “Ниву” отдать от греха Ефремычу… И, как потом тот подполковник, единственный в системе ГУПО МВД СССР, следующих целых пять лет, как мудак, стыдливо ездил на той новой голубой…
И про то, как в отсутствие автомобильных красок на Советском Севере, Ефремыч по подсказке чалившегося тут шамана поехал прямо на северное сияние и своею собственной кровью, смешанной с карликовоберёзовым соком и корой полярной ивы, закрашивал цифру ноль в коротком телефонном номере противопожарной службы… И как на обратном пути невесть откуда взявшаяся пара бешеных песцов набросилась на машину Ефремыча, расцарапала когтями в клочья запаску и прокусила оба задних колеса и бензобак, и он на буксировочном тросе в одиночку, подобно волжскому бурлаку, восемьдесят километров по раскисшей тундре тащил своего раненого железного друга до тёплого гаража…
И про то, как на этом, ставшем ему почти родным, автомобиле с номером один, будучи официально невыездным, он в два своих отпуска подряд побеждал в “Ралли Париж-Дакар”, принося угольному разрезу Воркуты такую нужную ему для закупки импортного оборудования валюту, а потом, десять лет спустя, ещё раз первенствовал в гонках американской серии “ИндиКар”…
И про то, как победил бы и в третий, да, по слухам, поддавшись на уговоры Фёдора Конюхова, совершил вместе с ним остающийся единственным до сих пор в мире автомобильно-северноолений переездо-переход по маршруту легендарного Чкаловского авиаперелёта через Северный полюс. Когда, отгоняя заточенными палками моржей, белых медведей и полярных волков, и, вытаскивая из снежного плена тросом по очереди, то северный олень Фёдора Конюхова – Председательскую “Ниву”, то “Нива” Ефремыча – оленя Конюхова, они героически преодолели вчетвером 8504 км до американского Ванкувера…
И про то, как приехавший отнимать её в лихие 90-е представитель подмосковного криминалитета, присел было на корточки посмотреть, не капает ли с поддона масло, да так потом до конца своих дней и не смог больше разогнуть колени и подняться и по сей день растопыренными пальцами просит милостыню где-то около паровозных депо Москва-Сортировочная…
И особенно про то, сколько раз Ефремыч ездил на ней на выезда от Лиссабона до Владивостока, и, как однажды оставил её со стуканувшим двигателем в новосибирском аэропорту “Толмачёво”, а она, словно верная собака, через неделю сама вернулась к нему в родную деревню, без водителя, одна по российскому весеннему бездорожью…
Но я не могу не сказать о том, что на этой машине училось ездить, прежде чем сдавать на права, всё мужское население нашей деревни, и поэтому для каждого сельчанина она была по-настоящему родной…
Вот потому-то и стояла такая необыкновенная тишина вокруг, что, если бы теми ночами человек с относительно хорошим слухом прошёл бы по центральной улице нашего села, не приближаясь к хатам, то он бы смог отчётливо услышать не только мирное посапывание детей, тихое причитание хозяйки да шуршание скомкиваемой и в сердцах выбрасываемой в пламя русской печи замаранной неудачной экспресс-мыслью писателя бумаги, но ещё и как негромко пукают непроизвольно во сне в стоящих рядом домах бабка Махора да бабка Клава из недавней мессаги Александра aka авоськи…

Три дня и три ночи выдвигала деревня свои версии в литературной форме… И уже было объявлено, что вечером в среду, 28-го, в сельском клубе состоится торжественная читка произведений, подведение итогов конкурса, награждение победителя, общеколхозный фуршет и традиционный предновогодний концерт деревенской самодеятельности, когда примерно в полдень указанного дня находившиеся в здании Правления сельчане, где в кабинете Председателя проходило последнее подготовительное заседание конкурсной комиссии, услышали детский, истошно громкий, исполненный отчаяния крик: “Таки да! Поликагпий Ефгемович, Всё пропало!..” (с), по одной трети КБИ, я и ВВ)… А ещё через две секунды дверь кабинета с треском распахнулась, и туда, вращая зелёными глазами, стремглав влетел запыхавшийся второклассник Петька Рабинович – наш связной между полупатриархальным укладом нашей деревни и клокочущим миром ВВ.
Отдышавшись, и, испив колодезной холодной водички, юный гонец-марафонец достал из кармана распечатанную на матричном принтере текущую страницу Книги, из которой явствовало, что ПРОПАВШИЙ ВОСЕМЬ ДНЕЙ НАЗАД ИРОД НЕОЖИДАННО ОБЪЯВИЛСЯ… Восстал, так сказать, из временного своего небытия… Или, говоря его собственными, произнесёнными по пришествию словами, - “Вылез… Не отменяя собственной аналитики…”

Дело на глазах приобретало диаметрально противоположный оборот… А почти идеально с таким тщанием спланированная на предстоящий вечер сельская культурная программа медленно, но верно накрывалась медным тазом…
Председатель, получив подтверждение, что с его кумиром всё нормально, погладил шершавой крестьянской ладонью своего малолетнего душеспасителя по кучерявой голове, скупо, по-мужски прослезился, подошёл к заветному буфету и достал оттудова литровую бутылку “Грей Гуза”, привезённую им самим в своё время из Западной Европы, куда ездил лично просматривать кандидатуры возможных, предполагаемых им, тренеров СПАРТАКА вместо Чернышёва, и, которую берёг “на чемпионство”, лет уже, почитай, почти с десяток…
Потом он налил себе целый гранёный стакан до краёв, от всей души пожелал здоровья Ироду (надрать бы ему, хулигану, жопу жегалой) и залпом осушил его, предварительно звонко чокнувшись с этикеткой…
После чего наградил принесшего благую весть тинейджера закусочной ириской и абхазской мандаринкой и проследовал из помещения на воздух, дабы незамедлительно отчалить в районный центр – ставший недавно широко известным, благодаря фильму с Маратом Башаровым в главной роли – город Углец, чтоб с тамошней почты лично отбить возвращенцу срочную телеграмму с Новым Годом на самом красивом из имеющихся поздравительном бланке.
Пока заведенный кривой рукояткой двигатель оставшегося неразыгранным Главного Приза прогревался, разбрасывая в морозный воздух клубы снежно-белого дыма, Преседатель надёжно закрепил на двухметровом флагштоке автомобильной антенны неоднократно обагрённое своей собственной кровью Знамя – красное полотнище ДСО “Спартак” с белой диагональной полосой и орденом Ленина. Как на аватарке Архитектора, но с классическим Спартаковским Ромбом, безукоризненно правильно дорисованным в диаметрально противоположном ордену углу флага, на Ростовском, по словам Председателя, выезде будущим известным живописцем Никасом Сафроновым. Когда тот ещё до армии в далёкие-предалёкие времена учился в местном художественном училище и подрабатывал в тамошнем ТЮЗе художником-бутафором…
После чего, задвинув рукоятку дроссельной заслонки, Ефремыч встал на сияющую подножку отечественного внедорожника и произнёс короткий спич…
В нём он сердечно поблагодарил всех принявших участие в литературном сражении односельчан, но при этом денонсировал само Положение о конкурсе… Объявив его проведение уже неактуальным, и, обещая по приезду, поставить перед Администрацией сельского поселения вопрос о необходимости создания нашего собственного местного Деревенского отделения Союза писателей России. А также выразил намерение вскорости провести между почти состоявшимися колхозными литераторами новый писательский конкурс с тем же самым Главным Призом – конкурс литературных сочинений с ответами на время от времени всплывающий на Книге вопрос “Куда подевался Алекс Грин?..”
Закончив речь, Председатель с любовью расправил Красно-Белый стяг, который прошёл с ним огонь 70-х и 80-х, воду первой половины 00-х и медные трубы 90-х, и который Ефремыч всю дорогу берёг, как настоящие гвардейцы берегут Боевое Знамя части, погладил Ромб, громко просигналил известные “Та-Та, Та-та-та. Та-та-та-та, Та-Та”, дал по коробке, и окрашенный в любимые цвета болид стрелою унёс его в уже начавшую смеркаться бескрайнюю ширь родных просторов…

Когда машина председателя превратилась в маленькую точку на чёрно-белом зимнем российском горизонте, в Красно-белой среде так внезапно и где-то даже вероломно лишённых возможности культурно, а, самое главное, познавательно провести предстоящий вечер односельчан, пошло брожение…
Надо признаться честно, что решение об отмене конкурса приветствовали далеко не все. И скажу больше… Уже даже такое монолитное с утра крестьянское общество было начало делится на литературофилов и фобов, а обстановка стала ощутимо накаляться… Но в этот тяжелый момент истины своё весткое слово сказал всеми уважаемый и наиболее интеллигентный представитель КБД, учитель русского языка, физкультуры и литературы поэт Буревестник…
Выдержав паузу, пока общенародный гвалт стихнет, трибун начал издалека... Речь его, как всегда, была коротка, но убедительна. Мол, общеизвестно, что пред- и посленовогодняя недели являются самым прайм-таймом года в подведении итогов всяческих “десяток лучших”, “золотых мячей”, “финалов кавээнов” и прочих, согласно избитой ВэВэшной фразеологии, “вишенок на торте”… И, если наша деревня не хочет плестись в хвосте современных тенденций мировой субкультуры, то и нам, крестьянам, мол, не мешало бы закуярить чё-нибудь этакое… Тем более что из-за отпавшей само по себе надобности в определении лучшего игрока СПАРТАКА в декабре, в настоящее время, мол, возник информационно-определительный вакуум, а природа, как известно, из слов Аристотеля и Франсуа Рабле, не терпит пустоты…
После чего, глядя в перевозбуждённо-вопросительные глаза колхозного электората, он, ничтоже сумняшеся изрёк простое по свое сути, но гениальное по силе произведённого эффекта, предложение – провести, ни много ни мало, а… подсчёт “очёчков на аналитика” для определения лучшего оного на новом релизе гостевой ВВ…

Оху… (зачёркнуто) Обомлевшие сельчане, затаив дыхание, переглянулись…
Нет, они были совсем не против…
А скорее даже – “За!”
Причём “За!” – единогласно и обеими руками…
Но их смущала гранитная монументальность этого фактически культового понятия, окутанного для простых селян ореолом таинственности, а также несомненное присутствие нимба вокруг головы счастливых обладателей “очёчка”, которым колхозники автоматически наделяли их при прочтении соответствующих страниц Книги… К тому же, каждого из крестьян особенно пугало возможное повторение стариковского ворчания Козыря_) – “а не многовато ли ты опять взял на себя, парень?..” с последующим указанием на немалое сходство с нехилым количеством сплывших с Книги этаких зеркальных “сенсеев”-пиздаболов…
Сомнения развеял проживающий в нашей деревне действующий чиновник районной сельской администрации тов. Родин, не понаслышке знакомый с законами нашего государства и даже пару раз хотевший обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом, относительно возможного приобретения Андреем Диканем статуса легионера… Он сразу сказал, что любая ФАС, не говоря уже о КС, однозначно встанет на нашу сторону в ответ на готовое вырваться из уст удивлённых заслуженных сокнижников “Да ты ах-хуел?!?” Ибо, мы, крестьяне, никоим образом монопольно не посягаем ни на ставшее практически субкультурным артефактом понятие “очёчко на аналитика”, ни на само почти запатентованное право наделения им… А просим уважаемую общественность только дать нам скромную возможность огласить результаты субъективного подсчёта этого сАмого “очёчка”. Без прохождения нудной специальной процедуры обязательного государственного лицензирования…
Не, скажу честно… Были среди крестьян и “ястребы”… Которые в ответ на возможные претензии в том, что мы “слишком замахнулись” и обвинения в “сенсеизме” предлагали особо не церемониться. И, если, допустим, более-менее культурный крестьянин Соев предлагал нахально и безапелляционно парировать предполагаемый возможный выпад классическим “Это мне свойственно” (с), ПВ), то бесспорно лучший деревенский футбольный комментатор – колхозник Васюткин, со свойственной ему почти экстремистской решительностью и краткостью прямо предложил просто-напросто послать всех “в жопу” (с), из блога…)

Мнения актива разделились, пока не выступил недавно получивший мандат, ещё не вполне отошедший от активной спортивной жизни депутат сельсовета тов. Луев В.А., человек, всегда открытый для диалога и готовый к достижению компромисса, а также большой любитель бокса.
Он предложил следующее… Мол, пусть это будет, допустим, определение лучшего аналитика “по одной из версий”. Как, например, в профессиональном боксе… Да, хоть “по версии ВБА”… Ну, по которой побеждал Николай Валуев. Чемпион мира среди самых не аналитиков… А классическая версия – версия Egora – пусть остаётся самой престижной… Типа, “по версии ВБС”…
– К тому же, ведь, и виски – это не только шотландские “Джонни Уокер”, “Чивас Ригал”, или, там, ирландский “Бушмилс”, а и диковинный “Сантори Какубин”, и благоуханный брутальный распрекрасный отечественный аналог “Джемесона” – вполне себе виски “Прасковейское”, – как справедливо отметил взявший вслед за народным избранником слово бывший сельский студент и столяр, а ныне блестящий деревенский литератор и пофигист колхозник Укропов…
– И, что характерно, – ёмко заключил он, – все они находят своего почитателя и потребителя…

Короче, на том и сошлись… Мол, будем определять аналитика “по версии ВБА” и ниипёт… А расшифровывать аббревиатуру ВБА для пущей солидности было решено как – Всеколхозная Бюрократическая Ассоциация, за собственно создание которой в стенах нашего колхоза все тотчас же дружненько единогласно проголосовали и выпили…
После чего, умиротворённые разъяснениями сущности предполагаемых юридических коллизий и разгорячённые вновь появившейся возможностью славно и плодотворно скоротать предстоящий вечерок в обстановке культуры и камерности нашего сельского клуба, мы, въипав повторно за грядущий успех предприятия по двести пятьдесят миллилитров “Того Самого” фирменного русского традиционного крепкого напитка, решили незамедлительно начать действовать…


(Конец первой серии)


Вернуться в Литературный клуб




Яндекс цитирования
Связь с администрацией сайта -
Создание - Сёма.Ру
© 1997 - 2018 SPARTAK.MSK.RU. При полном или частичном использовании материалов сервера, ссылка на http://spartak.msk.ru обязательна.
Название "Спартак" и эмблема являются зарегистрированными товарными знаками МФСО "Спартак".